В авторитарных обществах существует прекрасная традиция: там правитель добивается того, чтобы народ попросил его править. Тем самым он хочет сказать: я вовсе не стремлюсь к власти, я лишь хочу служить моим подданным, как бы это ни было тяжело для меня. Но кто может попросить правителя принять на себя бремя власти? Кто может, так сказать, выступить в образе идеального подданного или теленарода, если использовать категории XXI века?


На этот вопрос советники Владимира Путина дали не один ответ в среду, а сразу два — причем, в ходе множества актов. Первый ответ прозвучал днем в Москве. Тогда российский президент встретился с юными добровольцами — участниками различных социальных и экологических проектов. Это было классическое комфортное мероприятие, характерное для политиков: детально разработанное действие — вплоть до белых кроссовок на всех ногах и улыбок на всех губах.


Вдруг показалось, что Путин — главнокомандующий окруженной врагами России — исчез. Вместо него тут был Путин Добрый, лидер России, страны любви. Он процитировал Антона Чехова: «Как много в России хороших людей!» Милосердие и любовь к ближнему, сказал Путин, всегда были в душе русского народа.


Кстати о милосердии: Путин благоразумно отказался продолжить цитату, а именно ту ее часть, где Чехов жаловался на чиновников, которые вовсе не проявляли милосердия в отношении крестьян и арестантов в Сибири, которым хотел помочь сельский врач Чехов. Ведь это до сих пор остается проблемой России: любому добровольцу — гражданскому активисту — чинят препятствия, если какой-нибудь чиновник считает, что их действия его раздражают. Некоторые активисты сегодня вновь оказываются за решеткой.


Но как театральные декорации молодые активные люди вполне годятся, тем более для стареющего президента, который фактически правит страной 18 лет, официальная цифра меньше. Один из добровольцев получает возможность задать вопрос, будет ли Путин «еще с нами» в 2018 году. На что тот спрашивает присутствующих об их согласии. Оглушительные аплодисменты, радостные лица.


Занавес опускается. Перемена декораций. Занавес поднимается. Мы видим автозавод в Нижнем Новгороде. Путин в окружении рабочих среднего возраста. Серьезные лица, люди в синих комбинезонах. Больше никаких кроссовок и никаких цитат Чехова, никаких разговоров о том, что человек должен быть благородным и т.д., а патриотическая риторика, воспоминания о выигранных сражениях, начиная с первых лет XVII века. И лишь здесь, выступая перед рабочими завода, после второй просьбы за день, Путин дает официальный ответ: да, я выдвину свою кандидатуру. Оглушительные аплодисменты, радостные лица.


Чему это учит?


Российское телевидение, как когда-то телевидение бывшей ГДР, бросает вызов фантазии телезрителя, поскольку ему приходится интерпретировать то, что не было произнесено вслух. И только тогда бросается в глаза, во-первых, то, что Путин намерен баллотироваться не от кремлевской партии «Единая Россия», хотя она представляет собой структуру, которая может выдвинуть его кандидатуру. Ведь немецкие политики тоже не заявляют о своих планах баллотироваться на собрании трудового коллектива завода Volkswagen в Вольфсбурге. Очевидно, Путин считает кремлевскую партию настолько непопулярной, что предпочитает дистанцироваться от нее. Предположительно, он хочет баллотироваться как независимый кандидат.


Во-вторых, Путину нужна молодежь — но только как фотообои. Он хочет казаться молодым, но он не настолько в ней нуждается, чтобы заявить о выдвижении своей кандидатуры на пост президента, выступая перед юными добровольцами. Он предпочел это сделать в присутствии своих традиционных избирателей — рабочих классического крупного предприятия, которое известно со времен Советского Союза. Народ, который подходит Путину, носит синие комбинезоны, у некоторых под ними видны галстуки.


И в третьих, он отправился на гражданское предприятие, а не на танковый завод в Нижнем Тагиле, который во время прошлой избирательной кампании оказал ему большие услуги. Когда пять лет назад в Москве разгневанные противники вышли на улицы, и Путин опасался за свою власть, поддержку оказало оборонное предприятие Урала. Горьковский автозавод не создает танки, он известен как производитель миниавтобусов под названием «Газель», которые по всей России используются как маршрутные такси. В наши дни, когда радуют даже небольшие знаки мира, это все-таки имеет какое-то значение.

Запрещенные в России организации