Клинч в арбитражном суде


В начале ноября PGNiG направил компаниям «Газпром» и «Газпром экспорт» запрос на пересмотр цены на газ в рамках так называемого Ямальского контракта, согласно которому стороны могут вернуться к переговорам на эту тему спустя три года после предыдущей корректировки ставок. В 2014 году польский концерн пытался договориться о снижении цены, но не смог придти к договоренностям с российской стороной. В итоге согласно действующим процедурам дело направили в Стокгольмский арбитражный суд. Вынесение вердикта ожидается уже в этом году. Концерн PGNiG сообщил, что из-за болезни российского судьи процесс затянулся (он должен был завершиться уже летом).


Скорее всего, запрос на пересмотр цены в Ямальском контракте — это элемент правового давления на Газпром в рамках арбитражного разбирательства. Интерпретировать ситуацию таким образом позволяет событие, произошедшее несколько дней назад: российский концерн спустя месяц после появления запроса концерна PGNiG сам обратился к нему с той же инициативой. Почему россияне повторили шаг польской стороны?


Принимая во внимание тот факт, что Стокгольмский арбитраж, по всей видимости, вынесет решение в пользу PGNiG, можно предположить, что Газпром попытается отсрочить появление неблагоприятного для него вердикта. Элементом этой стратегии, судя по всему, было упомянутое выше заявление о болезни судьи. Затянуть процесс могла бы также попытка обнаружить ошибки в ноябрьском запросе PGNiG. В таком контексте шаг Газпрома, решившего в декабре направить «правильное» с юридической точки зрения заявление, выглядит логичным и вписывается в более широкую стратегию.


Официальные предложения Газпрома


Довольно часто Газпром, невзирая на слабую переговорную позицию, активизирует наступательные действия. Это характерная для россиян стратегия: во всех спорных ситуациях они стараются действовать с позиции силы, даже если их шансы на успех минимальны (таким образом они, например, лишились украинского рынка). Вопрос в том, решат ли российские партнеры придерживаться такой модели поведения в отношении Польши вплоть до 2019 года, когда будет принято решение о продлении долгосрочного договора на поставки российского газа?


Отсутствие системы стимулов и недружественные действия Газпрома — это контрпродуктивная стратегия, которая грозит обернуться для российской компании утратой рынков. Пример возвращения на хорватский рынок, между тем, демонстрирует, что концерн, борясь за клиента, способен модифицировать свое предложение. Как сообщала газета «Коммерсант», в новом контракте Газпрома с Хорватией (действующем до 2028 года) появится гибридная ценовая формула. В ней будут учтены как котировки нефтепродуктов (устаревший и невыгодный для покупателя метод), так и цены на газовом хабе в австрийском Баумгартене.


По всей видимости, второй элемент формулы будет играть в формировании окончательной цены гораздо более важную роль, чем это было в предыдущих договорах российского газового гиганта со странами Центральной Европы. Впрочем, это не единственная новость на эту тему: недавно отраслевые издания сообщали о том, что у Газпрома появились договоры, включающие в себя поставки газа по трубопроводам и в сжиженном виде.


«Коммерсант» предполагает, что в 2019 году в ходе переговоров о продлении контракта на долгосрочные поставки в Венгрию россияне могут предложить венграм те же условия, что хорватам. В том же году концерну PGNiG придется принять решение о продлении Ямальского контракта, однако, пока действия россиян не позволяют надеяться на то, что польская сторона получит столь же выгодное предложение.

Запрещенные в России организации