Когда министр иностранных дел Украины Павел Климкин предложил главе венгерского МИД Петеру Сиярто встретиться в Закарпатье для обсуждения языкового закона, тот эмоционально отказал, аргументируя тем, что мнение закарпатских венгров надо было спрашивать до принятия закона. И здесь венгр прав.


По большому счету, языковой конфликт возник из-за того, что мы сначала приняли решение, а потом начали бороться с последствиями. И это важно понимать не только в контексте этой реформы, но и вообще на будущее: изменения нужно проговаривать. Объяснить тем, кто противится и заслушать аргументы тех, кто категорически против.


Любые успешные реформы в мире делаются по одному алгоритму: сначала ты проводишь консультации со всеми заинтересованными сторонами, а затем принимаешь решения. Никогда не будет так, что реформу поддержат все: для кого-то она станет опасной, а для кого-то и смертельной. Но проконсультировавшись, ты по крайней мере получишь обратную связь и убедишься в том, что суть реформ понятна.


Как-то я был в Карпатах в одном современном ресторанчике, где из трех официантов только один кое-как меня понимал. Я не говорю об экзаменах — язык не воспринимают даже на бытовом уровне. А если такой человек попадет к украиноязычному врачу?


Чтобы граждане Украины могли здесь жить и работать, они обязаны знать родной язык. Мы же не уникальны — такие же меньшинства есть и в той же Польше, и в той же Венгрии.


Понятно, что в правительствах этих и других стран есть праворадикальные политики, которые ради своих интересов разыгрывают эту карту. Но если бы мы провели с ними консультации, по крайней мере, знали бы их аргументы. Такие же радикалы есть и у нас — дураки сейчас в фаворе.


Сейчас, имея на руках решения и рекомендации Венецианской комиссии, мы поставили телегу впереди лошади и пытаемся протолкнуть его так, чтобы лошадь осталась спереди. Я убежден, что языковой вопрос не приведет к беспорядкам в Закарпатье. О преследовании нацменьшинств там начинают говорить преимущественно тогда, когда берут за жабры контрабандистов.


Понятно, что Венецианская комиссия не сможет запретить украинскому государству обучать собственных граждан на государственном языке. И чтобы избежать конфликтов в будущем, нашим чиновникам нужно научиться слушать других. Это касается всех — людей, сообществ и даже целых стран. Даже если решение хорошее, но ваше мнение предварительно не спросили — любая вещь воспринимается в штыки.