Писать о президентских выборах в России сложно, но не потому что их трудно понять, а потому что нормальным языком описать такие вещи невозможно. Да, есть кандидаты. Но их фамилии могут появиться в избирательных бюллетенях лишь в том случае, если на это даст свое добро Кремль. Да, есть избирательная кампания. Однако кандидатам дозволяют выступать на телевидении только с разрешения Кремля. Есть и дебаты. Однако Владимир Путин, находящийся у власти в России 18 лет и претендующий на очередной шестилетний срок, не снисходит до участия в них. Есть опросы общественного мнения. Однако их результаты корректируются таким образом, чтобы они совпадали с возможными итогами голосования. Есть и само голосование, но его результат предопределен. Иными словами, то мероприятие, которое намечено на 18 марта 2018 года, является выборами не по сути, а лишь по названию.


У россиян есть выбор. Они могут голосовать или бойкотировать выборы. Это не такое простое решение, как может показаться. Аргументы в пользу бойкота предельно ясны: участие в явном балагане лишь придает легитимность тем, кто его устроил. Сторонники участия в голосовании заявляют, что выборы, даже если они фиктивные, усиливают нагрузку на режим и таким образом создают шанс на перемены. Кремль делает все возможное, чтобы этот спектакль был бессодержательным, а поэтому не надо облегчать ему эту задачу. Попросту говоря, люди, которые бойкотируют выборы, увеличивают тот процент, с которым победит Путин. Однако данный аргумент вызывает сомнения, поскольку соотношение между официальными результатами голосования и реальными неизвестно.


Такие аргументы неоднократно звучали и прежде. Россия проводит фиктивные выборы не в первый, и даже не во второй и не в третий раз. Шесть долгих лет тому назад, когда Путин избирался в последний раз, два его самых известных оппонента (чемпион мира по шахматам, а позже политик Гарри Каспаров и ветеран политики Борис Немцов) призывали к бойкоту. Однако блогер и борец с коррупцией Алексей Навальный выступил против этого призыва. «В призыве к бойкоту нет мобилизующего сигнала, — заявил он. — Эти люди просто говорят: сидите дома, смотрите телевизор и возмущайтесь. Но мы и так весь день сидим дома, смотрим телевизор и возмущаемся». Более того, сказал Навальный, бойкот не приведет к существенному снижению явки.


В декабре 2011 года после откровенно сфальсифицированных парламентских выборов россияне неожиданно вышли на улицы в знак протеста. Казалось, что всю страну охватили демонстрации. Люди протестовали повсюду, а известные писатели, музыканты и актеры присоединились к демонстрациям и митингам. В эту борьбу вступила даже телеведущая по имени Ксения Собчак, которая, как известно, поддерживает тесные связи с путинской семьей (ее отец был первым начальником Путина в политике). Навальный, Немцов и Каспаров стали самыми заметными организаторами протестов. Но в марте 2012 года Путин заявил о своей победе, набрав 63% голосов, и очень быстро закрутил гайки своим оппонентам.


Каспаров в 2013 году был вынужден эмигрировать. Немцова убили в 2015 году. Навального постоянно таскают по судам, обвиняя в мошенничестве и краже денежных средств. Летом 2013 года его приговорили к пяти годам лишения свободы, но потом заменили этот приговор на условный срок, потому что тысячи людей снова вышли на улицы, не боясь арестов. В конце 2014 года Навального посадили под домашний арест, а его брата бросили за решетку, по сути дела превратив в заложника.


Навальный оспорил все приговоры в Европейском суде по правам человека и одержал победу по всем эпизодам. Недавно этот европейский суд назвал необоснованным обвинение и приговор, вынесенный Навальному в 2014 году. Однако российское Министерство юстиции в настоящее время рассматривают апелляцию, и Навальный пока остается осужденным преступником, а его брат сидит в тюрьме. Навальный не только сталкивается с надуманными обвинениями. На него совершаются физические нападения. Однако он превратил свой антикоррупционный блог в крупную, укомплектованную знающими профессионалами следственную организацию, которая продолжает разоблачать коррупцию в российском руководстве и сообщает о результатах своих расследований на необычайно популярном канале в YouTube.


В этом году Навальный также дважды призывал к проведению масштабных протестов, на которые пришло гораздо больше россиян, чем когда-либо прежде, а митинги и демонстрации прошли в большем количестве городов. Тем не менее, эти протесты нельзя назвать чисто политическими акциями, поскольку все их участники приходят в ответ на призывы Навального. А когда протесты заканчиваются, они снова идут домой, смотрят телевизор и возмущаются. В этом году Навальный попытался зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты. Если бы ему разрешили участвовать в кампании, он получил бы, наконец, возможность объединить своих сторонников в рамках политической организации.


Только патологический оптимист поверит в возможность того, что Кремль может разрешить Навальному зарегистрироваться в качестве кандидата, принять участие в кампании и включить свое имя в избирательные бюллетени. Российский закон запрещает осужденным преступникам выдвигать свои кандидатуры на выборные должности. Поэтому формальные юридические основания для отказа Навальному в регистрации имеются, несмотря на решение Европейского суда по правам человека. Но ситуация осложнилась еще до того, как Навальный попытался зарегистрироваться в качестве кандидата.


Телеведущая Собчак выдвинула свою собственную кандидатуру. Похоже, что Кремль поставил на эту кандидатуру свою печать одобрения. Одна из характерных особенностей выборов заключается в участии в них кандидата, который на вид достаточно оппозиционен, чтобы придать избирательному спектаклю видимость легитимности, однако он в то же время достаточно приручен и не представляет никакой угрозы.


Шесть лет тому назад эту роль отвели миллиардеру Михаилу Прохорову. В то время он сказал мне, что один кремлевский аппаратчик напрямую обратился к нему с просьбой заняться политикой. (Сейчас Прохоров живет в Нью-Йорке.) В отличие от Навального, Собчак предоставили эфирное время на государственном телевидении. Однако эта женщина является не более чем символическим кандидатом. Да, она выступает против российской оккупации Крыма и за права ЛГБТ-сообщества, она выставляет в себя в качестве оппозиционного кандидата и просит всех, кто против Путина, голосовать за нее. Собчак выступает в образе «кандидата против всех».

 

Согласившись на ловкий и изощренный постановочный трюк, Собчак пришла на гигантскую ежегодную пресс-конференцию Путина, которая состоялась 14 декабря, и там ей позволили задать вопрос. «У меня вопрос про конкуренцию на этих выборах», — заявила она, а затем задала вопрос, который ее публично попросил поставить Навальный. Она упомянула надуманное обвинение против Навального. Она отметила, что ей очень трудно проводить предвыборную кампанию, потому что люди слишком напуганы и боятся сдавать помещения и распространять агитационные предвыборные материалы. «Все это связано просто со страхом, — заявила Собчак. — Люди понимают, что быть оппозиционером в России — это значит, что либо тебя убьют, либо тебя посадят, либо произойдет еще что-либо в этом духе. Мой вопрос в связи с этим: почему так происходит? Неужели власть боится честной конкуренции?»


Путин дал путаный и отчасти бессвязный ответ, в котором, не называя Навального по фамилии, он обвинил его в стремлении дестабилизировать Россию. «Этого нельзя допустить!» — сказал он под аплодисменты тщательно отобранной аудитории в количестве нескольких сотен человек.


В понедельник заявление Навального поступило в Центральную избирательную комиссию. Организация Навального записала этот процесс на видео. На это больно смотреть. Это была битва человека против бюрократии, похожей на то, что Ханна Арендт называла «господством никого». Навальный изложил причины, по которым он хочет зарегистрироваться в качестве кандидата. Он отметил, что Европейский суд по правам человека признал вынесенный ему приговор недействительным, и призвал чиновников из избирательной комиссии воспользоваться своей независимостью и действовать в соответствии с законом. Председатель ЦИК в ответ заявила, что она беспомощна и не может зарегистрировать Навального, а потом обвинила его в сборе денег под надуманными предлогами и в том, что он «делает идиотов из молодежи».


Как ни пытался Навальный, он не смог заставить чиновников рассмотреть его аргументы по существу. Комиссия единогласно проголосовала за то, чтобы отказать ему в регистрации. Как только заседание комиссии закончилось, Навальный разместил в интернете записанное видео и призвал россиян бойкотировать выборы. Собчак в ответ процитировала его собственные слова шестилетней давности о том, что бессмысленно сидеть дома и злиться на телевизор. «Выборы — это единственный способ что-то изменить», — написала она. Конечно, Собчак исходила из того, что в России существует какой-то способ что-то изменить.