В конце 2008 года Россия была озабочена тем, что Литва противодействует транзиту через свою территорию почти 900 танков. Они застряли в Калининградской области еще с тех пор, как в этот регион из бывшей ГДР была передислоцирована 11-я сухопутная армия СССР. Какой оказалась дальнейшая судьба калининградских танков?

… Российские военные довольно долго  определялись с основным боевым танком. Использовать машины советских времен (начиная с Т-55, принятого на вооружение в 1958 году) было  нерационально. Надежды возлагали на T-95 и на модернизированную версию T-80 – «Черный орел». До их создания ставку сделали на T-90, на базе T-72. Сравнительно новый T-80 остался в стороне, скорее всего, потому, что производственные мощности для выпуска его деталей и узлов оказались после распада СССР за пределами России. Т-90 производит  нижнетагильский Уралвагонзавод. К тому же, и T-90, и T-72 – танки не с газотурбинным двигателем (как у T-80), а с более надежным дизельным двигателем.

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) позволял иметь в европейской части России до 6350 танков. Поэтому часть бронированных машин разрезали или отправили за Урал. Пустили в расход и немало новых танков, выведенных из стран Центральной Европы. Сегодня у России в пределах 15 тысяч танков: около 400 – T-90, 4,5 тысячи – T-80, более 9 тысяч – T-72. Примерно 9,4 тысячи машин нуждается в ремонте.

Несколько лет назад, когда в России подготавливалась армейская реформа, шла речь о том, что будет достаточно 6 тысяч новых танков (большинство – в строевых частях, остальные – на базах хранения). Мировой экономический кризис снизил возможности финансирования производства новых машин. В 2007 году стало ясно, что проект создания T-95 терпит крах. Пару месяцев назад фактически то же было объявлено и в отношении «Черного орла». Россия осталась без нового танка. Надо было полагаться на лучшее из того, что есть нового, и на модернизацию T-72.

К 2015 году запланировали пополнить армию танками T-90 (около 1,5 тысячи) и модернизированными T-72 (более 0,5 тысячи). Уралвагонзавод подготовил программу улучшения тактико-технических характеристик (термовизоры, активная защита,  а главное – продление срока эксплуатации), что позволяет сделать T-72BM практически не уступающим T-90. Министерство обороны России получило разрешение продать старые танки металлургическим компаниям (за период 2007-2009 было продано примерно 9000 машин). Увеличили финансирование оборонной промышленности – в 2009 году оно составило 900 млрд. руб. Однако, разумеется, модернизация требовала очень много денег.

Другой вопрос: силами российского оборонно-промышленного комплекса невозможно произвести столько T-90, чтобы хватило и для нужд страны, и заказчикам из Индии, Венесуэлы. В 2006 году было закуплено 30 новых и 180 модернизированных танков. В следующем году вместо 217 новых танков – только 30 (модернизированных – 186). С 2008-го планировалось ежегодно приобретать 100 новых танков, однако к июлю их, как утверждалось в «Российской газете», их поступило всего 20.

Вернемся к танкам, находившимся в Калининградской области. Это по большей части T-72B (модификация Т-72 от 1985 года), которые попали в Германию за несколько лет до того, как рухнула Берлинская стена. В Калининграде они были законсервированы, что уберегло от экспериментальной модернизации, довольно распространенного явления в России после 1990 года.  Сегодня технике, подвергшейся транспортировке морским путем, более всего нужна заводская модернизация. Выводя танки, Россия, скорее всего, имела намерение сколотить политические дивиденды за счет Литвы.