Это ни к чему не ведет. Кажется, именно так подумали москвичи. Они, возможно, осознают, что все эти «Марши миллионов», на которые приходит несколько тысяч человек, в итоге выглядят, скорее, смехотворно, и на широкие слои населения России могут подействовать контрпродуктивно.

Немного статистики: в ноябре убежденных сторонников акций типа «Маршей миллионов» было 11%. В октябре их было всего 8%. Но больше всего последователей таких мероприятий было в момент их возникновения, то есть - в декабре прошлого года — 12%. Цифр, конечно, можно привести и больше, но они, как говорится, - не для радио. Мы только отметим, что противников уличных протестов всегда примерно вдвое больше, чем сторонников. И это тоже надо ясно понимать.

Читайте также: Путин поворачивает время вспять

Поэтому давайте уделять больше внимания тенденциям, которые ведут к колебаниям настроения населения в том или ином направлении. Как считает представитель «Левада-Центра» Алексей Гражданкин, эти изменения «вызваны не деятельностью оппозиции, а ошибками государственной власти». Если власть намеревается принять решения, которые российскому обществу не нравятся, популярность Путина сразу падает, а массовые протесты приобретают больше сторонников.

В Санкт-Петербурге прошел "Марш свободы"


Но в то же время в России постоянно сокращается число граждан, которые готовы верить, что уличные протесты улучшили ситуацию в стране. У людей складывается впечатление, что лидеры оппозиции только критикуют действующую власть, на самом деле у них нет никакой позитивной программы. Как отмечает уже процитированный мною Алексей Гражданкин, такое развитие свидетельствует о том, что «общество устало и от высшей государственной власти, и от Путина, и от митингов, и от оппозиции».

Но кажется, лидеры оппозиции не воспринимают эти тенденции всерьез. Например, координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов согласен с тем, что россияне медленно впадают в летаргию, но «за прошедший год возникло достаточно многочисленное и сильное ядро протестного движения».

Также по теме: Тысячи вышли на митинг против Путина

Аналогичным образом ситуацию оценивает и сопредседатель партии «Парнас» Владимир Рыжков: даже он не видит причин хмуриться, когда выясняется, что активно протесты поддерживает только десятая часть населения. По его словам, это именно те граждане, у которых за демократию и права человека действительно болит сердце. Если, как отмечает Рыжков, проанализировать «доходы, образование и профессиональное положение этих граждан, их смело можно назвать национальной элитой». Именно по этой причине есть смысл и дальше поддерживать протестную деятельность — по крайней мере, до тех пор, пока «существующая в России политическая система не предлагает более эффективного способа влияния на власть».

Все это верно. Но пан Рыжков не говорит ни слова о том, что молчаливое большинство - полностью в руках власти. Не говорит он и том, что, даже если бы последние парламентские и президентские выборы прошли без каких-либо нарушений, и «Единая Россия» в Государственной думе, и Владимир Путин в президентском кресле получили бы меньше голосов, чем по официальным результатам выборов, победа в обоих случаях все равно была бы за ними. Россия — это великан с огромной инерционной силой, и, пока ее экономика будет держаться на среднем уровне или на уровне чуть выше среднего, большинство россиян, до сих пор не забывших ужаса хаоса и бедности 90-х, будут также склонны поддерживать нынешний статус-кво. И тем сложнее будет борьба оппозиции за настоящие, а не мнимые демократические перемены.