Военно-морские аналитики уже довольно давно посмеиваются над состоянием ВМФ России, который из мощной силы холодной войны, почти равной ВМС США, в начале 21-го века превратился в устаревший и небоеспособный вид вооруженных сил. Эта быстрая деградация по сути дела прекратилась, так как на нужды кораблестроения были выделены гораздо более крупные ассигнования, в составе флота стали появляться новые корабли, и что самое важное, некогда горделивый ВМФ России снова начал бороздить океанские просторы.

Призыв Владимира Путина к модернизации российских вооруженных сил нашел особый отклик в Главном штабе ВМФ. Хотя российская инфраструктура кораблестроения продолжает страдать от недостатков и изъянов (о чем говорится ниже), есть масса свидетельств, говорящих о том, что Россия снова активно взялась за строительство кораблей. Сообщение «РИА Новости» о том, что российский ВМФ получит в 2013 году 36 боевых кораблей, является преувеличением, потому что в это количество включено несколько малых судов и катеров; и тем не менее, когда речь заходит о модернизации российского флота, все показатели указывают на подъем. Объявленная российским правительством сумма ассигнований в четыре триллиона рублей (132 миллиарда долларов), которая будет выделена до 2020 года на новые корабли и подводные лодки, составляет примерно четверть от общей суммы на закупки вооружений. Чтобы получить представление о серьезности российских намерений, следует отметить, что это в несколько раз больше того, что выделялось в бюджете на кораблестроение в предыдущие годы, и примерно половина того, что выделяют на эти цели Соединенные Штаты. В последние двадцать лет российские децентрализованные и устаревающие кораблестроительные заводы преимущественно строили корабли и подводные лодки на экспорт. Одиночные российские корабли могли стоять на стапелях перед вводом в действие на протяжении десяти лет и больше. Сегодня Россия закрыла свои мелкие верфи, а оставшиеся предприятия объединила под централизованным управлением.

Кроме того, она начала активно осуществлять программу строительства фрегатов (больших сторожевых кораблей) проекта 22350 (класс «Адмирал Горшков»). Пять кораблей этого типа строятся в Санкт-Петербурге, а еще три планируется заложить и построить до 2018 года. В рамках проекта 11356 (класс «Адмирал Григорович») в Калининграде до 2016 года будет строиться как минимум один корабль в год. В состав флота введено несколько корветов (класса «Стерегущий»), а еще три строятся на двух российских кораблестроительных заводах. Эти корветы отличаются своими характеристиками малозаметности. Всего планом предусмотрено создать 18 таких кораблей. На завершающем этапе находится строительство большого количества корветов поменьше, а также ракетных катеров, предназначенных в основном для Каспийской флотилии.

Подводные лодки, всегда составлявшие преимущество советского кораблестроения, также занимают важное место в текущих российских планах. Российский ВМФ уже получил первую из восьми лодок класса «Борей» (проект 955) «Юрий Долгорукий». Вторая и третья лодки этого проекта («Александр Невский» и «Владимир Мономах») проходят ходовые испытания. Атомная ударная подводная лодка проекта 885 «Северодвинск» (класс «Ясень») тоже проходит морские испытания. Всего до 2020 года планируется построить восемь таких лодок. Столкнувшийся с трудностями проект 677 (дизельные подводные лодки «Лада») будет ограничен тремя субмаринами, но Россия продолжает строительство усовершенствованных дизельных лодок проекта 636 «Варшавянка», предназначенных как для российского флота, так и на экспорт. Основными покупателями, скорее всего, будут Индия, Вьетнам и Ангола.

Впервые в российской истории ее флот проводит модернизацию с участием страны-члена НАТО. Москва закупила во Франции два универсальных десантных корабля класса «Мистраль» водоизмещением 26 000 тонн.

В дополнение к этой производственной программе российские конструкторские бюро и военно-морские стратеги регулярно выдвигают планы и идеи, касающиеся качественного улучшения структуры ВМФ, говоря о разработке эсминцев будущего, бесшумных подводных лодок, боевых кораблей-ледоколов и авианосцев.

В равной мере примечательно и то, что российский флот снова стал появляться в мировом океане. С распадом Советского Союза российские корабли почти мгновенно исчезли из океанов. За последние 20 лет походы российских кораблей за пределы своих территориальных вод являлись знаковыми событиями в силу своей редкости. Теперь ситуация изменилась. Главнокомандующий российским флотом адмирал Виктор Чирков теперь регулярно дает интервью о «расширении океанского присутствия» российских военных кораблей. По состоянию на октябрь 2013 года российский флот совершил 96 заходов в порты, что представляет собой 35-процентное увеличение по сравнению с предыдущим годом. Время в походах, являющееся, пожалуй, наилучшим показателем готовности флота, увеличилось на 15% в сравнении с 2012 годом. Российский флот проводит во всех океанах мира совместные учения со многими странами, совершенствуя боевые навыки и демонстрируя свои корабли потенциальным покупателям для наращивания экспортных поставок. Наиболее заметны его походы в Средиземном море и в Северном Ледовитом океане.

Во времена холодной войны в Средиземном море постоянно ходили 30-50 советских кораблей. Но в период с 1990 по 2011 годы все уже привыкли к тому, что никакого российского военно-морского присутствия нет и не будет. Ситуация резко изменилась, когда министр обороны Шойгу объявил в декабре 2012 года, что Россия создаст в Средиземноморье постоянное оперативное соединение в составе до 10 кораблей, пользуясь силами и средствами всех своих флотов. Это соединение действует там в связи с международным инцидентом в Сирии. А в прошлом месяце оно получило усиление, когда туда прибыл «убийца авианосцев» «Варяг» и крейсер «Петр Великий». Адмирал Чирков подтвердил, что российский ВМФ будет действовать «в непосредственной близости от сирийских берегов», обеспечивая интересы России.

Глобальные изменения климата и открытие новых местонахождений нефти, газа и минералов в Арктике усилили интерес российского флота к этому региону. Появившаяся в 2007 году фотография российского флага, установленного на дне Северного Ледовитого океана прямо на Северном полюсе, стала четким указанием миру о намерениях России. Сейчас, когда Северный морской путь (идущий в Северном Ледовитом океане параллельно береговой линии России) вот уже несколько лет открыт для плавания торгового флота, флагман Северного флота «Петр Великий» возглавил отряд кораблей и провел его по всей длине этого пути. Москва также решила вновь открыть военно-морскую базу на Новосибирских островах и создать десять поисково-спасательных пунктов вдоль своего арктического побережья, предвидя рост объемов морских перевозок по Северному морскому пути. В дополнение к флоту там будет наращиваться присутствие морской пехоты, войск специального назначения, военно-воздушных сил, сухопутных войск и береговой охраны. Это можно рассматривать только как милитаризацию региона. Самый крупный в мире ледокольный флот России усиливается тремя атомными ледоколами.

Сказать, что такое наращивание сил происходит с большими проблемами, будет преуменьшением. Самым вопиющим недостатком являются продолжающиеся неудачи запускаемой с борта подводной лодки твердотопливной ракеты «Булава», которой планируется оснастить субмарины класса «Борей». Без этих ракет данные лодки не смогут выполнять свою основную задачу по обеспечению стратегического ядерного сдерживания. Корабельная артиллерийская установка А190 для корветов класса «Стерегущий» из-за своих частых дефектов задерживает ввод этих кораблей в состав флота. Срывы графиков строительства многих кораблей и подводных лодок из-за проектных недочетов происходят регулярно, как и случаи низкого качества исполнения работ. Отставные российские адмиралы считают это системной проблемой, критикуя централизованную кораблестроительную организацию «Объединенная судостроительная корпорация» и сравнивая ее с ситуацией, когда «пироги печет сапожник». Проблема осложняется еще и массовым исходом квалифицированных кадров из кораблестроительной отрасли. Коррупция, являющаяся повсеместной в российской экономике, стала неотъемлемой частью судостроения. Недавний пожар на атомной подводной лодке во время ремонта адмирал Чирков объяснил «плачевным состоянием судоремонтных предприятий на Дальнем Востоке». В целом российские судоремонтные предприятия существенно уступают западным заводам.

Но несмотря на эти недостатки, российский военно-морской флот находится на подъеме, увеличиваясь в размерах, совершенствуясь и выходя на просторы мирового океана. Он сталкивается с многочисленными неудачами и трудностями, часть из которых можно назвать просто скандальными. Учитывая централизованный характер управления кораблестроительной отраслью, вряд ли можно говорить о том, что производственный потенциал российского ВМФ отличается гибкостью и творческим началом. И тем не менее, Андреевский флаг, являющийся знаменем военно-морского флота Российской Федерации, мы будем все чаще видеть в гаванях мира и в морских узостях, что будет смутно напоминать нам о добрых старых временах холодной войны.

Томас Федышин — директор исследовательской группы «Европа-Россия» военно-морского колледжа США.