Российский президент стал заложником собственной воинственности.

Тактические победы часто заканчиваются стратегическими поражениями. Именно это грозит Владимиру Путину. Сначала расчеты российского президента казались верными: Запад смирился с аннексией Крыма, а украинцы не сопротивлялись, опасаясь тотальной войны. Из-за этого Россия встала на тропу военно-патриотической мобилизации, позволив Путину предъявить претензии на абсолютную власть, не прибегая при этом к массовым репрессиям. Но приведя Россию в состояние войны, Путин развязал процессы, которые он теперь не может остановить, и сам стал заложником самоубийственного государственного управления.

Он не может выйти из парадигмы войны без риска для собственной власти. Пока Путин заключает сделки и носит шляпу миротворца, но он неизбежно вернется в осажденную крепость. Он может править страной, лишь подчиняя ее своей воле такими способами, которые можно оправдать только военным положением. Но достаточно скоро россияне вспомнят о своих экономических проблемах.

Путин уничтожил систему, существовавшую после окончания холодной войны, которая позволяла ему осуществлять экономическое сотрудничество с Западом в интересах российского нефтегосударства и, в то же время, не допускать западного влияния на российское общество. Своей агрессией против Украины он гарантировал, что эта соседка России теперь уже всегда будет безоглядно смотреть на Запад.

Объявленный Путиным в сентябре мирный план, который помог обеспечить прекращение огня, это попытка легализовать новый статус-кво. Кремль ясно дает понять, что альтернативой ему может быть только продолжение кровопролития. План не предусматривает отказа от оккупированных территорий, а свое предложение договориться Путин подкрепляет мрачными угрозами, исходящими от страны, которая по-прежнему обладает одним из самых мощных в мире ядерных арсеналов.

Запад не осмеливается назвать российское вторжение актом агрессии. Он эвфемистически говорит о «политическом урегулировании» украинского кризиса, а это означает необходимость учета кремлевских интересов. Прошедший в сентябре в Уэльсе саммит НАТО показал, что альянс не готов к чему-то большему, кроме осуждения России.

Обещания некоторых стран НАТО о поставках оружия на Украину не изменят военный баланс, хотя обе стороны заинтересованы в том, чтобы говорить об обратном. Западные санкции не вынудят Путина отступить. Запад уже доказал, что он не готов накрыть Украину своим зонтиком безопасности, не готов выполнять обязательства в рамках норм международного права как гарант территориальной целостности этой страны. Новороссия, возникшая на подконтрольной пророссийским сепаратистам территории, вот-вот станет реальностью. А остальной мир молча соглашается с расчленением Украины.

Означает ли это, что Путин побеждает? Напротив: он в очередной раз допустил просчет. Путин полагает, что может делать то, чем другие российские руководители занимались до него: подчинять своих подданных, приведя Россию в состояние перманентной конфронтации с внешним миром. Но та пропаганда, которая бесконечно звучит на российских телеканалах, не сможет гипнотизировать их долгое время. Российское общество согласится только на непродолжительную и победоносную войну. Оно не готово к кровопролитию.

Мало кто желает погибать за путинский режим. Новости о том, что на Украине погибли сотни российских солдат, а их тела тайно хоронят в России, уже начали подрывать патриотические настроения.

Скоро у людей начнет вызывать раздражение ухудшение их материального благосостояния, и россияне станут спрашивать, почему это они вдруг стали жить хуже. Уже сегодня 37% россиян считают, что их личные интересы - превыше государственных. Путин — это не новый Сталин. Он не может сплотить Россию на новую Великую Отечественную войну.

По иронии судьбы Новороссия скоро превратится в проблему для российского президента. Кремль столкнется с хорошо вооруженными сепаратистами, обозленными на Москву за то, что она не платит им жалованье, а внутри страны начнется новая волна протестов.

Москве придется держать своих героев на почтительном расстоянии. Те люди, которые отважно сражаются за «русский мир», могут очень быстро стать угрозой для Путина, если их пустят на территорию самой России. Родина приветствует их, но только в гробах.

Автор статьи — ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги, автор книги «Россия Путина».