Андрею Краснову 11 лет, он — ученик 6 класса одной из московских школ. «Хорошист», — с гордостью сообщает он. Будущее Андрей мечтает связать с баскетболом — любимой игрой, которую, правда, недавно пришлось бросить. «Не было времени на домашнее задание», — объясняет он.

Родителей школьников этой историей не удивить. Необходимость часами вместе с детьми сидеть за учебниками и нанимать репетиторов для многих в России стала реальностью уже на этапе младшей школы.

Позиции России в международных рейтингах и результаты ЕГЭ-2014 говорят о том, что объем полученных знаний не гарантирует высокого уровня математической и литературной грамотности, а скорее мешает его достижению.

Между тем необходимость устранить перегруженность учебных планов «предметами и сведениями, которые не являются фундаментом для новых знаний» была закреплена еще в 2001 году в «Стратегии модернизации содержания общего образования».

Тогда же, 13 лет назад, министерство образования объявило о стратегии «эффективного обновления» школы. Как оно происходит? Каково место современной российской школы в глобальной системе образования?

Ответы на эти вопросы — в серии материалов Русской службы Би-би-си.

«Не в состоянии понять»

Попробуйте посчитать, как с помощью трехлитровой банки и сорокалитровой фляги набрать из колодца ровно пять литров воды. В учебнике одной из программ для начальной школы эта задача предлагается для решения в третьем классе.

В шестом же, к примеру, в курсе биологии ожидается, что ученик будет знать, из скольких слоев клеток состоят листья сфагнума (разновидность мха) и чем семейство пасленовых отличается от сложноцветных.

Уже в первом классе «большая функция в образовании ложится на плечи родителей, только с их помощью ребенок может что-то решить», — рассказывает Русской службе Би-би-си учительница младших классов Елена Смирнова.

«В последние годы работы родителям стало однозначно больше, домашнее задание, которое вообще-то положено задавать со второго класса, зачастую начинается с первого», — продолжает она.

В одной из программ для начальной школы дети уже в третьем классе знакомятся с понятиями множества, рассказал Би-би-си доктор физико-математических наук, профессор Константин Лебедев.

«Множества — это тема для изучения в ВУЗе, она попросту выходит за рамки психологических возможностей детей. В итоге ребенок не в состоянии не только ответить, он понять не в состоянии, чего от него хотят», — убежден он.

В средней и старшей школе нагрузка возрастает, как снежный ком. Десятиклассники из школы 1944, где учится бросивший баскетбол Андрей, проводят за уроками ежедневно не менее четырех часов.

«Четыре-пять часов в день ежедневно уходит на уроки, и все равно не все успеваю, — рассказывает 15-летний Андрей Попов. — Кое-что приходится дописывать в школе. Нагрузка очень большая, того времени, которое отводится в школе, не хватает на то, чтобы все понять».

«Дрались за каждый факт»


Школьная программа не усложнилась сама по себе, это была сознательная тактика, рассказал bbcrussian.com президент Евразийской ассоциации оценки качества образования, экс-глава Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Виктор Болотов.

Именно он на завершающей стадии курировал работу по принятию стандартов образования в 2004 году.

Те стандарты были предметно ориентированными — на знание конкретных формул, теорем, определенных литературных произведений и исторических фактов.

«Предметники-методисты как тигры со львами дрались за каждый факт, за каждую теорему, за каждое произведение», — вспоминает Болотов.

На вопрос: «Зачем это нужно знать всем детям? они закатывали глаза и отвечали, что иначе у школьников не будет картины мира», — рассказывает эксперт.

На самом деле мотивация методистов была очевидна — чем больше материала в их предмете, тем больше часов на этот предмет потребуется.

В противном случае в школах, особенно в регионах, могло не хватить нагрузки на полную ставку, а, значит, учителя не смогли бы претендовать на оплату труда в полной мере.

«Однако в итоге учителя попали в ловушку. Теперь им нужно было излагать гораздо больший объем материала за те же часы, что и раньше, при этом времени на повторение и усвоение материала не оставалось», — считает Болотов.

Выход из этой ловушки эксперт видит в новых стандартах, работа над которыми началась несколько лет назад.

Теперь речь идет скорее об ориентирах, наборе навыков и личностных качествах, которыми должен обладать школьник.

Что касается конкретных знаний, они будут закреплены в примерной образовательной программе, работа над которой и, в частности, открытое каждому желающему обсуждение в интернете, происходит сейчас.

От новых стандартов — к новому ЕГЭ?

В профессиональном сообществе не первый год речь идет о том, что в модернизации нуждаются не только учебные планы, но и главный тест российских школьников — Единый государственный экзамен.

Результаты ЕГЭ 2014 года вошли в историю как скандальные.

Средний балл абитуриентов, сдающих ЕГЭ, снизился по всем предметам.

В июле о «далеко не радужной картине», которую показал ЕГЭ по русскому языку, напомнил российский лидер Владимир Путин.

Виктор Болотов считает, что скандальная ситуация прошлого года была связана не с каким-то резким падением уровня образования, а с беспрецедентными мерами контроля, которые предпринял Рособрнадзор.

Чрезмерно сложный экзамен вполне логично вытекает из перегруженной программы, однако и здесь есть выход.

По словам Болотова, ничто не мешает сейчас, после введения профильной старшей школы, разделить ЕГЭ на базовый и профильный уровни.

«Надо понимать, что есть знания, которые нужны всем. Любой гражданин Российской Федерации должен знать русский язык, но это не значит, что он должен быть в состоянии назвать все функции парцелляции», — заключает эксперт.

Позиции российской школы в мире

Существует несколько систем оценки достижений учащихся, главная из которых — Programme for International Student Assessment или PISA, проводимая Организацией экономического сотрудничества и развития.

Этот тест создан для 15-летних подростков, а его главная цель — оценить знания школьников и их умение применять знания на практике.

В исследовании 2012 года Россия на 34-м месте по математической, на 37-м по естественнонаучной и на 42-м по читательской грамотности школьников.

По всем трем параметрам впереди оказались такие страны, как Вьетнам, Польша и Эстония. По показателю математической грамотности от России, впрочем, отстают США.

Наиболее сильные результаты показали Южная Корея, некоторые регионы Китая, Япония и Финляндия.

Из перечисленных стран ближе всего к российской финская система образования.

Чем объясняется ее успех, Русской службе Би-би-си рассказал профессор Гарвардского университета, специалист в области финского образования Паси Зальберг.

Не место для страхов

По его словам, ключ к успеху не в продолжительности школьного дня или года, равно как и не в объеме домашнего задания.

Все дело в грамотном расписании и жестким требованиям к учителям, а также в отсутствии большого числа всевозможных промежуточных тестов, объясняет он.

В некоторых странах на подготовку к таким внешним проверкам уходит до трети учебного времени. Времени, которое могло быть потрачено просто на занятия математикой или другим предметом.

В целом же проблемы в школе начинаются тогда, когда занятия превращаются в рутину, строящуюся вокруг механического заучивания каких-то фактов и выполнения домашнего задания, убежден профессор.

Во многих странах одновременно со школьной жизнью у детей появляются страхи получить плохую отметку, не оправдать ожиданий взрослых. В этом смысле финские школы — своего рода феномен, в них царит дружелюбная и очень расслабленная атмосфера, а отношения между учителями и студентами носят неформальный характер.

«В Финляндии нет дневников, куда постоянно должны выставляться отметки. И нет практики оглашения отметок, которые все-таки выставляются — дважды в год — перед всем классом», — рассказывает Зальберг.

Гораздо важнее для учителя нацеленность на результат, например, не на детальные знания ученика по какому-ту историческому факту, а на его способность понимать исторические процессы.

Успехи же ученика — предмет для обсуждения только с ним и с его родителями. Всего одна неудача может способствовать закреплению за школьником определенного стереотипа, что негативно скажется и на его дальнейшей успеваемости, и на желании учиться, считает эксперт.