Россия сейчас — мальчик для битья мировой экономики. С начала года рубль потерял почти половину стоимости. В понедельник он упал до очередного рекордно-низкого уровня в 64 рубля за доллар, несмотря на вмешательство российского Центробанка.

Бегство капиталов достигло огромных масштабов, цена на главный предмет российского экспорта — нефть — упала и не прекращает снижаться, санкции Запада также продолжают сказываться.

Шоковое повышение ключевой ставки с 10,5% до 17% ночью в понедельник также не остановило падение курса рубля к доллару.

Однако как минимум один из факторов, заставляющих рубль дешеветь, вероятно, не так страшен, как может показаться.

Российским компаниям серьезно портит нервы бремя долларовых долгов в сочетании с западными санкциями, осложняющими доступ к глобальным рынкам капитала, и резким падением рубля. Чтобы не выбиться из жесткого графика выплат, компании продолжают запасать валюту, однако каждый доллар обходится им все дороже.

«Те, у кого долги в иностранной валюте, сейчас, должно быть, не понимают, как их выплачивать», — заявил Тимоти Эш (Timothy Ash) из Standard Bank в понедельник, когда рубль впервые в истории упал ниже уровня в 60 рублей за доллар.

Однако на самом деле эта картина, возможно, выглядит не так мрачно.

Данные Центрального банка предполагают, что совокупный объем выплат в декабре, за которыми должны последовать аналогичные выплаты в первые месяцы будущего года, составит около 22,7 миллиардов евро. Между тем, как утверждают аналитики и чиновники, ЦБ может переоценивать реальный уровень задолженности. Предположительно реальный объем ближе к 60% от этой цифры. Центральный банк отказался комментировать эту информацию.

По официальным сведениям, за первую половину 2015 года российские компании должны выплатить 40 миллиардов долларов, а за весь год — 77 миллиардов долларов. Однако, по словам главного экономиста компании «Ренессанс Капитал» по России Олега Кузьмина, реальные суммы, вероятно, составляют 24 миллиарда долларов и 46 миллиардов долларов, соответственно. Декабрьские выплаты «Ренессанс» оценивает примерно в 14 миллиардов долларов.

С чем связана такая разница? Дело в том, что официальные данные не учитывают фактор оффшоров (в качестве примера г-н Кузьмин привел схему, при которой российская компания вкладывает деньги в дочернюю компанию на Кипре, в свою очередь кредитующую ее саму), а также фактор низкорисковых операций внутри транснациональных корпораций или между материнскими и дочерними компаниями.

«По нашим оценкам, на долю таких операций приходится около 40-45% российского внешнего долга. Соответственно, эти деньги не придется срочно выплачивать под давлением санкций», — говорит аналитик.

По мнению одного из высокопоставленных государственных чиновников, не больше половины российского корпоративного внешнего долга должно быть выплачено в долларах. Приблизительно четверть общей суммы номинирована в рублях, а еще четверть — это долги аффилированных фирм (в основном долги российских дочерних компаний материнским).

Более того, Центральный банк может использовать свои обширные долларовые резервы для поддержки компаний. Так происходит, когда Центробанк устраивает прямую рыночную интервенцию, продавая доллары, чтобы поддержать рынок, и этим пользуется частный сектор. Российский министр экономики Алексей Улюкаев заявил недавно, что Россия, если потребуется, способна за год полностью выплатить свой внешний долг.

1 декабря резервы центрального банка составляли 373,66 миллиарда долларов. И хотя их объемы быстро падают из-за попыток ЦБ поддержать рубль, по официальным данным, у России должно хватить денег, чтобы выплатить долги в срок.

«Разумеется, потребность компаний в долларах скажется в том числе и на российских гособлигациях, — считает Бенуа Анн (Benoit Anne), отвечающий за стратегию на развивающихся рынках в Societe Generale. — Однако я бы сказал, что основной удар пришелся на этот год. Большинство компаний исходно располагали большой наличностью. Хотя в некоторых случаях ситуация выглядит серьезно, я бы ее не драматизировал».