Возможно, я многих удивлю этим выводом, ведь все ждут от меня, сторонника построения мира от Лиссабона до Владивостока, критики нынешнего положения. Но свои желания я не хочу выдавать за реальность.

Группа G7 включает в себя прежде всего наиболее экономически мощные страны. Скорее всего там нечего делать Канаде с ее 15-м местом в списке самых экономически развитых стран, и, наоборот, кроме России, там очень не хватает одной из сильнейших экономик мира, Китая, а также Индии и Бразилии...

Но это не самое главное.

Допустим, что предстоящая встреча США, Германии, Франции, Великобритании, Японии, Италии и — да — Канады составляет компактную группу самых сильных экономик, но лишь Запада, а не всего мира.

Напротив, центр тяжести экономической мощи, а вместе с этим и политической силы перемещаются в страны БРИКС, то есть в Россию, Китай, Индию, ЮАР и Бразилию, которые сегодня имеют 56- процентную долю в мировом производстве, и в них проживает 85% населения планеты. Кроме того, в их руках около 70% мировых валютных резервов.

Но и это не самое главное.

Решающую роль играет то, что G7 превращается в основную идеологическую базу западного мира в его борьбе против России и ее союзников из формирующегося политического Востока (то есть стран БРИКС). И ясно, что сегодня без военно-политического тандема Россия-Китай, которому Запад дал жизнь по собственной глупости, невозможно решить ни один серьезный международный вопрос.

И пока воинственные речи против России будут один за другим произносить члены клуба G7, а Обама и компания будут призывать ужесточить санкции против России и разместить ракеты на европейском континенте, будут проходить демонстрации активистов не только против войны, но и против этого объединения, которое в глазах протестующих — да и всех разумных людей — выглядит нежелательным.

Можно ожидать, что G7 ужесточит риторику, доведя дело до крайности.

И тот факт, что все это из-за страны, во главе которой стоят два опасных сумасшедших, Порошенко и Яценюк, за полтора года доведшие страну до банкротства без перспектив и надежд, единственным методом которых является создание образа грядущей войны с Россией, говорит о том, что Западу уже ничем не помочь.

Хорошо, что Россия не принимает участие в этом трагическом балагане.

И нам она дает надежду, что не позволит затащить себя в капкан регионального конфликта, который может перерасти в общемировой.

Однако для нас печально то, что мы снова оказались не на той стороне от границы. Когда-то, до 1989 года, мы не хотели выступать против Запада, как того хотела Москва, а теперь мы не хотим, чтобы нас настраивали против Востока, как того хочет Вашингтон.

Тем не менее я по-прежнему верю в то, что временные циклы сокращаются, и что нынешние подстрекатели из G7 уже через пару лет обессилят.