Все было так же, как и в старые добрые времена — до того, как в 2014 году Европейский союз ввел санкции против России. На Восточном экономическом форуме во Владивостоке «Газпром» заключил три крупных соглашения с крупнейшими европейскими энергетическими компаниями.

Одной из самых важных сделок стало возобновление соглашения о выгодном обмене активами между российским энергетическим гигантом и энергетической «дочкой» немецкой компании BASF — Wintershall. Компания BASF отказалась от этого соглашения в 2014 году в связи с геополитическими последствиями вторжения России на восток Украины и аннексией ею Крыма.

Соглашение об обмене активами и другие достигнутые во Владивостоке договоренности демонстрируют, как немецкие и австрийские энергетические компании не хотят отказываться от сотрудничества с Россией. Кроме того, они показывают, насколько «Газпрому» хочется привязать к России доходный европейский газовый рынок. В 2013 году Россия поставляла в 28 стран ЕС 30% необходимого им газа.

Но что еще важнее — заключенные сделки служат подтверждением того, что Россия намерена лишить Украину роли главного транзитера российского газа в Европу. Половина объемов закупаемого Европой российского газа проходит через Украину.

По условиям сделки, заключенной между компанией BASF и «Газпромом», дочерняя компания BASF Wintershall получит 25,01% экономического участия в проекте по разработке участков Уренгойского месторождения в Сибири. Разработку этих месторождений будут вести обе компании.

Взамен Wintershall передаст «Газпрому» свой бизнес по торговле и хранению газа в Германии, который до сих пор осуществлялся совместно, а также свою долю в австрийской компании. В результате этого обмена активами «Газпром» также получит 50% акций принадлежащей Wintershall компании, которая ведет разведку и добычу углеводородов в Северном море. По заявлению представителей компании BASF объем продаж в результате этих видов деятельности составил в 2014 году свыше 13,4 миллиарда долларов.

Участниками второго соглашения, заключенного во Владивостоке, стал «Газпром» и европейские акционеры совместной проектной компании, которая займется строительством второй нитки газопровода через Балтийское море «Северный поток». Это позволит России перекачивать дополнительные объемы газа напрямую в Германию в обход Украины.

В состав консорциума входят немецкий холдинг BASF и энергетическая компания E.On, французская электроэнергетическая компания Engie, австрийская нефтегазовая компания OMV и нидерландско-британская нефтегазовая компания Royal Dutch Shell. «Газпрому» будет принадлежать 51% акций в новой компании New European Pipeline AG, которая займется разработкой проекта. Доли других участников составят по 10% каждой (за исключением компании Engie, которая получит 9% акций).

«Тот факт, что глобальные энергетические компании принимают участие в этом проекте, говорит о значимости его роли в обеспечении надежного газоснабжения для европейских потребителей», — заявил председатель правления Газпрома Алексей Миллер.

Скажите это Польше и странам Балтии, а также Украине. Они раскритиковали проект первой нитки «Северного потока», который был согласован еще в 2005 году при тогдашнем канцлере ФРГ Герхарде Шредере. Тогда Варшава утверждала, что сделка увеличила зависимость Европы от российских энергоносителей.

Однако с тех пор Европа осуществляет диверсификацию поставок энергоносителей, причиной для которой послужил газовый кризис 2009 года на Украине, когда начались перебои с поставками газа в Европу из-за споров между Россией и Украиной по поводу цен на энергоносители.

Кроме того, в рамках «Третьего энергетического пакета» Еврокомиссия стремится повысить конкуренцию в энергетическом секторе, не допуская, чтобы одна компания одновременно владела активами в производстве, распределении и торговле газом. Это стало одной из главных причин отказа России в декабре 2014 года от дальнейшей реализации проекта «Южный поток», по которому газ должен был поставляться в Юго-восточную Европу через Черное море. По условиям энергетического пакета Еврокомиссии Россия должна была открыть газопровод для конкуренции.

Третья сделка, предварительно достигнутая во Владивостоке, предполагает участие австрийской нефтегазовой компании OMV в разработке участков Уренгойского нефтегазового месторождения. Когда сделка состоится, OMV получит долю в проекте размером 24,8% в обмен на предоставление «Газпрому» некоторых активов OMV.

«Это соглашение является еще одним шагом к сотрудничеству с „Газпромом” на всех уровнях, — сказал главный исполнительный директор компании OMV Райнер Зееле (Rainer Seele). — Мы импортируем из России газ для наших европейских клиентов. Мы вместе инвестируем в безопасность поставок, реализуя проект „Северный поток-2”, и теперь мы расширяем наше доверительное партнерство в направлении добычи природного газа в Сибири».

В общей сложности эти соглашения означают, что крупные энергетические компании Европы хотят вернуться к обычному бизнесу с Россией, несмотря на продолжающийся конфликт на Украине и по-прежнему действующие санкции ЕС в отношении России.

Но и у России есть свои причины настойчиво стремиться к заключению подобных сделок: она нуждается в технологиях, ей нужны надежные европейские рынки. И так уж ли она хочет зависеть от Китая в экспорте и торговле газом?

И хотя Европа диверсифицирует свои энергетические источники, а Европейская комиссия настаивает на том, чтобы Газпром играл по правилам конкуренции ЕС, Европа — независимо от санкций — слишком доходный рынок для России, чтобы им пренебрегать.

Вот вам и националистическая риторика Кремля, заявляющего об обратном! А неразработанные газовые месторождения России — вне зависимости от санкций — слишком заманчивы для европейских энергетических компаний, чтобы от них отказываться.