Ученые заявляют о чрезвычайном успехе в работе по созданию иммуноцитов для лечения определенного типа рака крови, которого им удалось достичь уже на первом этапе клинических испытаний.

Первые эксперименты с использованием Т-клеток иммунной системы для лечения рака, проведенные на нескольких десятках пациентов, которым оставалось всего несколько месяцев жизни, дали «выдающиеся результаты».

В ходе одного исследования у 94% больных острым лимфобластным лейкозом симптомы исчезли полностью. У пациентов с другими типами рака крови процент положительного клинического ответа превысил 80, а у половины с лишним наступила полная ремиссия.

Выступая на ежегодной встрече Американской ассоциации содействия развитию науки, исследователь Стэнли Риддел (Stanley Riddell) сказал: «Честно говоря, это беспрецедентный случай в медицине — получить такой процент положительного клинического ответа у пациентов на продвинутой стадии».

Чтобы прописать Т-клеточную терапию, врачи удаляют у пациента иммуноциты, помечая их «рецепторными» молекулами, нацеленными на определенный тип рака, в то время как другие Т-клетки воздействуют на ОРЗ или инфекции. Затем они возвращают эти клетки в организм.

«Есть основания для оптимизма, и есть основания для пессимизма», — сказал Риддел, работающий в штате Вашингтон в Исследовательском центре раковых заболеваний им. Фреда Хатчинсона. Он добавил, что по мнению ученых, уменьшение дозы Т-клеток поможет снизить риск побочных эффектов.

«Мы делаем это с пациентами, которым ничто не помогло. Большинству пациентов, участвующих в наших испытаниях, жить оставалось от двух до пяти месяцев».

Еще более обнадеживающе прозвучали слова исследователя Кьяры Бонини (Chiara Bonini), которая сказала, что 15 лет не видела такого процента ремиссии, как во время последних экспериментов. «Это настоящая революция», — заявила она.

«Т-клетки — живое лекарство, и что особенно важно, они могут существовать в нашем организме всю нашу жизнь».

Гематолог Бонини, работающая в Милане в Университете Сан-Рафаэля, рассказала, что в ходе другого исследования ученые на протяжении от двух до 14 лет следили за присутствием Т-клеток «памяти» после их введения раковым больным. Это были люди, которым не помогла пересадка костного мозга.

«Это живое лекарство, — сказал Риддел. — Когда его вводишь, клетки начинают размножаться в естественных условиях организма».

Пока испытания проводятся только по вполне определенным видам рака крови, и ученые признают, что им предстоит работа над опухолями, а также что нужно будет проследить за тем, как долго у пациентов длится ремиссия. Раковые клетки могут иногда оставаться незамеченными системой защиты организма, либо же они просто подавляют ее, заставляя иммунную систему работать на форсаже.


Т-клеточная терапия часто считается средством последней инстанции, потому что перепрограммирование иммунной системы порой сопряжено с опасными побочными эффектами, включая синдром выброса цитокинов, а также перегрузку защитных клеток. У 20% пациентов появились симптомы лихорадки, гипотонии и нейротоксичности из-за синдрома выброса цитокинов, а два человека умерли. Однако ученые отметили, что химиотерапия не помогала ни одному из пациентов, принявших участие в новых экспериментах.

Риддел не смог сказать, когда работа перейдет от ограниченных испытаний на более высокий этап. Однако Бонини заявила: «Я думаю, мы очень близки к созданию некоего клеточного продукта».

Она также выразила надежду на то, что модифицированные Т-клетки памяти со временем смогут создать долгосрочную защиту от рака. «Там будут использоваться клетки, запоминающие события 10-летней давности и убивающие болезнь настолько быстро, что вы даже не поймете, что инфицированы».

В ходе одного наиболее многообещающего исследования 35 пациентов, больных острым лимфобластным лейкозом, прошли лечение модифицированными CAR Т-клетками. У 94% наступила ремиссия, хотя симптомы могут вернуться. Лечение также получили 40% с лимфомой, и у них показатель ремиссии превысил 50%. В группе с неходжкинской лимфомой были замечены симптомы уменьшения рака в 80 с лишним процентах случаев.

«Подобно химиотерапии и лучевой терапии, это не станет панацеей, — сказал Риддел. Но добавил: «Я думаю, иммунотерапия наконец стала одной из основ раковой терапии».