Владимир Путин отправляется в Баку. Таким образом, свой первый имперский визит после возвращения в должность президента он совершает не в Армению, а в Азербайджан. Это весьма симптоматично. И не потому, что первый региональный визит совершается не в страну, являющуюся стратегическим союзником, а к ее противнику.
 
Визит Путина свидетельствует о совершенно новых реалиях в регионе и новом статусе России в них. Путин посещает первой страну, которая ему более интересна. Россия едет в Азербайджан из-за энергетических, экономических и политических интересов.
 
Между тем, Россия в Армении имеет массу проблем. Шаги Москвы в последнее время вызвали в Армении негативный резонанс, и хотя баланс отношения к России в Армении все еще положительный, тенденции, тем не менее, говорят о том, что в ближайшие годы этот баланс может измениться, поскольку все больше людей в Армении начинают понимать, что политика Москвы вызывает больше проблем для Армении - рисков и вызовов, чем нейтрализует их.
 
Российские власти прекрасно видят эти тенденции, но Москва упорно продолжает политику, которая порождает в Армении одни проблемы. Иначе говоря, поведение Москвы не адекватно, или же Кремль просто смирился с тем, что у него больше нет возможности изменить что-то в Армении, и пора перейти от политики поляризации на Кавказе к «равномерности».
 
Иначе, чем первым посещать Баку, Владимир Путин попытался бы сначала приехать в Армению и предложить искренний и открытый разговор о существующих проблемах, продемонстрировать армянской общественности готовность к обсуждениям, диагностике отношений и их лечению. Но вместо этого Москва через своего нового посла в Армении продолжает встречи с «апологетами» прежней российской политики, которые довели эту политику до тупика и полной дискредитации.
 
Но Путин едет в Баку по бизнес-делам. Россия пытается через “Роснефть” войти на энергетический рынок Азербайджана. Это, конечно, дело России, но при этом Россия теряет право требовать, чтобы Армения игнорировала собственные интересы и отказалась от углубления отношений с крупнейшим рынком с полумиллиардным населением – Европой. Причем, это не просто потребительский рынок, а платформа новых технологий, которые являются стратегической целью Армении, учитывая, что главным богатством Армении считается интеллект и технологическая мысль.
Строящая отношения с Азербайджаном Россия не вправе препятствовать отношениям Армении с Европой, потому что, отказавшись де-факто от стратегических отношений, Россия продолжает сохранять их де-юре, но только для манипулирования ими.
 
В некоторых кругах принято считать, что Россия делает шаги навстречу Азербайджану «назло» европейскому пути Армении. На деле Россия начала строить с Азербайджаном стратегические отношения еще в середине 2000-х годов, когда Путин и игравший ведущую роль в российской политике тогдашний министр обороны Сергей Иванов совершили визиты в эту страну и подписали договора о стратегическом партнерстве.
 
Тогда Армения не заявляла о европейском пути и только и делала, что передавала свои экономические мощности России. Иначе говоря, Армения не начинала первой. Хотя в политике это совершенно не важно, поскольку страны руководствуются своими интересами.
 
Не известно, государственными или личными интересами руководствуются в Москве, но в отношениях с Арменией частный интерес играет колоссальную роль.
 
Тем не менее, на фоне углубляющихся российско-азербайджанских отношений Армения просто обязана диверсифицировать свою политико-экономическую безопасность, изыскивая также военные гарантии. Игнорирование этих реалий и эмоциональные ссылки на братство и дружбу могут только углубить проблемы Армении в России, России в Армении, и обоюдные интересы – на Кавказе.