Несколько месяцев назад украинский президент Виктор Янукович должен был подписать несколько соглашений, которые в конечном счете должны были экономически интегрировать Украину с Евросоюзом. Янукович отказался подписывать соглашения, и тысячи его соотечественников немедленно вышли протестовать против этого решения. Затем масштаб демонстраций вырос, как это часто бывает в таких случаях. Протестующие начали призывать к политическим изменениям, а когда Янукович отверг их призывы, потребовали новых выборов.

Некоторые из протестующих хотели, чтобы Украина ориентировалась на Европу, а не на Россию. Другие считали, что правительство коррумпировано, и поэтому его надо сменить. Такого рода демонстрации происходят во многих странах. Иногда они успешны, иногда нет. Однако случай Украины исключителен, потому что имеет огромное значение. В большинстве случаев исход важен лишь для граждан страны или граждан соседних государств. В случае Украины все иначе. С момента распада Советского Союза Украина старалась сохранять тонкий баланс между скудными обещаниями либеральной, богатой и немного неприветливой Европы и тем фактом, что само ее существование и независимость могут быть источником стратегической уязвимости для России.

Значимость Украины

Украина важна двумя факторами: стратегическим положением и сельскохозяйственной и минеральной продукцией. Последний пункт часто важен, а вот первый важен всегда. Украина имеет ключевое значение для российской обороноспособности. У двух стран - длинная граница, и Москва расположена лишь в 480 километрах (около 300 миль) от украинской территории – это ровный, легко пересекаемый и по этой причине трудно охраняемый участок земли. Если кто-то заблокирует земли между Украиной и Казахстаном, Россия будет отрезана от Кавказа, своей удобной для обороны южной границы.

Кроме того, на Украине располагаются два важных порта - Одесса и Севастополь, которые для России важнее даже Новороссийского порта. Потеря торгового и военного доступа к этим портам совершенно подорвет российское влияние на Черном море и отрежет ей доступ к Средиземному морю. Оставшиеся порты России будут заблокированы Гренландией, Исландией и Великобританией на западе, льдом на северо-востоке, Данией в Балтийском море и Японией на востоке.

Это объясняет, почему в 1917, когда большевики пришли к власти и стали добиваться мира, немцы потребовали, чтобы Россия отказалась от контроля над большей частью Украины. Немцы хотели продовольствие, которое производила Украина, и знали, что их присутствие будет угрожать России вечно. В конечном итоге это не сыграло роли: Германия проиграла Первую мировую войну, Россия установила контроль над Украиной. В ходе Второй мировой войны немцы захватили Украину в первый год своего нападения на Советский Союз, эксплуатировали ее сельское хозяйство и использовали ее как базу для атаки на Сталинград в попытке отрезать ее от путей снабжения из Баку. Между войнами Сталин наращивал промышленность. Он продавал украинское продовольствие за границу и использовал ее для прокорма рабочих заводов в России. Украинцев оставили голодать, однако промышленность, которую они построили, в конечном итоге помогла советам победить Гитлера. После того, как СССР оттеснил немцев, он захватил Румынию и Венгрию и пошел на Вену, используя Украину как свою базу.

Президент России Владимир Путин и президент Украины Виктор Янукович


Читайте также: Россияне считают протесты на Украине государственным переворотом

С точки зрения Европы, и в особенности с точки зрения бывших советских сателлитов, Украина под влиянием России будет представлять собой потенциальную угрозу от юга Польши до Румынии. Эти страны уже зависят от российской энергетики и хорошо осознают, что в конечном итоге русские могут использовать эту зависимость для получения контроля над ними. Российская способность не просто проецировать военную мощь, но и вызывать беспорядки вдоль границы или применять торговые инициативы с целью подрыва автономии – реальная угроза.

Мышление в военных терминах может показаться архаичным для жителей Запада, но не для русских или жителей Центральной Европы. Для многих восточных европейцев уход Советского Союза – относительно недавние воспоминания, и они знают, что русские способны вернуться так же внезапно, как ушли. Русские, в свою очередь, знают, что НАТО не хочет вторгаться в Россию, и война – это последнее, о чем подумают немцы, даже если они способны ее вести. Русские также помнят, что при всех экономических и военных проблемах Германии 1932 года немцы к 1939 году стали доминирующей державой в Европе. К 1941 году они уже продвигались в центр России. Чем дальше ты находишься от пограничной области, тем более фантастическими кажутся опасения. Однако внутри пограничной области опасения кажутся гораздо менее нелепыми для обеих сторон.

Российская точка зрения

С российской точки зрения, следовательно, более тесная украинско-европейская интеграция представляет собой потенциально смертельную угрозу российской национальной безопасности. После оранжевой революции, которая на недолгое время привела к власти проевропейских лидеров, российский президент Владимир Путин дал понять, что Украина имеет ключевое значение для российской безопасности, заявив, что неправительственные организации, разжигающие беспорядки, работают на американский Госдепартамент, ЦРУ и британскую разведку. Так это было или нет, Путин считал, что направление, в котором двигалась Украина, будет иметь катастрофические последствия для России, поэтому он использовал экономическое давление и государственные спецслужбы для того, чтобы не дать Украине следовать этим курсом.

Мне думается, что российско-грузинская война 2008 года тоже во многом была призвана продемонстрировать Киеву, что западные гарантии не имеют никакой ценности, что США не смогли помочь Грузии, и что у России есть военная мощь. В то время Грузия и Украина стремились к членству в НАТО и ЕС, и посредством вмешательства в Грузии Москве удалось отвадить Украину от этих организаций. Сегодня стратегическая угроза России не менее ужасна, чем она была десять лет назад, по крайней мере не в глазах русских – которые предпочтут нейтральную, если не пророссийскую Украину.

При этом путинская стратегия в отношении российской периферии отличается от стратегии его советских или дореволюционных предшественников, которые несли прямую ответственность за различные территории - с целью управлять ими. Путин считает это порочной практикой. Это истощало ресурсы Москвы, при том что правительство не могло удерживать территории от распада.

Стратегия Путина в отношении Украины, и во многом остальной территории бывшего Советского Союза, подразумевает менее прямое воздействие. Он не хочет править Украиной. Он даже не интересуется ее внешними связями. Его цель – насадить негативный контроль с целью не дать Украине делать то, что не нравится России. Украина может быть суверенной по всем вопросам за исключением тех, которые имеют ключевое значение для России. По мнению России, украинский режим может быть настолько либеральным и демократическим, насколько ему хочется. Но сама идея дальнейшей интеграции с ЕС – чистая провокация. Именно действия ЕС и немцев - которые открыто поддерживали оппонентов Януковича и вмешивались во внутренние дела другой страны, - были разрушительны для российских национальных интересов.

Саммит "Восточного партнерства" в Вильнюсе


Также по теме: Киев за границами Майдана - на самом деле люди боятся

Европейская точка зрения

Украина не настолько стратегически важна для Европы, как она важна для России. Европа никогда не хотела видеть Украину в своих рядах – она лишь хотела приоткрыть окно возможностям. В Европейском Союзе - хаос. Учитывая чудовищные экономические проблемы Евросоюза, идея о присоединении к блоку такой слабой и дезорганизованной страны, как Украина, - нелепа. Среди элиты Евросоюза есть культурный императив экспансии – императив, который привел к тому, что в ЕС были включены такие страны, как Кипр. Культурные императивы тяжело менять, поэтому приглашение было сделано - без каких-либо серьезных намерений.

Для европейцев приглашение на самом деле означало, что Украина может стать европейской. Что в ней могут быть конституционная демократия, либерализм и процветание, которые должны быть у каждого государства-члена ЕС. Именно это привлекало большинство тех, кто сначала участвовал в демонстрациях. Каким бы невероятным ни было полное членство в Союзе, идея о том, чтобы стать современным европейским обществом, крайне привлекательна. В результате решения Януковича некоторые жители страны почувствовали, что от них уходит прекрасная возможность.

Немцы ведут сложную игру. Они понимали, что Украина вряд ли войдет в ЕС в ближайшее время. У них также были важные соглашения с Россией, которые давали им как энергию, так и инвестиционные интересы. Было бы странно, если бы Берлин открыто поддержал демонстрантов. Однако немцы также строили коалиции внутри Евросоюза. Прибалтийские страны и Польша хотели, чтобы Украина вышла из российского лагеря – это обеспечило бы необходимый, хотя и не полный, буфер между ними и Россией (Белоруссия по-прежнему находится в российской сфере влияния). Поэтому немцам нужно было выбирать между европейскими партнерами, которых заботила Украина, и Россией.

Русские сохраняли относительное спокойствие в течение украинских протестов. Они понимали, что их власть на Украине держится не просто на одном человеке и его партии, и поэтому позволяли кризису разгораться. Учитывая текущую стратегию России на Украине, русским не нужно было ничего делать, по крайней мере публично. Любое украинское правительство столкнется с теми же проблемами, что и Янукович: слабая надежда на вступление в ЕС, зависимость от Москвы в смысле энергетики и интегрированная с Россией экономика. И определенно, русским не нужна конфронтация перед Сочи.

Русские также знали, что чем более прозападные силы будут контролировать Киев, тем более разрозненной будет Украина. В целом, восточная Украина больше ориентирована в направлении России: ее жители говорят по-русски, исповедуют православие и лояльны московской патриархии. Западная Украина больше ориентируется на Европу – там живут католики, или те, кто ориентируется на киевскую патриархию. Конечно, есть православные и русскоговорящие на западе и католики на востоке. И тем не менее, напряженность между регионами реальна, и серьезное проевропейское давление разделит страну. Если это случится, блок будет переживать хаос, и в первую очередь - Евросоюз не сможет нужным образом действовать в отношении Украины. Проевропейское правительство столкнется с конфликтом и будет парализовано. Каким бы невероятным ни казался этот сценарий, на какое-то время он устроит русских.

Читайте также: Разве Украина - это проблема, которую должны решать США?

Точка зрения США

Сенатор США Джон Маккейн на акции сторонников евроинтеграции Украины


Как и во многих ситуациях, важно понимать, какой позиции придерживаются США, если она у них вообще есть. Вашингтон активно поддерживал оранжевую революцию, что вызвало серьезный разлад с Россией. Текущая политика, которая заключается в том, чтобы избегать ненужного вмешательства в евразийские споры, предполагает, что США не будут лезть в ситуацию на Украине. Однако российское поведение в случае со Сноуденом разозлило Вашингтон – в результате США радуются возможности досадить Москве перед Олимпиадой в Сочи. Американское правительство, скорее всего, не поддерживает неправительственные организации так, как это делают его коллеги в Европе, но оно все равно некоторым образом задействовано. На самом деле Вашингтон наверняка наслаждается тем фактом, что Россия вынуждена занимать оборонительную позицию – в последние месяцы Россия вынуждала Америку занимать такую позицию.

В любом случае, ставки на Украине очень высоки. Русские затеяли игру, которую не могут позволить себе проиграть. Есть несколько способов для них ее выиграть. Им нужно всего лишь представить идею о вступлении Украины в ЕС несостоятельной – это облегчают экономические и социальные условия на Украине. Европейцы не намерены в ближайшее время вливать средства в Украину, и, хотя Польша предпочла бы нейтральную Украину, Варшаве совсем не обязательно нужна Украина прозападная. Америку Украина интересует как раздражающий Россию фактор, но она не готова идти на серьезные риски.

Многие страны заинтересованы в Украине, и больше всех - Россия. Однако, невзирая на весь шум в Киеве и других городах, к серьезным геополитическим изменениям на Украине это вряд ли приведет. Однако ситуация представляет собой прекрасный пример того, как политические беспорядки в стратегически важной стране могут повлиять на международную систему в целом.

В большинстве стран события, подобные событиям в Киеве, не привлекли бы к себе глобальный интерес. Но когда речь идет о такой стране, как Украина, даже номинальная нестабильность вызывает не только интерес, но и давление, и даже вмешательство со всех сторон. Это давняя проблема Украины. У нее - важное географическое положение, и давление, оказываемое на нее, обычно усиливает любые внутренние конфликты - пока не приведет к дестабилизации гораздо большей, чем сами внутренние проблемы страны. Германия и США могут и дальше преследовать цели, которые будут все больше раздражать Россию, но, как мы уже писали, они будут избегать действий, которые поставят под реальный риск отношения Москвы с Вашингтоном и Берлином. Российское влияние на Украине на настоящий момент ограничивается грядущими Олимпийскими играми и эскалацией протестов, однако геополитические реалии таковы, что ни одна страна мира не заинтересована в Украине больше, чем Россия - равно как ни одна страна мира не способна сыграть большую роль в ее судьбе.