Уже долгое время Запад наживается в Восточной Европе за счет своей репутации, обретенной в эпоху холодной войны. Но теперь он лишился этой репутации из-за своей причастности к оффшорам, при помощи которых ведется разграбление постсоветских государств.

Когда люди думают об оффшорных финансах, они не задумываются о будущем Европы. Они представляют себе пальмы, корпорации-пустышки со штаб-квартирами в почтовых ящиках, а также тайные счета в швейцарских банках. Однако в Восточной Европе люди представляют себе совсем иную картину.

Когда русские, украинцы, азербайджанцы (я пощажу читателя и не стану перечислять все 15 братских республик) — когда эти страны думают о финансовых оффшорах, им видится их украденное будущее. Но разве это плохо? Разве это не заставит их понять то, что Запад лучше всех?

Не так быстро. Для начала несколько цифр. Оффшорная экономика превратилась в параллельную финансовую систему колоссальных размеров. В пятидесяти с чем-то налоговых оазисах спрятано, наверное, более 20 триллионов долларов. Только в британских налоговых убежищах укрываются огромные богатства на сумму более 7 триллионов долларов. И несоразмерно большая часть этих денег пришла из Восточной Европы. Возьмем недостающие российские 211,5 миллиарда долларов. Это весьма скромная оценка незаконных финансовых потоков, ушедших из одной только России в период с 1994 по 2011 годы.

Расхожая мудрость гласит, что простые граждане этих государств, подвергаемые феодальным методам правления и политическому грабежу, будут думать о коррупции. Что ж, пока все хорошо. В России, на Украине, в Азербайджане и других странах невозможно говорить о политике, не говоря при этом о коррупции. Но далее эта расхожая мудрость, утверждающая, будто средний класс, молодежь и имеющий глобальные связи народ потребует новой власти на западный манер, терпит полный провал.

Почему не работает такая логика? Просто восточноевропейские борцы с коррупцией обнаруживают, что Запад с его системой оффшорной экономики способствует колоссальной краже ресурсов в их странах. Из-под поверхности в настроениях российской оппозиции и украинского Майдана наружу вырывается новое чувство презрения к Западу.

Представьте себе, что вы на протяжении последнего десятилетия боролись с коррупцией на Украине. Образцом добросовестного государственного управления для вас была Британия или Германия. Вы обращались на Запад с просьбой о выделении средств. Западные фонды и финансируемые ЕС аналитические центры учили вас выслеживать украденные вашим государством деньги. И вдруг вы обнаруживаете нечто ужасное: эти деньги утекают прямо на Запад. Оказалось, что образец добросовестного государственного управления, перед которым вы снимали шляпу, предоставляет услуги по отмыванию денег тем самым людям и организациям, которые крадут у вашей страны будущее.

Именно это случилось с Центром противодействия коррупции, которым руководит Дарья Каленюк. Эта женщина, возглавляющая одну из самых важных на Украине неправительственных организаций по борьбе с коррупцией, долгие годы изучала методы работы этой самой коррупции. И чем больше она узнавала, тем больше понимала, насколько лицемерно ведут себя Америка и Евросоюз.

Каленюк говорит об этом так:

Мы обнаружили, что украденные на Украине деньги направляются в британские и европейские налоговые оазисы, где их прячут при помощи подставных компаний из Евросоюза. Это была очень неудобная правда. Мы почувствовали, что западная элита лицемерит перед нами. Она проповедует борьбу с коррупцией, а сама позволяет процветать этому миру оффшоров.


Возмущение Каленюк все больше разделяет население Украины — причем не только люди из аналитических центров, но и политики. Активно участвовавшая в протестном движении Майдана депутат украинского парламента Леся Оробец борется за пост киевского мэра, и в этой борьбе использует националистическое возмущение по поводу коррупции. Ее приводит в ярость соучастие Запада в организации той оффшорной черной дыры, в которой давно уже исчезает национальное богатство Украины:

Нужно понять, что западные налоговые убежища стали причиной смерти многих украинцев. Возьмите, например, кражу из украинского бюджета тех средств, которые выделяются на борьбу с ВИЧ. Национальные ассигнования на борьбу со СПИДом были украдены и спрятаны в налоговых убежищах, а также в Великобритании. Но это ведет к серьезным последствиям — мы приближаемся к двум процентам зараженности украинского населения ВИЧ-инфекцией, а это уже почти точка невозврата, за которой начинается пандемия. Эта коррупция будет убивать и британских мужчин тоже. Я слышала, что они приезжают на Украину. Но потом они возвращаются домой. Что произойдет, если британцы не закроют свои налоговые убежища? Это оставит на нас это мощный, очень мощный отпечаток.

Поговорите с любым украинским революционером, и вы сразу поймете, что финансовые оффшоры быстро ослабляют мягкую силу Запада. Например, это блогер, журналист и активист Мустафа Найем, один из самых харизматичных лидеров протестов на начальном этапе движения Майдана. Он первым позвал протестующих на улицы. Двуличие Запада в вопросах оффшоров вызывает у него сильное раздражение:

Почему они ищут только те состояния, которые были украдены и спрятаны в Австрии и Швейцарии? Мы сотни раз говорили европейцам, говорили их посольствам, что эти украденные деньги спрятаны в их странах. И ничего. Теперь, когда режим пал, они в считанные дни могут найти эти украденные деньги. Но почему они не делали этого раньше? Они виновны — виновны в том, что оставили нас наедине с этими ворами. Они виновны в том, что позволили им грабить нас.

За закрытыми дверями многие члены нового правительства испытывают те же самые чувства. Но поскольку они находятся в финансовой зависимости от Запада, когда встает вопрос о предотвращении экономического краха, мало кто из американских и европейских дипломатов понимает происходящее. Если поговорить с революционным министром Дмитрием Булатовым, то все становится ясным довольно быстро. «Украинские деньги были украдены и переправлены в Австрию, Швейцарию и в налоговые оазисы Британии. Но мы хотим, чтобы эти деньги были возвращены».

Украинские СМИ тоже подхватили эту тему. Либеральный телеканал активистов «Громадське телебачення» ведет дискуссии по этому вопросу. Он даже пригласил в студию одного британского активиста, чтобы поговорить о том, как работают западные финансовые оффшоры и как с ними бороться. Появляющиеся в прессе статьи о связях украинских коррупционеров с австрийскими банками и британскими налоговыми убежищами привели к тому, что репутация и авторитет этих стран резко упали.

Российская оппозиция возмущена еще больше. Олигархи из этой страны любят выставлять напоказ на российском телевидении свой шикарный образ жизни в Лондоне. Поэтому хорошо известно, что британская элита оказывает им теплый и радушный прием. Поскольку все считают, что эти деньги были украдены, нравственный авторитет Британии среди русских просто рассыпался. Над Даунинг-стрит и Министерством иностранных дел открыто издеваются, а Лондон называют «столицей российской коррупции».

Харизматичный лидер оппозиции Алексей Навальный в частном порядке выражает острое недовольство западной правоохранительной системой и считает, что бесконечные просьбы его коллег о проведении расследований по фактам коррупции попросту игнорируются.

Навальный хочет стать президентом России после Путина. Но что он будет делать с финансовыми оффшорами, если попадет в Кремль? «Я мечтаю о том, — сказал он мне как-то, — чтобы вернуть эти деньги обратно». Навального поражают те объемы украденных российских денег, которые наводнили западные налоговые оазисы и европейские столицы. «Почему они настолько глупы? Неужели они действительно думают, что это просто анонимные деньги? Разве им непонятно, что эти деньги украдены из российского бюджета?»

Уже долгое время Запад наживается в Восточной Европе за счет своей репутации, обретенной в эпоху холодной войны, ведь на него смотрели как на светоч демократии, как на защитника диссидентского подполья от Москвы до Баку. Но теперь он лишился этой репутации из-за своей причастности к оффшорам, при помощи которых ведется разграбление постсоветских государств.

Запад привык пользоваться своей героической репутацией у демократов Восточной Европы. Но если вы познакомитесь с московской оппозицией или с Майданом, то быстро поймете, что Лондон сегодня стал синонимом коррупции, и что названия ряда европейских стран, таких как Люксембург, Кипр, Швейцария, Андорра и даже Нидерланды, сегодня ассоциируются со словом «воровство».

Бен Джуда — автор книги «Хрупкая империя: как Россия полюбила и разлюбила Владимира Путина» (Fragile Empire: How Russia Fell In and Out of Love with Vladimir Putin).