1 июля Стивен Коэн (Stephen F. Cohen) опубликовал в The Nation статью под названием «Молчание американских ястребов о зверствах Киева» (The Silence of American Hawks about Kyiv’s Atrocities). Читать ее весьма интересно, хотя практически всю вину за мучительный кризис на Украине автор возлагает на украинское правительство и на Вашингтон. Но эту ситуацию нельзя рисовать черно-белыми мазками, как это делает доктор Коэн, поскольку в ней есть много оттенков серого. Я пытаюсь найти эти серые тона, хотя с самого начала должен отметить, что доктор Коэн наверняка причислит меня к ястребам. Но в этой черно-белой картине опущен очень важный контекст и детали. Вот несколько примеров.

Доктор Коэн в своей статье приравнивает действия вооруженных сепаратистов в восточных Донецкой и Луганской областях к протестам на киевском Майдане. Демонстрации на Майдане были в подавляющем большинстве мирными, пока милиция 18 февраля не пошла на штурм. Да, здания вокруг Майдана были захвачены (а одно арендовано) — в основном, чтобы предоставить убежище демонстрантам в холодную зимнюю погоду. Да, небольшая группа протестующих (в том числе, ультранационалисты) вступила в середине января в столкновения с милицией, но этих людей было во много раз меньше, чем мирных демонстрантов, митинговавших в нескольких кварталах.

Случившееся в Донецке и Луганске имело серьезные отличия. Там не было мирных демонстраций того же масштаба, что на Майдане. Вместо этого вооруженные сепаратисты захватили здания местной администрации и милиции. В некоторых случаях их действиями руководили «маленькие зеленые человечки» — так украинцы называют солдат в российской полевой форме без знаков различия, которые захватили Крым (как признался позднее Владимир Путин, это были российские войска). Ставить Киев и восток на одну доску, рисуя картину черно-белыми красками, можно лишь с очень большой натяжкой.

Я соглашусь с доктором Коэном в том, что в Одессе 2 мая произошли ужасные события, когда в огне в Доме профсоюзов погибли десятки человек. Но я не стал бы так поспешно проводить аналогии с действиями нацистов по массовому истреблению людей. Надо провести полномасштабное расследование, и украинскому правительству следует пригласить к участию в нем судебно-медицинских экспертов из таких стран, как Финляндия.

Однако, описывая трагедию в Одессе, доктор Коэн пропускает важную информацию. Во-первых, как говорит большинство очевидцев, столкновения начались, когда пророссийская группа людей напала на участников мирного марша в защиту единства. Во-вторых, многие сообщения свидетельствуют о том, что некоторые люди из пророссийской группы применяли огнестрельное оружие. В-третьих, хотя нет сомнений в том, что проукраинские демонстранты бросали в здание коктейли Молотова, есть также свидетельства, указывающие на то, что в здании и на его крыше тоже были люди с коктейлями Молотова. И наконец, есть кадры, показывающие, что когда начался пожар, кое-кто из проукраинской группы помогал людям выбираться из горящего здания. Все это никак не оправдывает непростительное нападение на Дом профсоюзов, но картина получается отнюдь не такая черно-белая, как ее рисует доктор Коэн.

Читайте также: Путин выдерживает паузу, чтобы изменить тактику в отношении Украины

В своей версии об антитеррористической кампании правительственных сил доктор Коэн дает понять, что конфликт на востоке развязал Киев. На самом деле, начиная с 6 апреля, вооруженные пророссийские сепаратисты захватили большое количество зданий, а украинская армия и силы безопасности начали свою операцию лишь 12 апреля. Он ведет речь об осуществляемых без разбора атаках на населенные пункты с мирными людьми, хотя военные действия украинских сил проводятся в основном против противника хорошо вооруженного и оснащенного, в том числе, танками и современными зенитными ракетами (свидетельство тому — сбитые украинские военные самолеты, включая транспортную машину с 49 людьми на борту).

Сторонники радикального движения "Правый сектор"


Роль «Правого сектора» вызывает опасения, и украинское правительство должно начать действия по его разоружению. Но кое-кто на Западе считает, что партия «Свобода» предприняла попытку отречься от своего неприятного прошлого. Доктор Коэн прав, когда говорит, что этих людей в кабинете министров довольно много. Но в своем повествовании он умалчивает о главной причине такой ситуации. А причина в том, что Партия регионов и партия УДАР, имеющие первую и третью по численности фракции в парламенте, отказались занимать посты в новом кабинете во время его формирования в феврале.

В своем повествовании доктор Коэн слишком легко сбрасывает со счетов то, что прошедшие 25 мая президентские выборы говорят о степени народной поддержки правым ультранационалистам. Лидеры «Правого сектора» и «Свободы» вместе набрали менее двух процентов голосов избирателей. И даже это не в полной мере говорит о степени их поддержки — ведь вооруженные сепаратисты не дали провести выборы в основной части Донецкой и Луганской областей — а там проживает 14 процентов украинского электората, который никак не поддерживает лидеров «Правого сектора» и «Свободы». Доктор Коэн полагает, что «небольшие, но решительно настроенные движения способны воспользоваться моментом», имея в виду, что ультранационалисты обладают властью, которая не соответствует степени избирательной поддержки. Возможно. Но почему такую же тревогу не вызывают у него вооруженные сепаратисты Донецка и Луганска, где, согласно опросам, большинство людей хотят остаться в составе Украины?

Доктор Коэн пишет, что антитеррористическую операцию можно завершить только в Вашингтоне и Киеве. Согласно большинству отчетов с мест, во время закончившегося 30 июня перемирия украинские силы значительно ослабили свой натиск в ходе операции. Непонятно, сделали ли то же самое сепаратисты. Но ведь и они несут свою долю ответственности за прекращение огня и его соблюдение?

Доктор Коэн полностью снимает всю ответственность с России, отмечая, что после присоединения Крыма Путин демонстрирует «выдающуюся сдержанность». Но даже если оставить в стороне аннексию Крыма, ставшую самым вопиющим территориальным захватом в Европе после Второй мировой войны, российские действия с того момента трудно назвать сдержанными. Москва вот уже три месяца пытается дестабилизировать Украину. Среди прочего она заблокировала украинские экспортные поставки в Россию, существенно повысила цены на газ, поставляемый на Украину (до уровня, который гораздо выше того, что платят Германия и Австрия, несмотря на их дополнительные расходы по транзиту), держит на восточной границе Украины многотысячную боеготовую группировку и дает возможность для проникновения на ее территорию боевиков, для переправки туда предметов снабжения и военной техники, включая танки. Это сдержанность?

Доктор Коэн выражает обеспокоенность в связи с тем, что раздраженная российская элита и общественное мнение могут вынудить Путина предпринять более активные действия, включая военную интервенцию. Действительно, это вызывает беспокойство, но он в своей статье мог и должен был показать, почему раздражено российское общество. А раздражено оно под воздействием односторонней кампании пропаганды в советском стиле, которую проводят путинские государственные средства массовой информации.

Ситуация на Украине сложна и многогранна. Винить можно многих. Но доктор Коэн в своей статье не сообщает об этом и вместо объективной картины рисует черно-белое изображение, затушевывая более тонкие нюансы действительности.