Много лет Казахстан ассоциировался с Россией и считался сателлитом Москвы, что имело географическую и историческую подоплеку. Этот союз был настолько силен, что оба государства решили перевести сотрудничество в официальное русло, создав соглашение наподобие ЕС. Так появился Таможенный союз и Евразийское экономическое сообщество, на смену которому в начале января 2015 года придет Евразийский экономический союз. С точки зрения Астаны интеграция, однако, уже перешла приемлемые границы, и в долгосрочной перспективе угрожает самостоятельности страны. Казахстан начал медленно, но последовательно поворачиваться в сторону Китая.

Сотрудничество Казахстана и России продолжает развиваться нормально, хотя случаются проблемы: казахстанцев оскорбила мысль, будто до недавнего времени у них не было никакой государственности. Такое спорное заявление сделал Владимир Путин во время своего выступления на молодежном форуме на озере Селигер. Эта бестактность не привела к дипломатическому скандалу, однако стала водой на мельницу всех тех, кто опасался, что Россия после аннексии Крыма и вторжения на восток Украины захочет занять территории Казахстана, где проживает русское население. Казахстанцы (как и белорусы — третий столп Таможенного союза) боятся, что под угрозой может оказаться и их государственность, а Россия под прикрытием защиты своих граждан потребует каких-нибудь территориальных уступок. Еще в апреле 2014 года российский посол в Астане был вызван в МИД для объяснений по поводу слов одного из высокопоставленных чиновников, заявившего, что если жители Казахстана захотят присоединиться к России, следует позволить им это сделать.

С тех пор как Путин начал продвигать идею политического сотрудничества в рамках Евразийского экономического сообщества, Казахстан стал с меньшим энтузиазмом относиться к идее какого-либо сотрудничества. Он старается выйти из российской тени и действовать самостоятельно. После того, как Россия ввела санкции против 32 стран, Астана заявила, что она не станет бойкотировать вошедшие в список товары с Запада и не планирует шагов по ограничению поставок западных товаров на российский рынок через свою территорию. Это означает, что Казахстан с самого начала допускал возможность реэкспорта в РФ. С одной стороны, он не хочет разрывать существующие торговые договоры, а с другой старается сохранить хорошие отношения с Евросоюзом, чтобы быть для него не просто экзотической азиатской страной, а важнейшим партнером в регионе. Есть и третий мотив: показать Москве, что Астана не будет действовать под ее диктовку.

Хуже, чем в Белоруссии

Казахстан — это страна, где не уважают права человека, и где не существует оппозиции (ее лидеры отбывают длительные сроки лишения свободы за «хулиганство», призывы к свержению власти и подобные правонарушения). Мир внимательно присмотрелся к ситуации в этой стране после расстрела демонстрантов в городе Жанаозен в 2011 году. По официальным данным, погибли 17 человек, но на самом деле — около 100, а десятки людей попали в тюрьму за участие в антиправительственных выступлениях.

Почему Европа возмущается нарушением прав человека, например, в Белоруссии, но не обращает внимания на ситуацию в Казахстане, которая кажется еще более драматичной? Из-за расстояния. Казахстан находится настолько далеко от Берлина или Брюсселя, что новости оттуда не попадают на первые страницы газет. Вторая причина — это привлекательность Казахстана в качестве торгового партнера. Это самое сильное государство региона, которое само обращается с инициативами к западным инвесторам и ощущает необходимость быть открытым к Западу. А поскольку рынок объемен, Казахстан может казаться европейским компаниям более интересным партнерам, чем становящаяся менее надежной Россия или остальные страны Средней Азии, где до сих пор недостает инфраструктуры и капитала для развития бизнеса.

Польские акценты


Польские компании тоже присутствуют в Казахстане. До сих пор он не был приоритетным направлением экспансии польского капитала, однако в связи с осложнившимся функционированием на российском рынке, часть фирм может придти сюда.

Объем польских прямых инвестиций в Казахстане составил 144,5 млн. долларов (данные на конец первого квартала 2014 года), здесь зарегистрировано около 160 экономических субъектов с участием польского капитала. Для сравнения: в 2004 году их было 73. В 2012 году министр экономики Вальдемар Павляк (Waldemar Pawlak) заявил, что Казахстан станет одним из пяти (наряду с Алжиром, Бразилией, Канадой и Турцией) перспективных рынков, в отношении которых Варшава запустит трехлетнюю программу по продвижению польской экономики.

Польские компании работают в первую очередь в нефтегазовом секторе (в частности, Petrolinvest, Drill-Lab Kazachstan, Exalo Drilling), присутствуют в Казахстане и две крупные польские фармацевтические компании: Polpharma i Polfa.

Посматривая в сторону Китая

Несмотря на это что-то не дает бизнесменам и менеджерам иностранных компаний вести в Казахстане бизнес совершенно спокойно. Во-первых, неизвестно, кто станет наследником находящегося у власти уже 23 года президента Назарбаева, и в каком направлении будет двигаться страна. Будет ли она верно оставаться рядом с Россией или повернет на восток, к Китаю? Чем больше Москва настаивает на сотрудничестве, тем активнее Казахстан ищет альтернативу. Много интересных идей предлагают китайцы. Президент Си Цзиньпин предложил создать экономический коридор Шелкового пути, который был бы призван усилить сотрудничество Китая со странами Средней Азии посредством строительства транспортной инфраструктуры, роста объема товарооборота и ликвидации барьеров в торговле, а в отдаленной перспективе — создания зоны свободной торговли.

Россию к участию в инициативе не пригласили, поскольку Пекин хочет сам задавать темп развитию событий, а у одного проекта не может быть двух лидеров. Китай — удобный партнер: он не навязывает своих политических моделей и ожидает лишь выгодных контрактов и пунктуального их выполнения. Еще в 1990-е годы в Казахстане (как, впрочем, во всей Средней Азии) были сильны антикитайские настроения, там опасались, что Пекин захочет взять на себя роль гегемона после СССР. Опасения были преувеличенными, так как Китай заинтересован лишь в экономической экспансии в регионе. Как кажется, Астане это не мешает, а в контексте событий на Украине Китай выглядит безопасной гаванью.