Комната для ожидания возле офиса Евгения Лебедева на Беркели-сквер способна рассказать что-то о различных направлениях жизни 31-летнего хозяина. На одной стене - заключенные в рамки несколько первых страниц газет из Советского Союза. На другой - первые страницы Evening Standard и Independent, британских газет, которые купил его отец, Александр, в 2010 году. На третьей стене три великолепных картины Фрэнсиса Бэкона. А под ними кожаный табурет, на котором мелом нацарапано: «С любовью, Элтон Джон».

Дверь офиса открывается. Молодые руководители выходят, обсуждая, как реорганизовать Independent, которую Лебедевы купили за 1 фунт (1,15 евро) в прошлом году. Появляется сам Евгений. У него мягкое лицо, умные глаза, аккуратная борода и слегка напоминающая морскую одежда, благодаря которой он выглядит словно молодой аристократ в изгнании. Образ очень отличается от обычного образа российских подставных руководителей. «Типичное западное восприятие российских мужчин - их считают грубыми и жестокими жуликами, - говорит он, входя в офис, заполненный предметами модного современного искусства. - Это очень печально, и нас тоже можно в этом винить. Новое поколение должно это изменить. Я сделаю все, что смогу». Его помощница ставит на стол упаковки с суши для ланча, приготовленные высококлассным японским рестораном Sake no Hana, которым г-н Лебедев владеет на Сент-Джеймс-стрит. Суши душераздирающе хороши.

Несмотря на атрибуты роскоши, бизнес семьи Лебедевых не то чтобы безоблачно процветает. Его отец Александр, состояние которого Forbes оценивает в 3,5 миллиарда долларов, недавно объявил о своем намерении продать почти все свои российские активы. «Он сыт по горло, - говорит г-н Лебедев, - его преследуют уже несколько месяцев… потому что нет никого «наверху», кто бы его защищал, поэтому они пришли за ним». Г-н Лебедев имеет в виду прошлогодний рейд на Национальный резервный банк (НРБ) в Москве, проведенный российскими полицейскими в масках. Никаких обвинений не было выдвинуто ни против него, ни против банка, а сам Александр Лебедев подал протест против действий правоохранительных органов. «Это сложная бизнес-среда, - признает г-н Лебедев, - правительство, кажется, с одной стороны, пытается привлечь иностранные инвестиции, а другой рукой в то же время бьет по ним. Деловые люди испытывают нервозность в связи с тем, что государство может забрать их активы или даже лишить их свободы».

Лондон зовет

Почему его отец не ищет защиты от Кремля? «Ситуация не столь сбалансирована, как это бывает в западных демократиях. Различные министры и правоохранительные органы все преследуют свои собственные интересы. Службы безопасности похожи на ФБР времен Эдгара Гувера - они словно суверенная организация». Опасается ли он того, что жизнь его отца может быть в опасности? «Ситуация стала лучше по сравнению с 1990-ми годами, когда тебя могли убить просто за одежду. По крайней мере, сейчас вероятность быть убитым меньше».

Г-н Лебедев переехал в Великобританию, когда ему было восемь лет, после того, как его отец был назначен в российское посольство в Лондоне. Официально он числился коммерческим атташе, а на деле работал на КГБ, отслеживая бегство капиталов из СССР. После краха СССР семья переехала обратно в Россию, хотя г-н Лебедев попросил своих родителей отправить его в школу в Англии. С тех пор он жил там, и в прошлом году получил британское гражданство. «Это делает мою жизнь значительно легче, - говорит он, - это означает, что я перестал быть гражданином второго сорта, что ты порой ощущаешь, когда у тебя российский паспорт. Я также хотел получить британское гражданство, потому что я люблю Англию, ее культуру, ее свободы, ее глубинку. Хотя у меня по-прежнему есть и российский паспорт, и я испытываю патриотические чувства и горд быть русским».

Не думает ли он, что Кремль с настороженностью и подозрением относится к нему и к его отцу, видя в них заграничных агитаторов, лиц, возбуждающих недовольство, по образцу опального олигарха Бориса Березовского? «Нет никакого сравнения, - говорит он, - Березовский находится в состоянии открытой войны с Кремлем». Хотя на самом деле некоторое сравнение возможно. И г-н Березовский, и г-н Лебедев-старший сколотили свои состояния в 1990-е годы, и оба боролись за право политического голоса в путинские годы. Александр Лебедев пытался стать мэром и Москвы, и черноморского порта Сочи. Временами казалось, что он отчаянно стремится к политическому влиянию, хотя в путинской России он так и остался аутсайдером. После двух лет в газетном бизнесе в Британии, Лебедев, возможно, получил больше влияния в британской политике, чем он когда-либо имел в российской. Не поэтому ли они занялись британским газетным бизнесом? «Не было никакого грандиозного плана, - настаивает г-н Лебедев. - Я был на обеде с Ротермерами, и Джонатан предложил, не хочу ли я купить Standard».

Он говорит о тогдашнем владельце Evening Standard Джонатане Хармсворте (Jonathan Harmsworth), председателе компании Daily Mail and General Trust (DMGT) и четвертом виконте Ротермере. Джорди Григ (Geordie Grieg), тогдашний главный редактор журнала Tatler, также присутствовал на том обеде и был впоследствии назначен главным редактором Evening Standard, которая была перезапущена как бесплатная газета. Стратегия оказалась успешной, и газета, судя по всему, выйдет на уровень безубыточности уже в этом году.

25 миллионов фунтов стерлингов, которые Лебедевы пообещали инвестировать в Evening Standard, это небольшая плата для российского олигарха: половина того, что Роман Абрамович заплатил за футболиста Фернандо Торреса (Fernando Torres). Вмешательство г-на Лебедева пока заметно в основном на культурных страницах. Предполагают, что его отец, если он когда-нибудь переедет в Великобританию, будет играть более видную роль также на политических страницах и страницах мнений экспертов. Г-н Лебедев и его советники, судя по всему, пока еще размышляют над тем, как улучшить и изменить Independent. Ее сложно будет сделать бесплатной газетой, потому что у нее нет сети распространителей или уличных торговцев. «i», 20-пенсовая краткая версия Independent, и Independent-On-Sunday, по-прежнему приносят убытки примерно на миллион фунтов в месяц.

Мутные воды


Реальной проверкой лебедевского владения изданиями Evening Standard и Independent станет ситуация, при которой  в англо-российских отношениях возникнет еще один кризис. Как, например, контролируемая Лебедевым Standard, сообщала бы об отравлении Александра Литвиненко в 2006 году? Или о российской войне с Грузией в 2008-м? У Александра Лебедева еще есть активы в России, и он по-прежнему стремится к политическому влиянию там, что означает, что он легко может попасть под давление Кремля, который может заставить его сделать так, чтобы его английские газеты не слишком критиковали Россию. И эти мутные воды еще не проверены.

В то же время влияние Лебедевых на британскую культуру выглядит неопасным и благотворным. Они спасли одну газету от краха, и пытаются выдумать способ, как спасти еще одну. Г-н Лебедев также, судя по всему, много делает для поддержки британских художников и британских портных. Сейчас он организует серию мероприятий в 2013 году для демонстрации современной российской культуры, и Лебедев хочет задействовать все - от Королевского общества Шекспира (Royal Shakespeare Company) до Музея Виктории и Альберта в Лондоне (Victoria and Albert Museum) и Британского института кино (British Film Institute). Если бы только все бывшие агенты КГБ вели себя столь же хорошо в Лондоне.