Поздним вечером 6 октября 2011 года зеленый свет залил три огромных многоэтажки центра Грозного - Сити. Присутствующие перевели дыхание - вид зачаровывал. Дальний фон - подсвеченный купол и яркие минареты крупнейшей в Европе мечети; перед ней извилистый фонтан цветов радуги. А на реке Сунже, которая течет рядом, на плавающей сцене привезенные из Голливуда актеры Жан-Клод Ван Дамм и обладательница двух «Оскаров» Хиллари Свонк высказывают пожелания хозяину. Кроме того, запоет англичанин Сил, сыграет известная скрипачка Ванесса Мэй ($500 тысяч за выступление). С таким, собственно, размахом праздновал собственное 35-летие президент Чечни Рамзан Кадыров. Одним из первых его поздравил премьер-министр России Владимир Путин.


Автомобильный парк президента Чеченской Республики, который состоит из лучших мировых марок, насчитывает более чем 120 машин, конюшни переполнены конями чистой арабской крови, дом блестит золотыми кранами и наиболее дорогим мрамором. В его вооруженных отрядах - несколько тысяч человек; имеет он также частные тюрьмы, в которые может попасть каждый несогласный - все это обеспечивает Рамзану покорность подданных. Вне сомнения, Кадыров является крупнейшим победителем войны, объявленной 18 лет назад Чечне Кремлем. Чечне, история которой казалась клубком сброшенных на небольшую кавказскую республику московскими властителями интриг и измен, которые допустили сами чеченцы в борьбе за власть. В крупнейшем проигрыше от интриг и войн оказался чеченский народ. Четверть миллиона убитых (среди них 42 тыс. детей), тысячи калек, тысячи в эмиграции. Те же, кто остался дома, едва могут устроиться.

27 октября 1991 года Джохара Дудаева избирают президентом Чечни. Возвращение в республику генерала советской авиации Дудаева ускорили эмиссары Бориса Ельцина, который таким образом старался воспрепятствовать влиянию на Кавказе Михаила Горбачева. И уже 1 ноября Дудаев издает декрет о независимости республики. Рассчитывает при этом на поддержку Ельцина, который молчит, вместе с тем его заместитель Александр Руцкой объявляет введение военного положения в Чечне. Но прилет вооруженных коммандос в Грозный ветирует Горбачев. Скорее всего, речь шла о том, чтобы чеченская мина была подложена именно Ельцину с его Российской Федерацией. Поэтому последний министр обороны СССР маршал Шапошников не делает никаких распоряжений относительно размещенных в столице Чечни огромных арсеналов оружия. После провозглашения Дудаевым независимости Чечни ФСБ активно поддерживает оппозицию против него, которая организовывает бегство бандитов из тюрем, готовит антиправительственные демонстрации, распространяет хаос.

Во главе противников Дудаева - уголовник Руслан Лабазанов.

 

Читайте также: Рамзан Победитель

 

Дудаев не хочет войны, сознает угрозы ее начала, ищет компромисс. С 1991 года вплоть до поздней осени 1993-го добивается встречи с Ельциным. За это его окружение платит многомиллионные взятки в долларах. Пишет письма премьеру России Виктору Черномырдину. Напрасно. Ельцин нуждается в «небольшой победной войне», поскольку его рейтинг после 1993 года весьма быстро падает.


Никто не надеялся, что россияне проиграют эту войну. Дудаев не дожил до ее конца: был убит ракетой, которая распознала его телефон производства США, параметры которого пересказала российской разведке американская. Генерал Лебедь подписывает мирный договор в Хасавьюрте лишь после того, как грозненскую площадь Минутка устелили трупы российских солдат. Чечня свободна. Теоретически. Чеченцы хотят демократических выборов, а Кремль делает все, чтобы они не состоялись. Только тогда, единственный раз в истории, чеченцы получают фактическую международную помощь от ОБСЕ. Без отваги и упрямства ее представителя в республике Тима Гульдеманна выборов не состоялось бы. В атмосфере национального праздника народ избирает своим президентом Аслана Масхадова, приверженца переговоров с Москвой, а не войны.



В проигрыше оказывается Шамиль Басаев, комендант повстанцев, о котором во время войны с россиянами пели песни чеченские дети. Для Басаева Масхадов является не товарищем по борьбе, а врагом. А товарищем, приближенным еще со времен войны, становится для него Аль-Хаттаб, выходец из Иордании, носитель идеи исламского фундаментализма (конкретнее салафизма, элемент которого - ваххабизм) и денег от богатых шейхов из Персидского залива. А в республике средств не было. Москва применила относительно Грозного финансовую блокаду, оставляя Масхадову пустую казну, разрушенную промышленность и тотальную безработицу. Хаттаб создает базу в Серженьюрте, предоставляя молодым вооруженным и безработным мужчинам неплохой заработок. Басаев становится на тропу чуждого чеченцам ваххабизма. Люди из ФСБ также видят в ваххабизме шанс навредить Масхадову.

Мало кто к тому времени задумывался над вопросом, насколько искренен Басаев в своих начинаниях, мало кто уже тогда помнил, что он воевал на российской стороне против грузин в 1992-м, что за спиной у него военная подготовка на полигоне ГРУ, после чего с помощью разведки РФ, контрразведки и МВД он создал в пророссийской Абхазии жестокий абхазский батальон. Похоже, что эти контакты были прекращены лишь на время патриотической войны, а с ее окончанием восстановлены. Так как теперь и Басаев, и Москва имели общего врага - Масхадова. Его надо дискредитировать, осмеять и унизить. Начинается фестиваль убийств, организованных то одной, то другой стороной. Или же обеими совместно. Ведь Басаев имеет знакомства...

 

Читайте также: Возвращение Путина пугает восстановленную Чечню


Кто-то выстрелами в голову убивает на рассвете шесть врачей Международного Красного Креста (сотрудник ФСБ Адам Демиев); кто-то отрезает головы трем англичанам и новозеландцу из компании Graіnger Telecom, которые создавали на этой территории систему мобильной связи (агент ФСБ, сотрудник ГРУ Арби Бараев, беспощадный и к своим, и к чужим); кто-то похищает Валентина Власова, представителя президента Ельцина в регионе (тоже Арби Бараев); кто-то - польских ученых (агентуры ФСБ в Урус-Мартане, братья Ахмадовы). Чеченские бандиты с готовностью принимают участие в этих похищениях, и не только заграничных журналистов, судьбой которых интересуется весь мир (и которых посланцы Кремля выкупают за сумасшедшие деньги), а и простых людей, в частности чеченцев. Похищения превращаются в красивый бизнес, с которым безуспешно борется президент Масхадов. Мир понемногу отворачивается от чеченцев, которые еще вчера были героями в борьбе за прекраснейший из идеалов - за свободу.

Повод к новой войне дают Басаев с Хаттабом, проникая на территорию Дагестана в  августе 1999-го. Это был первый шаг. Почти никем не замеченный. Надо было потрясти народ по-настоящему. И пришло время террора для россиян. В сентябре того самого года взрываются жилые дома в Буйнакске, Москве, Волгодонске.

Масхадов упорно ищет переговоров, которые якобы положили бы конец войне, он имеет поддержку в этом смысле нескольких политиков в России и многих на Западе. Но почему-то в преддверии подписания в Копенгагене договора о согласии происходит трагедия на Дубровке. Путин утверждает, что автором террористического акта является Аслан Масхадов. Кто же теперь поддержит Масхадова? Теперь можно беспрепятственно «чеченизировать» террор в мятежной республике, отдавая ее в руки верным Москве чеченцам. В 2003 году президентом республики становится муфтий Ахмад Кадыров (в найденных в 1996 году папках КГБ фигурирует как сотрудник уже с 1981 года). Одной из его идей было отобрать контроль над чеченской нефтью у российских генералов - во время празднования 9 Мая на стадионе в Грозном он гибнет во время теракта.


Так произошло, что обычно постоянно присутствующий возле Ахмада комендант его гвардии, сын Рамзан, как раз находился в Москве. И на следующий день с самого утра вся Россия могла созерцать великодушие президента Путина, который с сочувствием его обнимал. Путин удовлетворен: Ахмад Кадыров был просвещенным чеченским патриотом, который мог иногда противостоять Кремлю, а патриотизмом Рамзана, который закончил три класса, являются деньги и власть. В Москве, очевидно, были убеждены, что младший Кадыров успешно введет настоящую "нормализацию". Запад вместе с тем закрыл глаза, чтобы ничего не мешало сотрудничать с Кремлем. Политики же не будут беспокоиться о засилии в республике бедности, безобразной коррупции, пыток и заказных убийств. Или тем, что в чеченских школах обучение происходит на русском, а на родной язык остается два часа в неделю. Совет Европы еще раз "выскажет беспокойство", Европейский суд решит еще раз в пользу дежурного чеченца дело против России, но это не спасет ни одного из нескольких тысяч заключенных без всякого следствия его земляков, которые в лагерях и российских тюрьмах умирают от пыток. Не возвратит смысла жизни, отданного за родину.

«Путин - это мой идол. Я за него отдал бы жизнь», - говорит Рамзан Кадыров. Прекрасно, видимо, понимает: пока Владимир Владимирович имеет власть, он сможет спокойно праздновать свои следующие дни рождения.

Перевод: Антон Ефремов