В канун 80-летия Раймонд Паулс в интервью рассказал о том, как Латвия «буксует в сугробе»; объяснил, почему «Новая волна» в Сочи не так пахнет; сделал допущение о виновных в крахе Latvijas Krajbanka; заявил о готовности сотрудничества с Россией и неготовности мириться с Адольфом Шапиро…

12 января Раймонд Паулс отмечает свое 80-летие большим концертом в Латвийском Национальном театре — с оркестром Sinfonietta Rīga, Бигбэндом Латвийского радио и актерами театра.

Со свойственным ему ироничным кокетством, Маэстро говорит, что не намерен устраивать пышные банкеты, как некоторые его богатые коллеги, и вообще терпеть не может показуху: «Не переношу даже слово «юбилей»! Всегда играю так, как я всегда играю. В такие дни меня согревает лишь одна фраза, которую так любят произносить добрые журналистки: «Господин Паулс, расскажите, как вы так хорошо сохранились?» Если честно, сам не знаю, как. Наверное, мне больше ничего не остается, ведь как только кому-то надо спонсора к концерту привлечь, сразу меня вперед пускают — мол, Паулс примет участие, дайте… Мне не жалко, но иногда хочется спросить, а почему вы сами под себя денег не просите? Мне-то уже ничего не надо».

В его прошлый юбилей (75 лет) случилось сразу два примечательных события: помимо постоянных поздравлений от президентов Латвии и России, Маэстро получил послание от японского императора Акихито (как известно, музыка «Миллион алых роз» — бессменный хит всех японских караоке — прим. ред.). А на концерт Маэстро демонстративно не явилась тогдашняя министр культуры Сармите Элерте. Только что покинувший большую политику Паулс не скрывал своих напряженных отношений с главой латвийской культуры, которая некогда «сеяла много зла в своей газете Diena, в том числе против меня», и заявлял, что будет «держаться подальше от этого министерства». Весьма критично маэстро отзывался и о прочих министрах-депутатах: «Вместо 100 воров сейчас выбрали 100 ангелов. Ну посмотрим…».

От нынешнего министра культуры Даце Мелбарде таких демаршей ждать не приходится. На презентации домашней странички и электронного каталога произведений Маэстро в интернете (Raimondspauls.lv) Мелбарде объявила, что 2016 год в Латвии пройдет под знаком Паулса, «который позволяет говорить о силе личности в Латвии, о людях, которые несмотря на изменения во власти и разные перипетии, продолжают трудолюбиво делать свое дело». Министр сравнила каталог со «шкафом дайн Кришьяна Барона» — Паулс скромно ответил, что «это уж чересчур».

На сайте Маэстро собраны сведения о 2200 созданных им мелодиях, которые теперь доступны для прослушивания, просмотра и изучения нот. Здесь же можно найти фильмы с музыкой Паулса, его видеоканал на Youtube, новости о мероприятиях с его участием, а также стать членом фан-клуба Маэстро. Разработчики сайта признались, что коллекция — далеко не полная. Например, сейчас идет активный поиск композиций Паулса по территории бывшего Союза. К сотрудничеству приглашаются все, кто может пополнить собрание.

На презентации сайта Паулс получил в подарок планшет со скачанным сайтом, но тут же честно объявил, что интернет — это не про него. «Про мой телефон внучки говорят: будь добр, не доставай его нигде в общественном месте, чтобы никто этот ужас не видел… — говорит он. — Я могу себе позволить самый дорогой, какой угодно, но зачем? Мне нужен просто телефон, по которому мне могут позвонить, и по которому я могу кому-то позвонить… Я и в музыке никогда не предпочту электронику акустике. Да, без электроники сейчас не обойтись, но неживое — это неживое. Пусть молодежь жмет на свои кнопочки — у них весь мир там, в экране, но физически они не готовы к реальной жизни. Может, я старомоден, но иногда старые модели намного дороже новых!»

Можно не сомневаться, что и с очередного юбилейного концерта Маэстро выйдет с мокрой спиной, вложив в черно-белые клавиши всю душу и все силы своих таких «нефортепианных» мозолистых пальцев.

— Незадолго до вашего юбилея с редакцией Delfi связался бывший владелец Latvijas Krājbanka Владимир Антонов (Паулс потерял в этом банке почти миллион евро, — прим. ред.). Обещал рассказать, почему с ним обошлись несправедливо, а сам он ни в чем не виноват. Разговор все время переносился из-за напряженного трудового графика г-на Антонова (то у него переговоры, то командировки), а потом экс-банкир совсем исчез. Первый вопрос, который хотелось ему задать — про то, как он обещал в любом случае вернуть утраченный миллион уважаемому Маэстро…

— Думаю, об этом уже не стоит даже вспоминать. Миллион можно смело списать. Ведь этот банк был не единственным такого рода. Лопнула целая банковская система, даже в супербогатой Америке. Как всю эту братию называть? Жуликами? Может они и воровать не хотели, но комбинировали там что-то, крутили, в итоге так все запутали, что система лопнула. Что, у нас в первый раз такая история?! А что было с «Парексом», а что с банком «Балтия», в котором и я потерял немало? А из России сейчас чуть не каждый день приходят вести — обанкротился то один банк, то другой… И у всех все в порядке! Чего я один могу от них добиться? Ничего. Да и при чем тут Антонов! Мое мнение, что всю эту историю с Krajbanka, в основном, сделали местные люди…

— В прошлом году вы озвучили свой «черный список» политиков, которые по-вашему потопили расследование краха Krajbanka, — Домбровскис, Аболтиня, Вилкс, Рейрс. Большинство из них и по сей день руководят страной. Вы как-то дали понять этим людям свое отношение? Соглашаетесь играть для них концерты?

— Да что я им могу сделать? Как отомстить? Плевать они на меня хотели, играю я им или нет. На свои концерты я и так никого из официальных лиц не приглашаю. У нас теперь жесткая система: хочешь прийти — покупай билет. И это очень правильно. Театрам сейчас трудно, они сами должны зарабатывать — зачем им выбрасывать налево-направо десятки бесплатных пригласительных?! Бог дал мне ситуацию, что сегодня я снова встал на ноги, и довольно крепко — могу себе позволить играть там, где хочу. А после той ситуации с банком был вынужден соглашаться на все. Приезжает начальник российского «Газпрома« — Паулс! Приезжает главный на российской железной дороге, ему устраивают прием в Рундале — снова я играю… К сожалению, судьба у большинства артистов сегодня такая — им приходится играть на всех этих корпоративах. Иначе не проживешь. На зарплату в театре долго не протянешь.

— Недавно с гастролями МХТ приезжал бывший руководитель рижского ТЮЗа (театр закрылся при министре культуры Раймонде Паулсе, в чем многие увидели его вину, — прим. ред.) Адольф Шапиро. На вопрос, удалось ли такому большому режиссеру понять и простить такого большого музыканта, как Паулс, Шапиро ответил: «Паулс? Не помню такого».

— Я вообще стараюсь эту тему не поднимать. Долгие годы мне приписывали уничтожение этого театра, но те люди, которые знают мое отношение к театру, никогда в это не поверят. Пусть уж все эти обвинители разберутся один раз, кто в той ситуации был виноват — Паулс или те люди, которые довели театр до состояния банкрота. Это они довели, а не Паулс. Никакого приказа о закрытии ТЮЗа не было, господа! Была полная реорганизация, в результате которой создали латышский Новый рижский театр — театр номер один сейчас! Почему-то про это все забыли… И Шапиро имел все возможности в то время создать такой же театр…

— Кстати, Шапиро в этот приезд впервые посетил Новый Рижский театр — побывал на спектакле «Бродский/Барышников». Сказал, что до того не мог найти в себе силы войти в некогда родные стены. Да, все это события давно минувших лет, но русская публика все время вам это вспоминает, несмотря на все огромные заслуги. Может настала пора разрубить этот узел? Если бы вам сейчас позвонили и предложили написать музыку к постановке Шапиро — согласились бы?

— Зачем мне он нужен? Ну кто такой Шапиро!? Средненький режиссер. Таких — полная Россия. Там в сто раз лучшие есть! Зачем он мне нужен, когда тут сам Серебренников ставит… Пусть это все останется в истории, в которой каждый сам и разбирается.

— В прошлом году, когда появилась информация о возможном уходе «Новой волны» из Латвии, вы сказали: «Я бы на их месте, попробовал отойти на какое-то время из Юрмалы и посмотреть, как все будет. Так продолжать тоже нельзя». Можете оценить, насколько этим летом Юрмале удалось заменить «Новую волну»?

— Думаю, еще ничего не сделано, чтобы ее заместить. Просто понабрали разных концертов, чтобы спасти ситуацию и зашить дыры в программе. Опять куча приезжих, в основном — русские. Сами посмотрите на афиши, кто сюда едет — российские товарищи, певцы, ансамбли плясок и театры. Купить современных западных суперзвезд мы не можем. Ищут пенсионеров моего возраста, которые согласны сюда ехать. Хотя я еще в состоянии набрать публику, в отличие от них.

— Почему по-вашему местные артисты не могут собирать публику?

— А они все собирают полные залы — молодой Дон и другие… Но только несколько концертов, а сезон — он длинный, нашим его не поднять. Без интернационала ничего не будет. Латвия не способна сама создать фестиваль такого масштаба — у нас денег таких нет. С другой стороны, «Новая волна» тоже себя уже исчерпала. Я это великолепно видел! Для чего она была создана? Для конкурса, а не для показа мод. А чем она стала? Тусовкой, по-моему, только так это и называется. Вот сделали они в Сочи — и что?

— И что? Вы следили хоть краем глаза за тем, что происходило в Сочи?

— Будем говорить откровенно, я немножко поглядывал. Там было все, что и у нас. Не было только одного…

— Чего?

— Юрмалы. Ее неповторимого аромата. Хорошо она пахнет, очень хорошо! А вот Сочи… (тут маэстро красноречиво куксится, — прим. ред.) как-то не так. Хоть и хорошее там место, но может для каких-то других конкурсов… Впрочем, фестивали сегодня во всем мире как-то отходят на второй план. «Сан-Ремо» когда-то гремел повсюду — сейчас это какой-то середнячок. Мне уж точно не хочется больше во все эти затеи втягиваться. Я великолепно вижу, что тут можно сделать и как, но не все со мной согласны. Поэтому оставьте меня в покое!

— С Россией у вас сохранилось сотрудничество?

— Я там даже выдвинут на «Золотую маску»! Там у меня все нормально. Мы и будем всегда сотрудничать. Только по моим правилам. Я готов играть в концерте с Леонтьевым и Пугачевой, но готовы ли они сегодня петь вживую? В остальном, не вижу повода отказываться от концертов в России. В Латвии я тоже сотрудничаю с русским театром. Сейчас ставим мюзикл «Кентервильское привидение».

— Можете рассказать про этот проект подробнее?

— Я всегда говорил, что отказываюсь писать музыку про сексуальные меньшинства, но тут сам в это и влез с головой.

— Поясните, пожалуйста…

— Кто автор «Кентервильского привидения»? Оскар Уайльд. Их типичный представитель. Конечно, тут я шучу. Это великий писатель — я счастлив с ним «посотрудничать». Для меня этот мюзикл — повод подурачиться. Это комедия, а я хочу хоть в театре отдохнуть. Мы этот несчастный мюзикл про Одессу («Одесса, город колдовской») играем уже 130-й раз, кажется. Кошмар! У меня уже руки от него болят — он же два часа идет. Но это Бабель, Одесса — мой стиль, кабацкий. Я хорошо его чувствую.

— В культуре Латвии есть, чем гордиться — у нас есть вы, есть оперные певцы Гаранча, Антоненко, Ополайс, Ковалевская, дирижеры Янсонс и Нелсонс, Барышников у нас работает, Херманис ставит спектакли по всему миру, правда, сейчас уже чаще отказывается… Какими вы видите достижения Латвии в других областях?

— Между прочим, наш дирижер мирового класса Марис Нелсонс недавно сказал, что с большим удовольствием выступил бы со мной. А он недавно дирижировал новогодним концертом Венского симфонического оркестра — фигура мирового класса. Это для меня комплимент! Дай Бог, хватит здоровья — мы осенью вместе выступим. Да, с культурой у нас неплохо. В остальном же, как-то мне кажется, мы все время на месте топчемся — буксуем, как машина в сугробе. Экономика, политика не идут никуда. Вот вам пример — не можем найти премьер-министра. Надо было сразу предлагать кого-то нового, если старое правительство собралось уходить. Так во всем мире делается. К счастью, я от этих дел отошел. Не мне за то и отвечать.

— А ситуация в мире вам нравится?


— Тоже мало хорошего. Ситуация крайне неприятная. Мы с женой каждое утро включаем Euronews и смотрим, сколько людей убили. Все новости — только про это. Лучше уж считать, сколько мячей забросил этот длинный… Порзиньгис. Наш латыш, который сегодня играет за Америку. Мои внучки живут и учатся не в Латвии, и мне за них неспокойно. Как с Востока все эти неприятности начались, так теперь добрались до Европы. И Латвия уже совсем недалеко…