Прогноз

— Поданным российского Федерального центра по борьбе со СПИДом, если российское правительство не изменит свою политику в отношении профилактики и лечения ВИЧ, число носителей этого вируса в России увеличится вдвое в течение следующих четырех лет.

— Культурные традиции, слабая экономика и противостояние России Западу будут мешать адекватному ответу Кремля на кризис ВИЧ.

— ВИЧ станет более распространенным заболеванием, преимущественно среди россиян трудоспособного возраста, что лишь усугубит и без того сложную демографическую ситуацию в стране.

Анализ


В России есть довольно популярная поговорка, что лучше быть бедным, но здоровым, чем богатым, но больным. Но Россия в новом году не стала ни богатой, ни здоровой. Пока Кремль отчаянно пытается укрепить слабеющую экономику, кризис ВИЧ достиг очередной важной вехи: число ВИЧ-положительных россиян превысило 1 миллион человек, как сообщил российский Федеральный центр по борьбе со СПИДом. Всего десять лет назад было зафиксировано всего 170 тысяч случаев заражения ВИЧ.


Скорость роста числа ВИЧ-положительных россиян увеличивается: в 2013 году их число выросло на 10%, а в 2014 году — уже на 12%. Глава Федерального центра по борьбе со СПИДом Вадим Покровский считает, что через четыре года носителями ВИЧ будут уже 2 миллиона россиян. Покровский также отметил, что это только те случаи, которые были официально зарегистрированы, а реальные цифры намного выше. Если рассматривать территорию бывшего Советского Союза, то 80% всех случаев инфицирования приходятся на Россию.

Как обычно, Кремль предпочитает не поднимать вопрос распространения ВИЧ в России. В Министерстве здравоохранения нет ни одного эксперта в области профилактики и лечения ВИЧ. Федеральный центр по борьбе со СПИДом — официально он называется Федеральный центр по профилактике и борьбе со СПИДом — находится под контролем Министерства здравоохранения. Но этот центр был основан в 1995 году, а работать в полную силу он начал только в 2005 году. Он проводит консультации по вопросам политики, направленной на профилактику и лечение ВИЧ и СПИД, но у него нет никаких полномочий в реализации этой политики.

Немного отступив от привычных позиций правительства, в конце 2015 года премьер-министр России Дмитрий Медведев распорядился, чтобы к ноябрю 2016 года Министерство здравоохранения разработало стратегию по борьбе с распространением ВИЧ — это первый пример попыток Кремля создать национальную стратегию в этом вопросе. В октябре 2015 года правительство также объявило о том, что в 2016 году оно вдвое увеличит объем средств, выделяемых на профилактику и лечение ВИЧ, с 300 миллионов до 600 миллионов долларов. Это чрезвычайно незначительная сумма — в 2016 году правительство США планирует потратить 25,3 миллиарда долларов на лечение и профилактику ВИЧ — но стоит отметить, что такое увеличение финансирования происходит именно сейчас, когда все остальные статьи российского бюджета урезаются.

Эпидемия ВИЧ и СПИД в России


Сначала большинство случаев ВИЧ и СПИДа в России фиксировались среди наркоманов. Россия представляет собой гигантский транзитный маршрут для поставок наркотиков из Афганистана в Европу и занимает одно из первых мест в мире по числу потребителей инъекционных наркотиков. Самыми популярными из таких наркотиков являются героин, инъекционные опиаты и «крокодил». С 1980-х до начала 2000-х годов примерно 87% случаев заражения ВИЧ были зафиксированы среди потребителей инъекционных наркотиков. В этом отношении России резко отличалась от других стран и регионов, таких как страны Африки к югу от Сахары, где бушевала эпидемия ВИЧ и где только 0,2% случаев заражения ВИЧ приходились на потребителей инъекционных наркотиков. По оценкам экспертов UNAIDS, Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД, примерно треть потребителей инъекционных наркотиков в России заразились ВИЧ.

Однако в течение последнего десятилетия все чаще причиной заражения ВИЧ становился незащищенный секс: причиной 53% зафиксированных в этот период случаев заражения ВИЧ стало употребление наркотиков, а в 42% случае вирус был передан половым путем. Такой сдвиг объясняется тем, что, с одной стороны, россияне гораздо спокойнее стали относиться к сексу вне брака, с другой — рост инфляции привел к росту цен на презервативы. Кроме того, российские СМИ — возможно, это стало частью кампании правительства, направленной против представителей сексуальных меньшинств — обвиняют представителей ЛГБТ-сообщества в распространении ВИЧ половым путем. Однако, по данным Федерального центра по борьбе со СПИДом, только 1,5% новых случаев заражения стали следствием гомосексуальных контактов. Резкое увеличение числа женщин среди ВИЧ-положительных россиян — с 10% в 2005 года до 37% в 2015 году — подтверждает эти данные центра.

Хотя новые случаи заражения ВИЧ и СПИДом являются общенациональной проблемой, более половины таких случаев сконцентрированы всего в 10 из 83 российских регионов. Еще четыре региона (Томск, Алтай, Новосибирск и Пермь) догоняют их, поскольку ВИЧ распространяется там с довольно высокой скоростью. Эти регионы сильно отличаются друг от друга по уровню доходов и уровню образования населения, а также по направлению экономической деятельности, поэтому определить общие тенденции в распространении ВИЧ довольно трудно.


Вина Кремля


Многие законы и практики Кремля способствуют распространению ВИЧ по всей России. Эти практики объясняются преимущественно культурой России и ее геополитической и экономической ситуацией.

Российское общество клеймит позором носителей ВИЧ. Как показывают результаты нового исследования, проведенного одним из центров Санкт-Петербурга, 25% людей с диагнозом ВИЧ было отказано в медицинском обслуживании, а 11% потеряли работу. Из-за такого преобладающего отношения к ВИЧ многие люди попросту не обследуются и не лечатся, что, по мнению Федерального центра борьбы со СПИДом, ООН и других организаций, и приводит к огромному разрыву между официальными цифрами и реальным числом ВИЧ-положительных россиян.

Консервативные фракции в российском правительстве и Русская православная церковь убедили Кремль ввести запрет на сексуальное образование и программы профилактики ВИЧ в школах и университетах. По словам представителей Министерства здравоохранения России, такие программы приведут только к увеличению сексуальной активности и росту темпов распространения ВИЧ. Между тем, церковь утверждает, что у нее есть несколько эффективных программ по профилактике ВИЧ, самая новая из которых носит название «Целомудрие, вера и патриотизм» и продвигает традиционные семейные ценности под эгидой патриотизма.

Между тем, Кремль запретил заместительную терапию для больных наркоманией, в том числе метадон и бупренорфин. В 1997 году Россия включила эти препараты в список нелегальных, предполагая, что наркоманы должны резко прекращать прием наркотиков — иначе им грозило до 20 лет лишения свободы. Но тот факт, что метадон является запрещенным препаратом, по мнению многих, объясняет высокий уровень употребления инъекционных наркотиков в России и, соответственно, распространение ВИЧ. Когда в марте 2014 года Россия аннексировала Крым, она положила конец выдаче метадона 800 наркоманам на полуострове, в результате чего за месяц 20 из них погибли.

Между тем, в эпидемии ВИЧ Россия продолжает обвинять Запад. В 2014 году советник Медведева обвинил Запад в попытках усугубить кризис ВИЧ в России в связи с тем, что ее не пригласили на Международную конференцию общества борьбы с ВИЧ, на которой обсуждалась ситуация с ВИЧ в Восточной Европе, России и Средней Азии. Российские СМИ связали это с ухудшением отношений между Россией и Западом — эта конференция состоялась почти сразу после того, как поддерживаемые Россией сепаратисты сбили самолет Малазийских авиалиний над Украиной. Международное общество борьбы со СПИДом отвергло эти обвинения, отметив, что оно отправляло приглашения России.

В то же время Россия в значительной мере отстранилась от международных программ по борьбе с ВИЧ и СПИДом и подвергла давлению международные организации, занимающиеся борьбой и профилактикой ВИЧ и СПИДа — особенно западные организации — заставив их уйти из России. Всемирный Фонд борьбы со СПИДом ООН приостановил финансирование образовательных и профилактических служб в России в 2012 году.

Официальная причина приостановки финансирования, согласно заявлениям Кремля и ООН, заключалась в том, что Россия — достаточно богатая страна, однако это решение было обусловлено давлением на связанные с ООН группы, работавшие тогда в стране. В 2012 году в России вступил в силу закон об иностранных агентах, который требовал, чтобы все организации, получающие финансирование из-за рубежа, регистрировались в качестве «иностранных агентов». В основе этого закона лежит страх перед тем, что Запад может проникнуть в российское общество посредством программ помощи и неправительственных организаций. Многие неправительственные организации, работавшие в сфере профилактики и лечения ВИЧ, такие как Агентство США по международному развитию, были вынуждены покинуть страну. Всемирный фонд борьбы со СПИДом вернулся в страну, когда его руководство осознало, что российское правительство не стало замещать его службы после его ухода. Эта организация, работающая под эгидой ООН, обеспечила антиретровирусными препаратами 4,3 тысячи пациентов — в 2009 году таких пациентов было 66 тысяч. С момента начала наступления на неправительственные организации в России в 2012 году, число обследований на ВИЧ сократилось на 20%.

Россия также запретила программу «Чистая игла» Всемирной организации здравоохранения, которая позволила существенно сократить число заражений ВИЧ среди наркоманов в развитых странах. По оценкам Евросоюза, сочетание лечения наркоманов метадоном и программы «Чистая игла» может почти полностью исключить распространение ВИЧ среди наркоманов в развитых странах, как это показал пример Соединенного Королевства.

Более того, Кремль начал наступление на фармацевтическую индустрию, что привело к ограничению доступа к препаратам, применяемым в лечении ВИЧ. Предполагается, что российская Федеральная программа борьбы со СПИДом должна покрывать антиретровирусное лечение, но бесплатное лечение получают лишь символическое число пациентов. Кремль сохранил возможность импортировать лекарственные препараты, но при этом снял с себя ответственность за предоставление лечения ВИЧ, переложив это бремя на региональные правительства, большинство их которых имеют огромные долги.

Россия импортирует 90% лекарственных препаратов, и 99% лекарств, производимых на территории России, имеют в своем составе импортируемые компоненты. В 2014 году Кремль решил поддержать российскую фармацевтическую индустрию, чтобы снизить зависимость сраны от импорта лекарственных средств, большая часть которых закупается на Западе. Россия начала сокращать объемы импорта от ведущих поставщиков — Франции, Соединенного Королевства, Дании и Венгрии — на фоне торговых санкций и охлаждения отношений с западными державами, и Москва планирует уже к 2018 году существенно увеличить объемы производства фармацевтической продукции.

В 2015 году фармацевтический сектор России вырос всего на 7,5% после гигантского скачка роста на 27% в 2014 году, хотя этот рост в основном объяснялся увеличением объемов инвестиций. Однако сейчас Кремль ведет наступление на иностранных инвесторов, требуя, чтобы международные компании сотрудничали с местными университетами и платили налог в размере 24% от своих доходов. Как показало проведенное недавно исследование, около 77% иностранных фармацевтических компаний, работающих в России, почти не приносят никакого дохода. Стоимость импорта лекарственных средств существенно выросла за прошлый год, что во многом объясняется слабостью российского рубля. 16 российских компаний прекратили производить и продавать множество лекарственных препаратов из-за высокой стоимости импортных веществ, и в 2015 году объемы продаж лекарств упали на 30%. Между тем, научно-исследовательская деятельность в России также переживает период упадка.

В совокупности все эти факторы привели к тому, что, оценкам ВОЗ, только 3% ВИЧ-положительных россиян имеют доступ к антиретровирусному лечению.

Воздействие эпидемии

Учитывая, что число ВИЧ-положительных россиян может удвоиться к 2020 году, эта эпидемия уже превратилась в вопрос, который Кремль не имеет права игнорировать. Темпы распространения ВИЧ растут, и 70% новых случаев заражения были зарегистрированы у россиян в возрасте от 20 до 39 лет, то есть у россиян трудоспособного возраста.

В ближайшее десятилетие Россия столкнется с серьезным демографическим кризисом. Численность этнического русского населения резко снижается, а к 2030 году, как ожидается, общая численность населения страны уменьшится на 10%. Кроме того, численность будущей рабочей силы — то есть тех, кому сейчас немногим меньше 20 лет — гораздо ниже численности нынешней рабочей силы. Если большая часть новых случаев заражения ВИЧ фиксируются в рядах трудоспособного населения, и множество случаев заражения происходят среди молодых людей до 20 лет, в ближайшее десятилетие численно трудоспособного населения России значительно сократится. Более того, ВИЧ влияет на производительность труда, особенно если у работников нет доступа к адекватному лечению. Если пациент получает правильное лечение, он зачастую может оставаться полноценным работником, хотя дополнительные расходы на лечение таких людей неизбежно обернутся дополнительным бременем для экономики в целом.

Изменения в политике и практиках в сфере профилактики и борьбы с ВИЧ потребуют от российского правительства определенных уступок. Кремль может продолжить увеличивать финансирование программ по борьбе с ВИЧ, хотя реальный прогресс в этом вопросе потребует расходов, сравнимых по объему с расходами Запада, то есть десятков миллиардов долларов. Учитывая, что Россия сейчас переживает период рецессии, а цены на нефть, вероятнее всего, в обозримом будущем останутся низкими, нет никаких оснований полагать, что Кремль увеличит финансирование программ по борьбе с ВИЧ. Ограниченность в средствах также помешает российской фармацевтической индустрии расшириться настолько, чтобы иметь возможность производить необходимые препараты.

В нынешнем геополитическом климате Россия продолжит сводить к минимуму объемы иностранной помощи стране и внутри страны. Кремль продолжит продвигать консервативные ценности и запрещать программы полового воспитания и профилактики ВИЧ, поскольку нынешнее российское правительство во многом опирается именно на консервативную базу.


Однако Кремль может предпринять некоторые меры по борьбе с эпидемией. К примеру, он может вновь сделать метадон и другие препараты заместительной терапии легальными, чтобы немного снизить уровень употребления инъекционных наркотиков. Если Россия не хочет вводить метадон с Запада, она может закупать его у других производителей, таких как Индия или Китай. Москва также может разрешить международным неправительственным организациям вернуться в Россию, чтобы предоставлять лечение и помощь, но Кремль, вероятнее всего, постарается свести деятельность иностранных компаний в России к минимуму.

Главная проблема России заключается в том, что она слишком долго ждала, прежде чем предпринимать активные меры по борьбе с ВИЧ. Когда США начали активную борьбу против стремительно распространяющихся ВИЧ и СПИДа, им потребовалось почти два десятилетия, чтобы достичь того уровня, при котором можно удерживать их распространение под контролем. Даже если сейчас Россия вложит в борьбу с ВИЧ такой же объем финансовых, образовательных и медицинских ресурсов, какой вложили США, ВИЧ все равно нанесет серьезный удар по России и ее населению в ближайшие несколько лет.