Обман всегда был верным спутником спорта высоких достижений. К сожалению, болельщикам давно пора привыкнуть в этому. Последние обвинения в адрес «топовых» теннисистов мира, похоже, являются лишь очередной «верхушкой айсберга». Эксперты предполагают, что имело место гораздо большее по масштабам мошенничество. Однако борьба с преступностью — дело тяжелое и дорогостоящее. Возьмем в качестве примера теннис: за минувшие десять лет в манипуляции результатами матчей, предположительно, были замешаны 16 из 20 лучших игроков мира. К таким результатам пришло совместное расследование ВВС и американского медиа-портала Buzzfeed. Пока что не было названо никаких имен — возможно, с целью избежать преждевременных юридических разбирательств. Однако указание на это обстоятельство никоим образом не значит, что данная информация является недостоверной.

Договорные матчи в теннисе нельзя назвать абсолютно новым явлением. Некоторые игроки даже подвергались за это наказаниям. «Шестеро теннисистов были дисквалифицированы пожизненно, а в общей сложности были наказаны 18 спортсменов», говорит глава АТР Крис Кермод (Chris Kermode). Однако часто бывает крайне трудно доказать факт мошенничества, что в значительной степени связано со спецификой этого вида спорта, а также с ловкостью самих мошенников.

Во многих видах спорта сообщники мошенников обращаются за «помощью» к молодым игрокам, имеющим финансовые трудности. Это как-то произошло с лучшим в настоящий момент теннисистом Новаком Джоковичем. В 2007 году его команде предлагали 200 тысяч долларов за поражение в матче. Серб отказался. Однако тем удивительнее его реакция на последние разоблачения.

«Я не думаю, что это отбрасывает тень на наш спорт. Пока не было предъявлено убедительных доказательств, что в этом участвовали действующие спортсмены. Так что пока это чистой воды спекуляции», сказал он в ходе Открытого чемпионата Австралии в Мельбурне. Не менее приукрашивающими и в то же время разоблачительными были высказывания некоторых функционеров. И споры вкупе с опровержениями будут продолжаться до бесконечности.


За этим кроется забота о собственном имидже: спорт должен быть чистым. От этого зависит система финансирования в самых разных областях. Лишь тогда спонсоры продолжат наводнять эту систему деньгами. Лишь тогда болельщики будут и дальше с восторгом следить за выступлениями своих любимцев. И лишь тогда реклама в спорте будет иметь смысл. Все: чиновники, спортсмены и рекламодатели — рассчитывают на то, что скандалы скоро останутся в прошлом.

В большинстве случаев этот расчет оказывается верным. Однако в последние месяцы громких отрицательных новостей на тему спорта становится все больше и больше. Это говорит о том, что весь спорт высоких достижений погряз в болоте намного глубже, чем многие думают.

С середины 2015 года скандалы в спорте разгораются один за другим. Причем самым громким из них оказался скандал в футболе — самом популярном виде спорта в Германии. Международный союз футбольных ассоциаций ФИФА считается общепризнанным рассадником коррупции. Это «болото» стремятся «осушить» американцы совместно со швейцарцами. Удастся им это или нет, пока не ясно.

Однако их деятельность уже принесла некоторые результаты: то, что не удалось прокуратуре, удалось комитету ФИФА по этике. Два наиболее могущественных человека в мировом футболе, президенты ФИФА и УЕФА Зепп Блаттер и Мишель Платини, дисквалифицированы на несколько лет каждый. Кто бы мог предположить подобное всего год назад?

Немецкому футболу тоже придется «обновиться» — после того как «странные» денежные переводы в размере миллионов долларов евро бросили тень на «летнюю сказку» 2006 года (имеется в виду чемпионат мира по футболу в Германии — прим. пер.). Президенту Немецкого футбольного союза (DFB) Вольфгангу Нирсбаху (Wolfgang Niersbach) пришлось покинуть свой пост, когда он не смог внятно объяснить обстоятельства, при которых осуществлялись эти сомнительные транзакции. Этот скандал выставил в крайне неприглядном свете многих заслуженных и уважаемых болельщиками деятелей немецкого футбола. В первую очередь, это касается «Кайзера» Франца Беккенбауэра (Franz Beckenbauer), который якобы «не глядя» подписывал соответствующие контракты.

Но и этого как будто оказалось мало: едва спортивный мир оправился от футбольного скандала, разразилась настоящая буря вокруг допинга в легкой атлетике. При этом она затронула не только Россию. Тут тоже, похоже, выглянула на поверхность лишь верхушка айсберга. При этом удивительна полная беспомощность некоторых функционеров, а также их стремление, во что бы то ни стало, удержаться на своих должностях.

Это касается почти каждого вида спорта. Потому что допинг, как выяснилось в ходе соответствующих дискуссий, является проблемой не только спринтеров или метателей молота. Велоспорт уже давно сталкивался с этой проблемой и успел пережить несколько стадий самоочищения. Да и многие представители других видов вдруг стали вспоминать о тех или иных «странных» событиях.

Пример легкой атлетики демонстрирует также, что обман редко ходит в одиночку. Виноваты не только спортсмены, принимающие запрещенные препараты, если они знают или догадываются об этом — ведь допинг невозможно принимать без сопровождения медиков. Виноваты и функционеры, на протяжении многих лет скрывающие эти противоправные действия, а также тратящие спонсорские деньги на сомнительные цели.

Количество скандалов и пока не доказанных обвинений в легкой атлетике уже не поддается исчислению. Но ни о каком систематическом расследовании нет даже и речи. Причина: многие функционеры, агенты игроков и сами игроки просто не заинтересованы в этом. Ведь тогда могут всплыть на поверхность и многие другие неприглядные факты.

Вместо этого они отвергают обвинения в свой адрес, выдвигают обвинения в чужой адрес и лгут (то же самое, в сущности, сейчас происходит и в теннисе). Но выглядят они при этом неубедительно.

Теннис — вид спорта, словно специально созданный для махинаторов. Преступникам достаточно заполучить за свою сторону лишь одну из сторон, чтобы начать нелегально «делать деньги». Самый простой вариант — проигрыш фаворита, однако есть и множество других возможностей. Так, на тотализаторе можно сделать ставку на то, что определенный игрок проиграет всего один сет.

Это значит, что фаворит вполне может выиграть матч, но, к примеру, во втором сете «неожиданно» почувствовать приступ слабости. И кто может разобраться в том, почему он вдруг на несколько минут заиграл ниже своего привычного уровня? Такое может случиться с каждым. Он именно этой «теневой зоной» и пользуются махинаторы, чтобы влиять на игру и по-быстрому «делать деньги».

Этот феномен затрагивает почти любой вид спорта, в котором крутятся большие деньги и который вызывает большой интерес у общественности, говорит лауреат немецкой телевизионной премии Grimme Хольгер Карстен Шмидт (Holger Karsten Schmidt). И он знает, о чем говорит: недавно вышел в свет его роман под названием «Сплавили и продали — спорт и организованная преступность» (Verschoben und verkauft — Sport und organisierte Kriminalität).

Изучив совместно с журналистом и писателем Беньямином Бестом (Benjamin Best) этот вопрос, Шмидт пришел к выводу: «Спортивными результатами (…) манипулируют во всем профессиональном спорте. Единственным исключением является „Формула-1“. Она просто слишком богата для того, чтобы там кого-то можно было соблазнить деньгами».

Это суждение касается, в частности, и футбола, хотя в нем гораздо труднее «мухлевать», чем в теннисе. Ведь в футболе на поле выходят целых 22 игрока, за которыми наблюдают несколько судей и множество телекамер. Но это ни в коей мере не останавливает преступников в том, чтобы подкупать судей или отдельных игроков. Это наглядно продемонстрировало, к примеру, «дело Роберта Хойцера» (Robert Hoyzer — немецкий футбольный арбитр, в 2005 году ставший главным действующим лицом скандала вокруг договорных матчей; был пожизненно дисквалифицирован Немецким футбольным союзом — прим. пер.).

Все это происходит из-за жажды наживы. «Предсказуемость результата игры является не только своего рода „денежным печатным станком“, но и привлекательным фактором для преступных элементов, потому что таким образом можно практически беспрепятственно „отмывать“ деньги», констатирует Шмидт. А поскольку ставки на тотализаторе теперь обычно делаются через интернет, доказать что-либо становится практически невозможно.

По поводу мошенничества со ставками через интернет автор констатирует: «Здесь можно делать миллиарды евро при сравнительно небольших издержках. Это очень горячий рынок». Власти стараются «осушить» это «болото», задействуя подставных агентов. Однако это дорогостоящая и очень долгая работа, потому что мошенники орудуют по всему миру и действуют при этом крайне осторожно.

Самая большая проблема — добыть убедительные доказательства, которые можно было бы привести в суде. Для этого нужны свидетели, но они зачастую не хотят подставляться или попадают под давление со стороны бывших партнеров. Тем не менее, глава АТР Крис Кермод верит, что может победить в схватке с мошенническим синдикатом. «Да, абсолютно. Мы не просто следим за ситуацией, но и действуем на опережение», сказал он в интервью газете Süddeutsche Zeitung.

Тем не менее, любителям спорта, несмотря на этот оптимизм, не стоит удивляться, если последние обвинения в подтасовке результатов теннисных матчей — равно как и многие другие ранее — вновь окончатся ничем. Причина очевидна: почти никому из действующих лиц: ни функционерам, ни игрокам, ни их агентам, ни, разумеется, самим махинаторам — не нужно, чтобы эти темные дела были расследованы.

И хотя все постоянно говорят о расследовании, реально в этом заинтересованы лишь три категории лиц: спортсмены, желающие играть по-честному, болельщики, желающие смотреть честный спорт и перегруженные следователи, вынужденные заниматься этими делами ввиду их большого общественного резонанса.

Таким образом, можно подвести итог: наверняка вскоре разразится очередной спортивный скандал, и вместе с ним поднимется очередная волна общественного возмущения. Однако, как ни печально, опыт последних месяцев говорит о том, что и новые разоблачения не заставят болельщиков отказаться от поддержки своих кумиров. Ведь, в конце концов, спорт доставляет им большое удовольствие.