Самое большое разногласие между тремя молодыми людьми? Возможно, ответ на вопрос о том, что за город Бремен. «Очень уютный», — говорит Александр на превосходном немецком языке. «Тесный и достаточно утомительный» — таков он по мнению Яны. Но в любом случае, Бремен — «просто красивый» город, заметила Алевтина — и все закивали головой. «Только никакой ссоры», — добавляет Александр и делает глоток кофе. Все смеются.

Для троих украинцев гармония особенно важна во время их встреч — например, в такой зимний день, как сегодня, когда они встретились в кафе на берегу реки Везер. Поскольку сейчас у них практически ничего нет, кроме самих себя. Полтора года назад студенты-переводчики отправились из Донецка в Бремен в семидневную поездку. Затем на их родину обрушилась война — между правительственными войсками и пророссийскими боевиками, она преградила им дорогу назад. С тех пор они засели в Германии, без господдержки, семьи, друзей и перспектив.

Яна Лысенко, Алевтина Арташ и Александр Старостин — жертвы войны, которую никто так не называет, и миграционного кризиса, который едва ли кому известен. Согласно Федеральному ведомству по вопросам миграции и беженцев, за два года конфликта 6700 человек из Украины попросили убежища в Германии. Вероятно, на самом деле эта цифра заметно выше.

Сейчас Украина — это регион гуманитарной катастрофы, которая полностью оставлена без внимания. С тех пор как страну сотрясает конфликт с пророссийскими боевиками, ужасная ситуация сложилась главным образом на территории непосредственных боевых действий. Согласно Совету Европы, пять миллионов человек оказались в бедственном положении, по данным украинского министерства социального обеспечения, свыше 2,4 миллиона человек покинули родину.


Яна, Александр и Алевтина в июне 2014 года еще были студентами отделения переводчиков Донецкого Университета, а месяц спустя они вдруг стали беженцами — даже если они сами не хотят себя так называть. Тогда ракета «Бук» уничтожила в небе над Восточной Украиной самолет MH17, и в районе Донецка вспыхнули тяжелые бои. Когда началась эскалация конфликта, и дорога домой была закрыта, студенты начали работать над театральным проектом под Бременом, в мемориале жертв нацизма — они дискутировали со сверстниками о Второй мировой войне.

Таким образом, их родной город Донецк превратился в район военных действий Донецк, их общежитие заняли сепаратисты, и оно стало казармой. Студенты, приехавшие в Германию по программе обмена, теперь были людьми без родины, будущее — неизвестно. «Мы находимся в ловушке», — сказал тогда Александр в интервью Spiegel Online — и с тех пор мало что изменилось.

Поиск новых перспектив

Тем временем 800 тысяч украинцев попросили убежища за рубежом, в том числе дети и молодежь, заметила Беттина Шульте (Bettina Schulte), представитель Агентства ООН по делам беженцев (UNHCR). «Сейчас в одном только Донбассе в помощи нуждаются 2,7 миллиона человек», — указала Шульте. Кроме того, министерство социального обеспечения Украины регистрирует — ежемесячно — 5000 мигрантов из восточных регионов страны. По словам Шульте, «беженцы могут, конечно, вернуться только тогда, когда политическая обстановка в Донбассе стабилизируется». Это относится и к таким людям, как Яна, Александр и Алевтина.

Они остались в Бремене — в поисках новых перспектив. Многие их друзья пробуют силы в других местах: Катя (19 лет) участвует в Добровольной федеральной гражданской службе в Ганновере, Евгения (19 лет) работает гувернанткой в Вене, Аня (23 года) предпочла Добровольный социальный год в Остерхольц-Шармбеке на севере Германии. Другие по-прежнему регулярно встречаются в Бремене, Алевтина и Яна организовали общежитие (Wohngemeinschaft), часто к ним присоединяется Александр, который приезжает из расположенной неподалеку коммуны Ворпсведе.

В Германии у них абсолютно неопределенный статус. В июне 2015 года федеральное правительство сообщило о том, что «в настоящее время у административных органов нет практики в отношении украинцев, которые просят убежища». «Соответствующей правовой практики по этому вопросу пока нет».

То есть власти не знают, что им делать с людьми, которые оказались в Германии из-за украинского конфликта. Сейчас они считаются в Бремене студентами из страны, не являющейся членом Евросоюза. Это значит, что они должны предъявить счет в банке, сумма на котором составляет 8000 евро, они не получают ни пособий для лиц, ходатайствующих о статусе беженца, ни пособий по безработице (Hartz IV), ни государственной финансовой помощи для студентов (BAFöG), ни денежного пособия на ребенка.