Донецк — Вика, собственно, хотела провести Новый год спокойно — дома, в кругу семьи. По крайней мере, последний день года. Однако из этого ничего не получилось: во второй половине дня начался минометный обстрел. Вика, ее муж и обе дочери укрылись в подвале. Обстрел длился несколько часов. «Вот как нас здесь приветствовали и поздравили с Новым годом», — печально говорит Вика.

Ее дом находится в расположенном в восточной Украине селе Коминтерново. Она охраняет свой дом и работает в одном из двух расположенных здесь магазинов, тогда как ее муж и обе дочери теперь живут в прибрежном городе Мариуполе, находящемся под контролем украинского правительства. Муж работает водителем, снимает там квартиру, а дочери имеют возможность ходить в школу.

В самом Коминтерново ходить в школу они уже не могут: с сентября 2014 года здание школы закрыто, поскольку деревня оказалась в нейтральной зоне. С того момента, когда в конце декабря прошлого года сюда вошли донецкие повстанцы, жители деревни, практически, не знали ни одного спокойного дня. Десять дней назад один из жителей деревни был тяжело ранен осколком снаряда.


Люди в этом прифронтовом селе больше не верят в те обещания, которые делаются на так называемых мирных переговорах в белорусском Минске, а затем доходят и до восточной Украины. Уже должна была действовать договоренность о прекращении огня, однако здесь стреляют каждый день. Коминтерново находится в «зоне безопасности», но если здесь чего-то и нет, то как раз безопасности. Противники располагаются здесь непосредственно напротив друг друга и ведут обстрел.

Население Коминтерново когда-то составляло 1000 человек, а осталось около 250. Большинство из них — пенсионеры, у которых кроме их домов ничего нет. Каждый день соседи стучат им в дверь для того, чтобы проверить — живы они, или нет. 74-летнего пенсионера Василия Нестерова соседи в конце октября нашли лежащим на полу у своей кровати. Еще накануне он плохо себя чувствовал, однако врачей поблизости не было, а в больницу его тоже не смогли доставить. На следующий день Нестеров умер. Вика положила тело в багажник своей «Волги» и повезла его через многочисленные контрольно-пропускные пункты в Мариуполь для того, чтобы получить свидетельство о смерти.

Коминтерново находится в «серой зоне». Поддерживаемые Россией подразделения сепаратистов остановили свое наступление недалеко от самого села. Украинская армия отошла дальше на запад, оставив обгорелые танки на въезде в село. Сегодня последние оставшиеся в Коминтерново жители могут полагаться только на самих себя — там нет никакого медицинского обслуживания и никакой власти.

Соседнее село Широкино полностью разрушено

Жители Коминтерново сами ремонтируют поврежденные линии электропередач и водопровод. Электричество дают с перебоями, а снабжение продуктами питания зависит от настроения солдат на контрольно-пропускных пунктах. Вика иногда может провести на своей «Волге» через украинские блокпосты самое необходимое для жителей деревни — хлеб и питьевую воду, — так как в Мариуполь ее не пропускают.

22 декабря в деревне неожиданно появился бронетранспортер донецких сепаратистов. Повстанцы окопались в пустых домах, которые после этого стали подвергаться усиленному обстрелу со стороны украинской армии. Жители деревни боятся потерять свои дома, поскольку тогда они вообще окажутся беззащитными в условиях войны.

Люди в Коминтерново не хотят повторить судьбу своих соотечественников из находящегося всего в нескольких километрах к югу села Широкино, которое, практически, полностью было стерто с лица земли. «Там жителей эвакуировали и все полностью уничтожили», — говорит 52-летний Владимир, которому все равно, по какую сторону фронта он, в конечном итоге, окажется — главное, чтобы не был разрушен его дом. «Донбасс получит особый статус, — убежденно говорит он. — Сама Россия говорит, что Донбасс должен принадлежать Украине».

Владимир надеется на это, поскольку из передач российского телевидения он знает, что тяжелое экономическое положение Москвы, вероятно, заставляет ее искать решение для восточной Украины. Реабилитированный на международной арене Иран выходит на рынок со своими огромными нефтяными запасами, что и вызывает падение цен. В такой ситуации Россия больше не может поддерживать войну на Донбассе и обеспечивать экономическое снабжение контролируемых сепаратистами территорий. Москва хотела бы, чтобы западные санкции были быстро сняты, а Украина взяла бы на себя финансовое бремя, связанное с восстановлением Донбасса, а также вновь начала бы платить пенсии людям, живущим на востоке страны.

Госсекретарь США Джон Керри пообещал России смягчение санкций, если она будет соблюдать Минские соглашения. В таком случае реализация положение мирного договора возможно уже «в ближайшие месяцы», сказал Керри на Экономическом форуме в Давосе. Наиболее сложным, вероятно, будет вопрос о передаче Киеву контроля на российско-украинской границе.

Чай и малиновое варенье как средство от гриппа

Жители Коминтерново чувствую себя мячиками в игре политиков и командиров. «Они должны решить между собой, на какой стороне мы остаемся, — говорит жительница этой деревни Наташа. — Нам нужен мир и нормальная работа. Мы не можем оказывать влияния на политику». Вика говорит, что последние несколько дней в деревне были спокойными, и обстрелов не было.

Это хорошая новость. А вот плохая: дорога на Мариуполь закрыта. «Я сижу теперь в пустом магазине, поскольку товары не доставляются», — говорит она. Дочери Вики должны проехать окольными путями дополнительно 80 километров для того, чтобы иметь возможность пойти в школу в Мариуполе. «А мы здесь пытаемся лечиться от гриппа с помощью чая и малинового варенья».