Не поддавайтесь очарованию ярких огней, энергичной корейской поп-музыки и вездесущих технологий. По мнению множества молодых людей, живущих там, Южная Корея — это настоящий ад, и они больше не могут этого выносить.

По словам все большего числа молодых людей, которым немногим более 20 или 30 лет, Южная Корея — это страна, где золотая молодежь поступает в лучшие университеты, а затем обзаводится хлебными должностями, тогда как остальные работают без передышки за мизерную зарплату без каких-либо льгот и пособий.

Эта Корея даже получила особое название, «Ад Чосон» — по имени династии Чосон, правившей в Корее пять столетий, в течение которых в стране прочно закрепились конфуцианские иерархии и феодальная система определяла, кто может продвинуться вперед, а кто — нет.

«Мне трудно представить себе, что я выйду замуж и что у меня будут дети. У нас нет будущего», — говорит Хван Мин-Чу (Hwang Min-joo), 26-летняя сценаристка телевизионных шоу.

По понедельникам Хван часто едет на работу с чемоданом — и домой она возвращается только в четверг вечером. Она обедает в офисе, принимает душ в офисе, спит на диване в офисе. «Если я заканчиваю работу в 9 вечера, считайте, у меня был короткий день», — объясняет она.

Зарплату она получает нерегулярно или не получает вообще, если ее шоу урезают. Поскольку с ней не заключили контракт, каждую ночь, засыпая, Хван гадает, не проснется ли она безработной на следующее утро. Она может позволить себе так работать только потому, что она живет вместе со своими родителями — когда она все же добирается до дома.

«Если у вас есть деньги, Южная Корея — замечательное место. Но если денег нет…» — она не договорила.

Подобные жалобы — широко распространенное явление среди представителей поколения Хван. Их родители пережили период умопомрачительного экономического подъема Южной Кореи в 1960-е и 1970-е годы, а затем и приход демократии в 1980-х годах. Но те, кто родился после окончания этого периода стремительного расцвета, наблюдают только его негативные стороны: мегалитические компании предлагают своим сотрудникам статус и хорошую зарплату, а все остальные вынуждены кое-как сводить концы с концами.

После финансового кризиса 2008 года многие люди по всему миру потеряли работу, жилье и надежду. Но в Южной Корее эти потери ощущаются особенно остро из-за резкого контраста с головокружительным периодом индустриализации.

Экономика Южной Кореи буксует: в прошлом году ее рост замедлился до 2,6%, и это замедление сопровождается ростом числа сотрудников, получающих серые зарплаты и не имеющих никаких льгот и социальных гарантий — эта тенденция крайне остро ощущается теми, кто старается продвинуться вверх по карьерной лестнице. По данным Корейского института труда, почти две трети молодых людей из тех, кто получил работу в прошлом году, работают «по-серому».

Даже те, кто работает в серьезных конгломератах, чувствуют себя крайней неуверенно, потому что такие компании, как Samsung, Hyundai и Doosan, с легкостью увольняют своих сотрудников и заставляют их уходить на пенсию раньше срока.

Все больше молодых корейцев обращаются к социальным сетям, чтобы пожаловаться на свое тяжелое положение.


В Facebook есть группа «Ад Чосон», к которой уже присоединились более 5 тысяч пользователей, а также отдельный сайт «Hell Korea», где пользователи выкладывают изображения и фотографии, иллюстрирующие ужасное положение жителей Южной Кореи: длинный рабочий день, высокий уровень самоубийств и даже высокие цены на снэки.

Многочисленные онлайн-форумы предлагают самые разные советы для тех, кто хочет изменить свою жизнь. Некоторые подобные сайты помогают гражданам Южной Кореи подавать заявки на службу в армии США — это позволяет гораздо быстрее получить американское гражданство. Некоторые дают советы по программам подготовки для начинающих сварщиков — по слухам, именно таких специалистов не хватает в США и Канаде.

И этот феномен выходит за рамки интернета. Роман «Потому что я ненавижу Южную Корею» (Because I Hate South Korea) Джана Кан-Миюнга (Jang Kang-myung), где описывается судьба молодой женщины, эмигрировавшей в Австралию, занял одну из верхних позиций в списке бестселлеров.

Когда писатель Сон Арам (Son A-ram) опубликовал статью под названием «Декларация рухнувшего государства» в газете Kyunghyang Shinmun, она быстро распространилась в сети.

«Если моя жизнь останется такой, я не вижу перед собой никакого будущего, — говорит 22-летняя Ли Га-Хийон (Lee Ga-hyeon), которая сделала перерыв в изучении права, чтобы поработать в союзе работников на неполной ставке. — В Южной Корее "неполная ставка" означает, что вы работаете полный день за минимальную зарплату».

Пока Ли училась, она работала в ресторане McDonald’s, а затем в сети пекарен. После целого дня в университете она была вынуждена работать по шесть часов пять дней в неделю. Ей приходилось отдавать почти половину своего месячного заработка за аренду комнаты «размером с обувную коробку».

«Я хочу стать сертифицированным специалистом по трудовому праву, чтобы помогать другим людям, оказавшимся в подобных обстоятельствах», — объясняет она.

Люди, у которых есть более стабильная работа, чувствуют себя чуть-чуть более счастливыми. В Южной Корее 14-часовой рабочий день — это норма. В 2012 году один из кандидатов на выборах от левоцентристской партии выстроил свою кампанию вокруг слогана «Жизнь с вечерами».

34-летний Сун, чья супруга ушла с работы, когда в прошлом году у них родилась дочь, перешел на менее престижную должность, потому что ему регулярно приходилось работать с восьми утра до часа ночи. «Мой начальник всегда говорил, что на первом месте стоит компания, а семья — на втором», — рассказал Сун, который попросил не называть его полное имя из-за страха перед возможными неприятностями на работе.

По словам многих молодых людей, больше всего расстраивает то, что их родители, которые работали не покладая рук, чтобы построить «Корейскую мечту», уверены, что решить эту проблему можно только начав работать еще упорнее.
«Мои родители считают, что я недостаточно стараюсь», — сказал 31-летний Йо Джун-Хун (Yeo Jung-hoon), который прежде работал на организацию, занимающуюся защитой окружающей среды, а теперь модерирует группу под названием «Союз неквалифицированных работников» в Facebook.

«Однажды после совещания мой начальник сказал перед всеми, что я не подхожу для этой работы. Я почувствовал себя униженным, но не мог уйти, потому что мне нужны были деньги. Это ад, из которого невозможно выбраться».