В XIX веке в России жили десятки тысяч людей, которые добровольно подвергали себя кастрации. Они верили, что так избавятся от плотских желаний и первородного греха. Со временем так называемые скопцы получили большое влияние, которое потеряли после прихода большевиков к власти. История скопцов — очередная статья в серии публикаций «Секты, культы, мессии».

Несмотря на то, что официальной религией Российской империи было православие, страна отличалась большим религиозным разнообразием. Сибирские кочевники почитали шаманов, жители юга империи проповедовали ислам, в польских провинциях жили католики, а население Прибалтики было верно протестантизму.

Да и православная церковь не была единой. В середине XVII века некоторые верующие отвергли литургические реформы и поселились в отдаленных уголках империи, где основали собственные деревни и города. В среде так называемых старообрядцев со временем распространились апокалиптические и аскетические практики. Царская власть жестоко преследовала православных еретиков, но их веру ей так и не удалось сломить.

Через сто лет после появления старообрядцев в российской империи появилась новая секта. Она вышла из аскетического движения хлыстов, которые практиковали экстатические танцы и самобичевание, а также отвергали духовенство. Новая секта довела аскетизм до еще более крайних форм: члены секты верили, что должны полностью освободиться от телесного греха, поэтому добровольно подвергали себя кастрации.

Хотя сами себя они называли «истинными христианами» и «белыми голубями», другие называли их просто «кастратами» (или иначе по-русски — «скопцы»), и секта со временем приняла это название.

Христос пробужден

Большая часть информации о скопцах, которая доступна сегодня — полицейские протоколы. Первая подобная запись датируется 1771 годом: тогда царские следователи вели дело 13 кастратов в Орловской губернии. Согласиться на кастрацию их якобы склонил человек по имени Кондратий Селиванов, которого принято считать основателем секты.


Ритуальная кастрация, по мнению скопцов, была единственным способом достичь в этом мире искупления, как пишет в книге «Кастрация и царство небесное: российское предание» (Castration and the Heavenly Kingdom: A Russian Folktale) историк Лаура Энгельштайн.

Избавиться от телесного искушения могли и мужчины, и женщины. Мужчины достигали этого во время ритуала, при котором один из их братьев по секте лигировал мошонку, отрезал яички, а рану прижигал или мазал специальной мазью. Когда все было готово, кастрирующий выкрикивал: «Христос пробужден!» Если мужчины хотели достигнуть более высокого уровня очищения, они полностью удаляли себе пенис.

Что касается женщин, то у них ритуал заключался в удалении сосков, груди и выступающих частей гениталий. «Нечистые» части тела скопцы сжигали в печах. Отрезание человеческих гениталий они никак не отличали от кастрации быков или коней. «Они проводили кастрацию так, как будто ножом резали курицу», — рассказал один из них.

Однако кастрации не обязательно подвергались все члены секты. Некоторые не могли выдержать боли, другие же боялись суровых наказаний, которые назначались, когда царская власть узнавала о содеянном. Наказания были по-настоящему суровы. Как правило, скопцов отправляли в ссылку в Сибирь или на каторгу. В других случаях мужчин-скопцов заставляли надевать женскую одежду и с шутовским колпаком на голове странствовать от деревни к деревне. Но репрессии не смогли заставить скопцов отказаться от собственной веры.

Основополагающее значение в этой вере имела легенда об изгнании из рая. Скопцы считали, что яички и грудь возникли из половинок запретного плода, которого вкусили Адам и Ева. Поэтому члены секты были уверены, что, избавившись от этих «нечистых» частей тела, они вернутся во времена, предшествующие первородному греху.

Факты, подтверждающие эту догму, скопцы нашли и в Библии — в XIX главе Евангелия от Матфея: «Есть евнухи, которые такими родились из чрева матери; есть евнухи, которых сделали евнухами люди; и есть евнухи, которые сами сделали себя евнухами ради Царства Небесного. Кто в силах принять, пусть примет!»

Любую форму влечения скопцы считали происками дьявола и не употребляли алкоголя, не ели изысканной еды и, разумеется, отказывались от всего, что связано с продолжением рода. Пенис они называли «ключом к пропасти», и пропастью этой считалось женское лоно. Супружество среди скопцов было запрещено.

Клуб богачей

Со временем в секту вошли некоторые богатые купцы и крестьяне, которые искали душевного искупления. Русский журналист Кирилл Новиков приводит в пример процесс 1772 года, когда перед судом предстало несколько богатых крестьян, обвиняемых в ереси. Один их них, евнух Яковлев, как говорится в материалах того времени, имел два дома, десять лошадей, семь коров, пятнадцать овец и пять поросят. И таких крестьян были десятки из 246 обвиняемых.

Кроме того, купцы и крестьяне часто склоняли к кастрации и своих работников, бедных родственников и должников. Ведь членство в секте имело несомненные экономические преимущества. Кастратам не нужно было содержать детей, а благодаря аскетическому образу жизни они тратили не так много денег, поэтому нередко им удавалось накопить большие богатства.


Поскольку у скопцов не было потомков, в секте был заведен следующий порядок: наследство умершего скопца получает другой член секты. По словам Новикова, таким образом секта заработала репутацию своего рода клуба богачей, что в начале XIXвека привлекло в ее ряды новых членов.

Секта привлекала не только крестьян — ее лидеры нередко были царскими чиновниками, купцами, военными и даже дворянами. Известен случай капитана Бориса Созоновича из Санкт-Петербурга, который в 1818 году кастрировал 30 солдат своей роты. В наказание его заточили в монастырь.

Из сумасшедшего дома — к аристократам


Особенное внимание стоит уделить основателю секты Кондратию Селиванову. Этот крестьянин, объявивший себя богом над богами и царем всех царей, убедил своих сторонников в том, что он сын божий. Но царские чиновники этому не поверили, и в 1772 году Селиванов был отправлен в ссылку в сибирский Иркутск. Однако в изгнании его учение не погибло, а даже наоборот.

Между его верными последователями распространился слух о том, что Селиванов, терпящий лишения в ссылке, это на самом деле царь Петр III, который в 1762 году был убит по приказу собственной жены, впоследствии ставшей царицей Екатериной Великой. Но скопцы верили, что царь жив, что однажды он вернется, и о его возвращении оповестит золотой дождь.

Когда после более 20 лет ссылки Селиванов появился в Москве, он ловко воспользовался этими байками и попал на прием к императору Павлу I. «Ты мой отец?» — спросил главу секты кастратов император. «Я не отец греха, — ответил Селиванов. — Доверь мне свой путь, и я приму тебя как сына», — призвал он Павла. Но тому не хотелось подвергаться кастрации, так что Селиванова отправили в сумасшедший дом.

Там он пробыл лишь пару лет. Когда на трон взошел глубоко верующий Александр I, Селиванов вышел из лечебницы и завязал связи в аристократических кругах Санкт-Петербурга, где православный мистицизм был как раз в моде. В 1815 году Селиванов благословил царя на его поход против Наполеона, за что получил три богато вышитых сюртука.


Скопцы получили небывалые привилегии, и люди Селиванова проникли в высокие эшелоны власти. Порог дома, где члены секты кружились в экстатических танцах и кастрировали новых членов секты, не смел переступить ни один полицейский. Но однажды гуру евнухов зашел слишком далеко.

Когда царь получил проект реформы, согласно которой Селиванов становился его духовным отцом, а губернаторы, генералы и министры набирались из рядов скопцов, император сказал: «Хватит». В 1820 году Селиванов был арестован и отправлен в монастырь, где умер через 12 лет. Якобы он дожил до 100 лет.

Ростовщики

После его смерти секта не исчезла, но теперь скопцов стали судить чаще, чем прежде. Так, например, в сообщении в газете The New York Times 1910 года говорится о процессе в Харькове, где перед судом предстал 141 человек, в том числе 67 женщин в возрасте от 14 до 85 лет.

В заметке, которой более сотни лет, о скопцах пишут как о сообществе ростовщиков, к которому присоединялись и те, кто разорился из-за долгов перед скопцами. Власть, как говорится в статье, стремилась полностью уничтожить секту, которая в то время по всей России насчитывала более 100 тысяч членов.

Но крайне тяжело скопцам стало жить при большевиках, которые решили полностью искоренить религию. Конец существованию секты положил крупный процесс по делу сектантов в 1929 году Ленинграде, которое было частью сталинской кампании против церкви.

Некоторые историки утверждают, что последователи скопцов все еще живут в Румынии, где они примкнули к липованам, местной ветви русских старообрядцев. Известный румынский драматург Ион Лука Караджале однажды написал, что в начале XIX века все извозчики в Бухаресте были скопцами.