Было чувство, что однажды это случится. Потому что, по неумолимой исламистской логике, каждый раз нужно зайти еще чуть дальше. Потому что в противном случае все пообвыкнутся и перестанут обращать внимание. Во Франции Эрве Корнара (Hervé Cornara) погиб от рук своего же сотрудника. И однажды там или на какой-нибудь другой «христианской» земле подобная прискорбная участь должна была постигнуть ребенка. Произошло все в Москве: там обезглавили четырехлетнюю девочку. Причем, сделала это ее няня. Она подожгла квартиру, где осталось лежать бездыханное тело, а затем отправилась в центр в хиджабе и с головой ребенка в руках. Она кричала «Аллах акбар» и «я — террористка», грозя взорвать все вокруг.

Говорят, что женщина (уроженка мусульманского в своем большинстве Узбекистана) находилась под действием наркотиков, и что ее недавно бросил муж. Пишут, что она проходит «психиатрическое обследование». Наверное, уравновешенным человеком ее и правда не назвать… Но, быть может, завтра мы услышим, что она дошла до всего сама? Неужели этот жалкий балаган, еще может кого-то успокоить?

Даже если она приняла наркотики или же просто ненормальная, это ничего не меняет. Даже если ее и не направляла никакая организация. Смысл имеет только кровавый ритуал. Состоит ли ДАИШ из отрядов вымуштрованных солдат, яростных «свободных радикалов» или же и тех, и других одновременно — особой разницы в конечном итоге нет: его ударная сила чрезвычайно опасна. 


Было чувство, что однажды это случится. И это случилось, причем наихудшим из возможных способов.

Потому что, хотя Москва и далеко, можно легко поставить себя на место этих людей. Жертвой мог стать 12-летний ребенок на велосипеде, которого зарезал бы за углом бородач-исламист. В таком случае мы могли бы сказать нашим детям, чтобы те ездили только по освещенным улицам. Или на автобусе. Остерегаться косо смотрящих на них бородачей. Но можно ли сказать четырехлетней девочке остерегаться няни? Может, любимый плюшевый мишка тоже недостоин доверия?

Символический вес этого убийства просто огромен. «Кому пары из гиперактивной богемы чаще всего доверяют своих детей и квартиры?— пишет Каролин Ибос (Caroline Ibos) в книге “Кто следит за нашими детьми?”. — Будь то Париж, Лондон или Нью-Йорк, везде вы получите один ответ: иммигрантки из бедных стран, которые оставили там собственных детей, чтобы заботиться о потомстве западной буржуазии». Эти женщины в своем большинстве — мусульманки, часто — с покрытой головой.

Террор у тебя в стране — это одно. Но у тебя дома — совершенно другое. Причем, в самом дорогом и сокровенном его месте: в детской.

«Уважаемые родители, я — няня и ношу платок, так что с того?» — писала в сентябре 2012 года одна публицистка в L’Obs.

А вот что.

Понятное дело, не все «няни в платках» — террористки, но раз принцип предосторожности у нас сродни закону, как можно не дать родителям придерживаться его в столь чувствительном для них вопросе? Подозрительность вышла на новый уровень. Причем, не только в Москве.