В феврале я ездил в Нижний Новгород в рамках предвыборной кампании в преддверии выборов в Думу, нижнюю палату российского парламента. Это была короткая поездка. Когда мы прибыли, нас встретили угрозами физической расправы. Провокаторы силой сорвали наше мероприятие, пока полиция наблюдала за происходящим со стороны. Все это случилось вскоре после того, как на меня напали в одном московском ресторане и я получил угрозу убийством от лидера Чечни Рамзана Кадырова. Все это кажется мне попыткой выдворить меня из России.

Я всерьез отношусь к подобным угрозам. Любой здравомыслящий человек в моем положении испугался бы за свою жизнь и жизни своих коллег. Но Россия отчаянно нуждается в переменах, и эти перемены должны исходить изнутри. Я не могу руководить этими усилиями, находясь за пределами моей страны. Я не уеду.

Мой хороший друг Борис Немцов это понимал. Вместе с Борисом мы возглавили демократическую оппозицию Владимиру Путину. Потом, в прошлом году, Бориса убили — застрелили на мосту рядом с Кремлем. Несколько недель назад вместе с десятками тысяч моих соотечественников в Москве, Санкт-Петербурге и других городах, я почтил память Бориса в рамках марша, устроенного в честь первой годовщины его смерти.

У меня нет никаких иллюзий. Г-н Путин уже начал предостерегать против «врагов извне», которые готовятся вмешаться в ход российских выборов в рамках «прямой угрозы суверенитету» России. Он пытается мобилизовать общественное мнение против оппозиции — так же, как он мобилизовал его против воображаемых внешних врагов — в преддверии выборов в Думу в сентябре и выборов президента в 2018 году.

Г-н Путин знает свои слабые места. В стране до сих пор осталась горечь после того обмана, который был совершен в ходе выборов в Думу 2011 года, и после его возвращения на президентский пост в 2012 году без согласия народа. Тогда начались протесты, и г-н Путин жестко отреагировал на них. Он отправил политических козлов отпущения под суд. Он резко усилил давление на гражданское общество, демократических политиков и слабеющие независимые СМИ. Дума, где заседают верные Кремлю политики, приняла закон об иностранных агентах, чтобы сдержать и сделать преступной деятельность правозащитных фондов, финансируемых уважаемыми международными организациями.

Моя цель и цель моих коллег, принимающих участие в сентябрьских парламентских выборах, — стать парламентской оппозицией. Даже небольшое число оппозиционеров в Думе станет победой, признаком того, что настоящие перемены возможны. Это также позволит нам рассказать о своем демократическом видении России на фоне искаженной, ксенофобской пропаганды, спонсируемой государством.

Не так давно перспективы России выглядели совершенно иначе. С 2000 по 2004 год я был премьер-министром при г-не Путине. Сначала я мог проводить реформы, которые могли бы заложить основы модернизации экономики, предотвратить недовольство простых россиян и привлечь иностранные инвестиции.

Никто из тех, кто стоял во главе России тогда, в том числе г-н Путин, не считал НАТО угрозой. Я до сих пор так не считаю. Я отвергаю этот и все другие предлоги для аннексии Крыма и агрессии  на Украине. Я также отвергаю бомбовые удары по невинным жителям Сирии в поддержку режима Асада.

Но сегодня перспективы не такие мрачные, как может показаться. Несмотря на интенсивную пропаганду, 60% россиян все же выступают в поддержку улучшения отношений с США и Европой, согласно результатам опроса, проведенного недавно «Российской исследовательской неделей», организацией, связанной с Кремлем. Другой опрос показал, что процент россиян, поддерживающих укрепление связей с Западом, вырос до 54% с 40% в прошлом году. Россияне считают себя частью европейской цивилизации.

Сейчас российское общество находится под мощным давлением. Столкнувшись с недовольством, которое вызывают катастрофическая экономическая политика и ошибки во внешней политике, Путин, возможно, вновь решит совершить манипуляции на выборах. Это может спровоцировать столкновения, которые плохо кончатся для российского народа.

Следующие два года станут решающими. Приход к демократии — это наша обязанность. Однако Запад не должен усложнять нашу работу, понижая свою планку или смиряясь с концепцией России, которую предлагает Путин. Запад должен помочь Украине стать суверенным демократическим государством. Именно перспектива успешного перехода Украины к демократии, а вовсе не историческое право на территорию Крыма, заставила г-на Путина вмешаться.

Санкции Запада в отношении российского режима следует сохранить. Г-н Путин не ожидал столкнуться с объединившимся Западом. Не нужно идти с ним на компромисс. Не обменивайте украинские санкции на сотрудничество в Сирии.

Нам необходимо, чтобы Запад поддержал нас в знак солидарности с делом российской демократии. Потребуйте от России верности принципам демократии и защиты прав человека. Расширьте рамки Закона Магнитского. Визовые и финансовые санкции в отношении россиян, виновных в нарушении прав человека — это вопрос принципа, и они работают. В санкционный список должны быть включены спонсируемые государством пропагандисты, которые травили и очерняли Бориса, называя его предателем. Травля оппозиции продолжается по сей день.

Проблема мирового сообщества заключается не в России, а в г-не Путине. В основе моих ценностей и принципов лежит образ свободной и демократической России. Мы, россияне, считаем себя частью Европы и рассчитываем на улучшение отношений с Западом. Я считаю, что это достижимо, и я буду по-прежнему работать в этом направлении, несмотря ни на что.

Г-н Касьянов — лидер российской демократической коалиции ПАРНАС.