Кузнецы имели в обществе привилегированное положение. Их дома с кузницей и горном стояли в стороне от других жилищ. Ремесло передавалось под стук молотов от отца к сыну, и тайна работы с горячим металлом строго охранялась. В железном веке из кузнецов по всей видимости выбирали лидеров и правителей, потому что их «ноу-хау» для любого сообщества были стратегически важны как в мирные, так и в военные времена.

Неудивительно, что кузнецы очень часто становились героями сказок. В самой известной из них кузнец продал душу черту в обмен на знание о том, как можно сковать вместе два любых материала. Когда пришло кузнецу время платить долг, мастер воспользовался своим новым знанием и приковал черта к дереву, скале или какому-то другому объекту, который не мог свернуть сам дьявол. Вероятно, это одна из старейших сказок среди тех, которые сегодня мы рассказываем своим детям. Корнями она уходит в те времена, когда люди еще не умели обрабатывать железо, и когда бронза считалась последней технологической новинкой.

Большую часть сказок, которые сегодня мы читаем детям на ночь, несколько веков назад записали такие классики, как Шарль Перро и братья Гримм. С тех пор история этих сказок хорошо известна, но что с ними было тогда, когда они передавались только из уст в уста? Насколько стары эти истории? Мнения на этот счет были разными: некоторые литературные историки полагали, что эти сказки — очень старые, другие же считали, что к моменту записи сказок их возраст составлял не более нескольких столетий.


Недавно литературный историк Сара Граца да Силва из университета Лиссабона и антрополог Джамшид Техрани из университета Дарема интересно обосновали мнение о древности сказок в своем исследовании, опубликованном в журнале «Royal Society Open Science».

Эволюция магических историй


Изучая возраст историй, Техрани и да Силва воспользовались методом, который обычно используют в эволюционной биологии. Биологи могут реконструировать эволюционные деревья самых разных форм земной жизни, исходя из элементов, которые объединяют или различают близко или отдаленно родственные организмы. Ученые основываются на том, что более сходные организмы эволюционно разделились недавно, а более различающиеся формы жизни прошли более продолжительный путь самостоятельного развития. Разные варианты одной и той же сказки мы можем рассматривать как организмы с разной по протяженности эволюцией.


Литературоведам известно около двух тысяч типов фольклорных историй. Техрани и да Силва выбрали из них 275 основных типов волшебных сказок о сверхъестественных силах. Ученые проследили, в каких странах эти сказки рассказывались, и насколько они сходны или различны. Определять возраст сказки помогает и тот факт, что нам более или менее известно, когда выделились отдельные языковые группы. Так что если сказка существует только на романских языках, а на других ее нет, то она, вероятно, не старше самих романских языков.

Ученые выбрали 76 основных типов сказок, для которых можно было составить эволюционное дерево. Среди них была и сказка о кузнеце и черте. Ее рассказывали еще древние хетты. И до сих пор во множестве разных вариантов ее слушают дети на территории от Албании до Чехии и от Исландии до Испании и Португалии. По мнению Техрани и да Силвы, эту сказку уже рассказывали люди так называемой ямной культуры шесть тысяч лет назад.

Другой очень старой сказкой оказались вариации истории о красавице и чудовище, которую одним из первых в XVII веке записал Шарль Перро. Сначала местом происхождения этой сказки считали Древнюю Грецию, но на самом деле эта сказка, скорее всего, почти ровесница истории о кузнеце и черте. То же относится к сказке о девушке, которая должна была прясть лен до золотой нити. Она справилась с заданием только благодаря волшебному помощнику, который взамен потребовал ее первенца. Когда у девушки родился ребенок, волшебный помощник был готов отказаться от уговора, если девушка угадает его тайное имя. Сказку, которая чешским детям известка как история о золотой пряхе, записали братья Гримм и назвали ее по имени гнома Румпельштильцхен. В чешском варианте гнома зовут Румпелник.

Мы пришли из России?

Но вернемся к кузнецу. Тот факт, что сказка о нем старше умения обрабатывать железо, на первый взгляд кажется подозрительным. Техрани и да Силва проследили историю сказки вплоть до людей, которые говорили на наречии, из которого впоследствии вышли все современные индоевропейские языки. Последние исследования из области археологии и генетики подтверждают, что на этом языке говорили номады ямной культуры, чьим домом были степи на юге современной России. Шесть тысяч лет назад эти кочевники-скотоводы покинули свои края и отправились в долгий путь в Европу. Они принесли с собой не только новый язык, но и скотоводство, привычку потреблять молоко и искусство производства бронзы. По всей видимости, также с ними перекочевала и сказка о кузнеце и черте, а с ней, вероятно, и многие другие.

Согласно конкурентным теориям предполагалось, что индоевропейские языки попали в Европу девять тысяч лет назад вместе с первыми земледельцами из области современной Анатолии. Но если бы эти люди действительно говорили на индоевропейском языке, то совершенно точно, они не рассказывали бы о кузнеце или другом герое, умеющем работать с металлами. Эти люди еще не знали бронзы. Таким образом, исследование сказок позволяет нам найти ответ на давний вопрос: «Кто мы и откуда пришли?»