Минимум 22 миллиона погибших и около 150 военных конфликтов — таков итог противостояния между демократическим западным миром и советско-коммунистическим блоком за промежуток времени между 1945 и 1990 годами. В странах третьего мира, в отличие от Европы, холодная война довольно долго была весьма горячей. В сознании жителей здешних краев это не имеет значения. Это понятно — из-за облегчения от того, что угроза ядерного уничтожения Земли осталась в прошлом. Однако это неполная картина.

Теперь на эту проблему внимание общественности собирается обращать берлинский Колледж по проблемам холодной войны. Это основанное в прошлом году небольшое учреждение выпустило два проекта: первый — интернет-сайт, с помощью которого изучением противостояния двух блоков могут заниматься историки, журналисты и учителя. Второй проект — выставка плакатов, организованная совместно с немецким Фондом по осмыслению истории, в рамках которой по всему миру можно увидеть около 1500 плакатов на пяти языках, посвященных этой проблематике.

Далеко не все из почти 150 конфликтов, перечисленных главой колледжа Берндом Грайнером (Bernd Greiner), связаны именно с противостоянием двух блоков. Однако все они были усугублены или затянуты по времени из-за вмешательства обеих сверхдержав, и почти ни один из них не был по-настоящему урегулирован.

Так, например, конфликт в нефтеносной провинции Биафра в Нигерии изначально разгорелся между мусульманскими племенами хауса-фулани, проживавшими на севере страны, и христианами игбо, жившими на юге — собственно, в Биафре. Нетипичным в этом конфликте было то обстоятельство, что как западные страны, так и восточные коммунистические режимы поставляли оружие обеим сторонам конфликта. То есть при этом не было четкой линии фронта. Тем не менее, эта помощь извне провоцировала продолжение конфликта, что косвенно привело к гибели без малого трех миллионов человек.

Намного более определенной была ситуация в ходе гражданской войны в Анголе. Там Куба, сама в военном и экономическом плане полностью зависевшая от Советского Союза, поддержала марксистское Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА), отправив туда до 40 тысяч солдат. Против Кубы выступила тогдашняя Южная Африка, где Запад признавал режим апартеида, в первую очередь, потому, что государство буров представляло собой южный оборонительный фронт в ходе холодной войны. Американское ЦРУ тайно поддерживало интервенцию южноафриканцев. При этом погибло до 500 тысяч мирных жителей.


Более известны в Германии война в Корее 1950-1953 годов, в которой непосредственно участвовали как западные, так и советские (совместно с китайскими) войска, а также война во Вьетнаме, в которой дело даже дошло до своеобразной конкуренции между СССР и Китаем за то, кто больше оружия поставит коммунистическому Северному Вьетнаму. В свою очередь, США отправили во Вьетнам полмиллиона своих солдат, из которых около 60 тысяч не вернулись домой. Точной информации относительно общего количества жертв обоих конфликтов нет. Предположительно, в Корее погибло в общей сложности до 4,5 миллиона человек, а во Вьетнаме до четырех миллионов.

Классической «опосредованной войной» стал конфликт в Афганистане в 1980-х годах. Красная армия вторглась в эту среднеазиатскую страну с целью поддержки прокоммунистических путчистов; США, в свою очередь, поддержали мусульманских фундаменталистов. С тех пор ситуация в Афганистане так по-настоящему и не стабилизировалась.

Эти примеры наглядно показывают, что холодная война имела поистине глобальные масштабы. Вместе с тем нет оснований для изменения этого понятия, потому что несмотря на наличие соответствующих технических возможностей и на неоднократное возникновение угроз масштабных конфронтаций Холодная война так и осталась «холодной» — ядерной войны, которая уничтожила бы весь мир, так и не случилось.

К сожалению, российский премьер Дмитрий Медведев был не так уж и не прав, когда сказал несколько недель назад на Международной конференции по безопасности в Мюнхене: «Мы скатились во времена новой Холодной войны». Конечно, он не сказал, кто несет за это ответственность: только и исключительно его начальник — агрессивный президент России Владимир Путин. Во всяком случае, на Украине и в Сирии сейчас повторяется конфронтационный сценарий, который человечество уже наблюдало раньше — во времена «первой» Холодной войны.

Конечно, учреждения вроде берлинского Колледжа по проблемам холодной войны не могут ничего изменить в этой ситуации. Он не может, подобно несравненно большему по размерам и прекрасно оснащенному технически американскому Национальному архиву по безопасности (National Security Archive), расположенному в Вашингтоне и насчитывающему более 30 сотрудников, систематически искать и публиковать архивные документы и тем самым проливать дополнительный свет на времена Холодной войны. Однако Бернд Грайнер и около десяти его сотрудников делают все, что в их силах, чтобы пробудить у немцев сознание в отношении тех времен. А это уже немало.