Никто из тех, кто однажды жил в Брюсселе, может быть слишком удивлен тем, что произошло сейчас.

Осенью 2001 года я переехал туда, чтобы работать корреспондентом трех норвежских региональных газет. Один из вечеров я использовал, чтобы ознакомиться с жизнью гомосексуалистов. Вскоре мне дали хороший совет: в Брюсселе хорошо жить открыто, но нужно соблюдать осторожность в районе Моленбек, а также в Схарбек и вокруг центральных вокзалов.

Если там тебя примут за гомосексуалиста, тебя могут избить. Двое белых мужчин, идущих друг с другом, вызовут внимание. На темной пустой улице очень быстро может что-нибудь произойти.

Один раз я видел парня с разбитым носом, входящим в паб, где я обычно проводил время. Было сказано, что он «был неосторожен» недалеко от нескольких марокканцев около южного вокзала Gare du Midi. Это не было чем-то серьезным, он заказал себе пива, но все-таки.

Районы No-go (опасные для прогулок)

Полиция не контролирует эти районы, нет возможности задерживать нарушителей. Об этом могут рассказать многие, часто с усмешкой. Особенно это произвело впечатление. До этих пор — конец 2001 года, начало 2002 — мне никогда не приходило в голову, что в западных городах есть районы, где полиция бессильна.

Существует большая разница между издевательством над гомосексуалистами и убийством большого количества людей в терактах. Но странно думать о том, что проблема — теневое общество с собственными представлениями о правильном и неправильном и собственной «судебной системой» — существует так долго, но ничего эффективного не сделано.

Сегодня так называемые районы no-go являются известной проблемой в Европе, Париже, Лондоне, да даже и в Мальмё. Полиция официально не складывает с себя полномочия, но всем понятно: если ты идешь туда, полиция, вероятно, не сможет тебе помочь, если что-то произойдет.

Ничего не сделано


Моленбек — это настоящий кризис. В ноябре прошлого года в связи с крупным терактом в Париже английская газета Independent взяла интервью у Бриса Де Рюйвера (Brice De Ruyver), который в течение восьми лет был советником по вопросам безопасности бывшего премьер-министра Бельгии Ги Верховстадта (Guy Verhofstadt). Он был абсолютно искренен: «Официально в Брюсселе нет районов опасных для прогулок, но на самом деле они есть и  находятся в Моленбеке».

Де Рюйвер мог также объяснить почему: «У молодежи плохое образование, она втягивается в совершение мелких преступлений, часто конфликтует с полицией и легко попадает под влияние радикальных групп вербовщиков».

К сожалению, Брис Де Рюйвер не объяснил, почему бельгийские власти не стали заниматься цивилизационным коллапсом в Моленбеке. Вряд ли это были гомосексуалисты только из Брюсселя, которые тоже узнали это 15 лет тому назад.

Временная граница

Если одна и та же организация сумела осуществить два крупных теракта, пишет эксперт по вопросам террора Томас Хеггхаммер в четверг на своей странице в Twitter, это произошло в первый раз. Это значит, что борьба с террором в Европе подошла к временной границе. Лишь после долгих проволочек полиция во Франции и Бельгии сумела несколько дней тому назад схватить второго из двух подозреваемых в терактах, совершенных в Париже осенью прошлого года. Сейчас это может быть та же организация, которая мстит новыми жестокими нападениями.
Вообще-то это логично: если полиция не контролирует Моленбек, то у нее нет контроля. К сожалению, не имеет большого смысла искать объяснение в расколотом бельгийском государстве с нарушенными функциями. Страны с сильным централизованным управлением такие как, например, Франция и Великобритания, тоже имеют опасные теневые общества и теракты.

Столица исламистов


Все более частые и крупные теракты создают мрачную картину: европейские силы безопасности не справляются с решением проблем, политики не справляются с выяснением причин. Брюссель, сердце Европы, столица Европейского союза и Североатлантического оборонного альянса (НАТО), является также «столицей политического ислама на континенте». Вышесказанное является цитатой эксперта по вопросам радикализации Биляля Беньяича (Bilal Benyaich) из Свободного университета в Брюсселе, взятой из британского издания The Telegraph. Беньяич — бельгиец марокканского происхождения.

Сейчас, естественно, появляются требования увеличить число полицейских, усилить наблюдение и принять более строгие меры безопасности повсюду. Кроме того, правые радикалы Европы получат более широкую поддержку своим требованиям закрыть границы для мигрантов. Группы самообороны достанут бейсбольные биты. Многие центры для приема беженцев будут подожжены.

Сохраняйте спокойствие

Ответственные граждане должны в первую очередь соблюдать спокойствие и ясную голову. В том мире, который существует сейчас, мы должны жить вместе с опасностью террора. Даже на сегодняшнем уровне она не велика для каждого отдельно взятого. Не существует простых ответов в нашем ныне неспокойном мире, но в действительности сейчас самое время, чтобы политики плотно занялись параллельными обществами, развивающимися в некоторых европейских городах.