Бенте и Микаэль Ларссоны не знали, что и думать, когда район, где они жили, было решено преобразовать в центр временного проживания для беженцев. Но теперь у них и их детей появились новые друзья — и новые широкие перспективы.

Бенте и Микаэль Ларссоны с детьми Сельмой, Пелле, Эллиотом и Леоном живут в традиционном красном доме на плоскогорье Кроппефьелль в Дальс Ростоке.

На столе стоят кофе, сок и блюдо с печеньем.

Несколько лет назад семья решила переехать из центра в сельскую местность. Никто не знал, что всего через год весь Кроппефьелль превратится в центр временного проживания для просителей убежища. Когда появилась информация об этом, в голову приходили разные мысли.

— В СМИ говорили вещи, которые вызывали тревогу, — рассказывает Микаэль, — я сразу подумал обо всех наших игрушках, и что велосипеды, которые мы оставляем на улице, могут пропасть. Думал, куда теперь деть все эти вещи.

Сейчас вокруг дома Ларссонов живут 240 просителей убежища. Когда в 2014 году прибыл первый автобус с беженцами, Бенте с любопытством выглядывала из окна. Она хотела знать, что за люди станут ее новыми соседями.

— Все оказалось не так, как мы думали, — говорит Микаэль.

— Все очень здорово и хорошо для детей, — поддерживает Бенте.

Раздается звонок в дверь, и десятилетняя Сельма вбегает в дом.

— Сейчас придет моя подружка Лейя, — кричит она и бросается к двери.

Лейя Ибрагим из Сирии бегло говорит по-шведски. Сельму она научила множеству арабских и английских слов.

Скоро девочки сидят и хихикают за кухонным столом. Дети, особенно те, что постарше, завели много новых друзей.

— Иногда собираются 15-20 детей, среди них и шведы и иностранцы, и играют все вместе. Они подолгу гуляют. Если что-то случится, кто-нибудь это обязательно заметит, — говорит Бенте.


Морозной зимой вокруг относительно тихо. А вот летом здесь повсюду грили, на которых жарится мясо. И Бенте и Микаэль часто встречаются с соседями. Некоторые стали им близкими друзьями и регулярно приходят в гости к Ларссонам.

— На Рождество мы устроили грандиозный праздник для всех, кто здесь живет и работает. Каждый приготовил свою национальную еду, — рассказывает Бенте.

Соседи очень открыты и гостеприимны, семью Ларссонов тоже приглашают в гости. Недавно прибывшие задают много вопросов о Швеции.

Одного пригласили на вечеринку с глёггом, и он хотел знать, как себя вести. Другой интересовался правилами дорожного движения. По словам Микаэля, часто возникают вопросы о том, почему в Швеции поджигают центры для беженцев и почему беженцев никто не любит.

— Я обычно отвечаю, что дело в страхе и невежестве, многие боятся, потому что услышали что-то плохое.

Бенте подрабатывает в ресторане и на ресепшн центра временного проживания. Микаэль иногда приходит туда в качестве ночного сторожа.

— Раз уж мы здесь живем, то неплохо и поработать там. Они меня знают, а это дорогого стоит. Мы все чувствуем себя в безопасности.

Поскольку Микаэль и Бенте знают многих просителей убежища в миграционном центре, они получили представление о жизни и культуре своих соседей.

— В Сирии принято, чтобы мужчины встречались и общались минимум раз в неделю, для них это важно, — говорит Микаэль, который часто видит мужчин, пьющих чай и курящих кальян.

На вопрос, где женщины, он услышал, что женщины сидят с детьми.

— Когда женщины собираются, они берут детей с собой, в этом разница, — поясняет Микаэль.

И Микаэль и Бенте уверены, что общение с соседями не только расширило их кругозор, но и помогло понять, каково приходится беженцам.

— Нелегко им оказаться выброшенными из своих стран и сидеть здесь в ожидании вида на жительство, — считает Бенте.

Семье Ларссонов хорошо живется на Кроппефьелле.

— Я не могу даже представить себе переезд. Дети бы очень расстроились, — говорит Бенте.

В 1911-1960 годах здесь находился Санаторий Кроппефьелль. Потом санаторий закрыли и преобразовали в центр образования и работы для умственно отсталых.

В 1991 году муниципалитет Меллеруд купил недвижимость, которая к тому времени побывала лагерем для беженцев, туристическим объектом, отелем, хостелом, спа и конференц-центром. В 2011 году недвижимость выкупило частное лицо.

В 2014 году был построен центр временного проживания для просителей убежища. Поблизости функционируют под управлением муниципалитета детский сад и дом престарелых для клиентов с деменцией.