С Йоханом Кройфом умер один из величайших талантов в футболе. Голландец был великолепным игроком и еще более великолепным тренером. Современная игра без него немыслима.

В знаменитой песне «American Pie», в котороой поется о трагической гибели в результате несчастного случая рок-легенды Бадди Холли есть замечательная строка: «The Day the Music died». День, когда умерла музыка. Конечно музыку писали и после этого, но ее изобретатель умер.

24 марта 2016 года — день, когда умер футбол. И после Йохана Кройфа будут играть в футбол, в успешный, красивый футбол, но это будет футбол, который создал он, великий голландец, король Йохан. В четверг в возрасте 68 лет он скончался от рака. Так же как Бадди Холли изобрел рок-н-ролл, так и Йохан Кройф изобрел футбол, каким мы знаем его сегодня.

Когда Кройф, этот высокий худой тип, собственно слишком легковесный для спорта, молодым парнем в 1964 году пришел в Ajax Amsterdam, Нидерланды были забытой величиной в международном футболе. Когда же он через 20 лет закончил свою карьеру, они были уже одной из великих футбольных наций и остаются ими до сих пор, несмотря на некоторые пропущенные отборочные турниры к чемпионату  Европы.

Настоящий амстердамец


Кройф, стопроцентный амстердамец как по рождению, так и по внешности, самоуверенный до высокомерия, с явно выраженным талантом руководителя, он был прирожденным капитаном команды и в «Аяксе», и в национальной сборной. Вместе с тогда еще неизвестным тренером «Аякса» Ринусом Михельсом, который до тех пор в лучшем случае занимался любителями клуба, он создал знаменитый "тотальный футбол", неизвестный до того — азартный штурм атаки.

Трижды «Аякс» выигрывал в начале семидесятых годов Кубок кубка Европы, и какую команду Михельс и Кройф собрали вокруг себя: Йохан Нискенс, верный помощник Кройфа на поле, Джонни Реп, Пит Кейзер, Рууд Кроль, Барри Хюльсхоф и немец Хорст Бланкенбург, который прикрывал спину Кройфа. Но Кройф, легендарный номер 14, он остался верен своему номеру. Сегодня в «Аяксе» ни один профессионал не имеет права больше носить футболку под номером 14, этот номер не выдается уже многие годы.

Выступления на ЧМ в Германии в 1974 году были фестивалем для «оранжевых». Матч против защитника титула Бразилии был вершиной футбольного искусства семидесятых годов — Кройф и голландцы так легко проносились мимо своих противников, что те могли ответить лишь  неспортивным поведением.

Поражение в эндшпиле против Германии осталось самой глубокой раной в карьере Кройфа. Это можно сравнить только с его оффициальной прощальной игрой в 1978 году против FC Bayern, когда мюнхенцы победили команду Кройфа со счетом 8:0. Но не мог великий Йохан Кройф уйти просто так. Поэтому он играл еще шесть лет, в США, еще раз в «Аяксе» и в самом конце у своего ярого противника «Фейеноорда».

Стиль игры «Барселоны» отличается до сих пор

Кройф был великий игрок, в «Аяксе» — с 1973 года в «Барселоне», но возможно он был еще более великим тренером.

Создать столь искуссный стиль игры в «Барселоне», который и сегодня много значит, не удавалось кроме него никому. Хосеп Гвардиола и Луи ван Гаал, эти два абсолютно различные тренеры, многим ему обязаны. Их успех базируется на системе Кройфа, системе атакующего владения мячом, в который он заставил играть «Барселону».

И снова у него в распоряжении была великая команда: Гвардиола в центре, Рональд Куман — центральный защитник и Христо Стойчков нападающий. В 1992 году с ними Кройф последний раз получил свой европейский трофей.

Кройф не был простым, как и Франц Бекенбауер он в свои поздние годы выступал как всезнающий профессор футбола, он ввязался в своем любимом клубе амстердамском «Аяксе»в некрасивые споры с руководстком клуба, своими газетными колонками он годами определял политику в голландском футболе.

В Испании ему нравилось видеть себя этаким серым кардиналом. Его высказываниями заполнены целые книги, неважно, насколько велико или мало было их значение. «У каждого недостатка есть преимущество», «Ты должен ударить, иначе ты не попадешь». «Прежде чем я сделаю ошибку, я ее лучше не сделаю вообще», «Случай логичен» — в Голландии все знают эти высказывания. Они стали всеобщим достоянием.

Кройф как-то сказал: « Я  думаю, что когда-нибудь, произнося Кройф, люди будут знать, о ком говорят».

Что-то в глубине души у меня затрепетало. В день, когда умер футбол.