Истборн/Осло — Когда пожилые своим голосованием добились выхода Британии из ЕС против воли молодых, это было всего лишь первым из многих политических ударов в европейских странах, где люди старше 60 лет становятся постоянно растущим определяющим фактором.

«Меня определенно могут линчевать, если я скажу это, но у нас, пожилых, больше жизненного опыта, чем у молодых. Они еще даже не родились, когда мы вступили в ЕС. Они не знают, что такое свобода», — говорит 92-летний Джордж из Стэнмора в Лондоне, пожелавший не называть в прессе свою фамилию.

Жена Мэри (Mary, 90 лет) смотрит на него. Она явно не довольна тем, что говорит ее супруг.

«Нам не так уж много осталось жить, поэтому мы уже не увидим последствий Брексита. Но я надеюсь, что все это кончится хорошо для молодых», — говорит она.

Оба ушли под защиту деревянной стены на продуваемом ветром пляже Истборна в Южной Англии. Перед референдумом они все время спорили друг с другом о ЕС. В конце концов, каждый остался при своем мнении. Джордж проголосовал нет, Мэри — да.

«Мы должны вернуть свободу и высылать преступников из страны, когда захотим. Кроме того, мы должны что-то сделать с мигрантами», — говорит Джордж.

«Решение состоит в том, чтобы делать больше для развития стран, из которых они приходят, чтобы им не нужно было ехать сюда», — отвечает жена.

— Но, дорогая, бесполезно посылать деньги, потому что они никогда не смогут сделать так хорошо, как у нас здесь.

— Сделают, если им помогут!

Против желания молодых

Прошло четыре суматошных недели, после того как британцы ошеломили компании, изучающие общественное мнение, рынки акций, биржевых трейдеров и проголосовали за выход из ЕС.

Референдум вскрыл также и глубокую пропасть между поколениями. 73% участников референдума в возрасте 18-24 лет проголосовали за то, чтобы остаться, в то время как лишь 40% людей старше 65 лет проголосовали так же, согласно данным Lord Ashcroft.

Отказ британцев остаться в ЕС огорчил многих молодых людей, потому что решающее слово было сказано самыми пожилыми, которым осталось жить всего несколько лет. Но такое положение вызывает споры не только в Великобритании. 32-летний Вольфганг Грюндингер (Wolfgang Gründinger) с разочарованием сказал следующее в беседе с Die Zeit:

«Неважно, о чем думают молодые. Они составляют меньшинство при решении политических вопросов. Пожилых больше, у них есть время, деньги и связи. У них в руках рычаги власти. Их голоса являются решающими».

Грюндингер — научный работник, изучающий вопросы демократии, и представитель фонда Stiftelsen for fremtidige generasjoners rettigheter.

Борьба поколений

Это будущая Европа? С борьбой поколений, где постоянно растущее число седовласых и состоявшихся в жизни мешают постоянно уменьшающемуся количеству молодых, стремящихся добиться в жизни того, о чем мечтают?

Все дело в том, что население Европы живет дольше и рождает меньшее количество детей. Это означает, что молодые люди становятся постоянно уменьшающейся частью населения. Швейцарский мозговой центр Avenir Suisse высчитал, что через 20 лет половина людей с правом голоса будет старше 60 лет. Центр считает, что Швейцария движется в направления того, чтобы стать «геронтократией», страной, которой управляют старики.

Такая ситуация характерна также, в частности, и для Польши в большей степени, чем для Великобритании и Норвегии, где рождается больше детей. Германия уже является самой старой страной Европы, сразу же за ней идут Италия и Болгария.

«Да, референдум в Великобритании показал, что демография препятствует развитию молодых», — говорит Харальд Вилькошевски (Harald Wilkoszewski) из Population Europe, сети ведущих институтов Европы, исследующих вопросы демографии. — Но референдум по Брекситу был чем-то особенным».

Во время обычных выборов главный вопрос не ставится таким образом. Люди отдают свои голоса той партии, у которой есть целый пакет ответов на общественные вызовы.

У каждого свои интересы

Поколения, несомненно, имеют различные интересы. Пожилые больше задумываются о пенсии и более низком пенсионном возрасте, в то время как молодые больше думают, например, об образовании и отпуске по уходу за ребенком. А в обществе, где распределение социальных благ ограничено, это имеет значение, так было всегда.

Поэтому вполне естественно подумать о том, что когда все большее количество людей с правом голоса становятся пожилыми, то приоритеты общества меняются. Интересы пожилых реализуются во все большем объеме, и пожилые получают большую часть общественного пирога. А политические партии поворачиваются в ту сторону, где они могут набрать больше голосов.

Вилькошевски считает, что это уже заметно в Европе, на примере того, что люди живут дольше, а пенсионный возраст не повышается.

«В Германии в этом году произошло такое увеличение пенсий, которого давно уже не было. Одновременно статистика ОЕСР показывает, что финансирование образования в Германии по отношению к ВНП составляет меньше средней величины», — говорит он.

Следует ли родителям иметь дополнительные голоса за своих детей?

Но можно ли что-нибудь сделать, чтобы молодежь получила больше возможностей?

В Швейцарии социал-демократический политик Жаклин Фер (Jacqueline Fehr) предложила молодежным партиям бороться за то, чтобы голоса молодых людей имели бы иметь больше веса на выборах в будущем, пишет Neue Zürcher Zeitung. Обсуждаются также предложения о том, чтобы родители получали дополнительные голоса за каждого ребенка.

Проблема с этими идеями заключается в том, что они являются фундаментальным нарушением основного демократического принципа, когда каждый человек имеет только один голос.

Более приемлемым вариантом может быть уменьшение возрастного ограничения при голосовании.  В Великобритании обсуждался вопрос о том, чтобы в референдуме о ЕС принимали участие 16-летние, как это было во время референдума о независимости Шотландии в 2014 году, но из этого так ничего и не вышло.

Расчеты London School of Economics og Opinium показывают, что это вряд ли было достаточно, чтобы сторонники ЕС победили на референдуме, но это могло быть достаточным для такого ровного распределения голосов, чтобы невозможно было говорит о явном «победителе».

Вилькошевски считает, что было бы разумно снизить возраст имеющих право голоса особенно в соединении с усилиями сделать больший упор на том, чтобы приучать молодых к участию в жизни общества.

«Но в то же время это поколение невелико, поэтому не стоит ожидать от этого какого-либо большого эффекта», — указывает он.

Приемная Господа

В Истборне идея о 16-летнем ограничительном возрасте не вызвала большого интереса.

«Если границу избирательного возраста снизить до 16 лет, каков будет следующий шаг? Снизить до 14 лет? Нет, граница должна иметь определенное место», — говорит Дэвид Суоллоу (David Swallow, 74 лет), сидя в кафе за чашкой чая.

B городе много пожилых. В районе Мидс средний возраст составляет целых 71,5 года, это рекорд Великобритании.

«Они называют это место приемной Господа», — говорит Мэри Суоллоу (Mary Swallow, 70 лет).

Оба проголосовали за выход из ЕС на референдуме 23 июня.

«У молодых были бы более хорошие аргументы, если бы они пришли и проголосовали. Участие в голосовании было гораздо выше среди нас, морщинистых», — говорит она.

В то время как количество голосовавших в возрасте 18-24 лет, согласно данным LSE og Opinium, составляло 64%, количество голосовавших в возрасте старше 65 лет составило 90%.

Отношения друг с другом

Исследователи считают, что нельзя соблюдение собственных интересов называть эгоизмом. Это естественно. И нельзя идеологические различия определить четко возрастом.

«Кроме того, молодые и пожилые похожи друг на друга в том, что в уходе за ними требуется помощь общества. Не хотелось бы быть наивным или социально романтичным, но решение заключается в том, чтобы они разговаривали друг с другом», — говорит Вилькошевски.

Именно сотрудничество между поколения занимает центральное положение в работе немецкого фонда Körber-stiftelsen. Его сотрудники тоже видят противоречия поколений, но считают, что их можно преодолеть.

«Если будет больше диалога между поколениями, то конфликта не будет», — указывает Андреас Гайс (Andreas Geis), руководитель программы Livstid этого фонда.

«Например, молодые могут научиться у пожилых по-настоящему использовать право голоса», — подчеркивает он.

Старики позволяют себя обманывать

Когда вечер приходит в Истборн, молодые оккупируют пляжный променад. Нет колясок с колесиками, тростей и колясок на электромоторах.

«Старики позволили себя обмануть и повелись на трюк с выходом. Как будто мы получим 350 миллионов фунтов в неделю на здравоохранение. Этого не будет», — говорит Томми Пауэлл (Tommy Powell, 21 год).

Он опасается, что цены поползут вверх, а фунт очень ослабеет.

«Я получил образование учителя английского языка для иностранцев, поэтому этот выход сильно навредил мне. Но мы не имеем права злиться на стариков. Очень многие из тех, кого я знаю, сейчас жалуются, но они никогда не ходили голосовать», — говорит он.