Это уже почти правда!

Наша семья наконец получила из Москвы бумагу, благодаря которой мы сможем на год уехать в Сибирь. Я буду единственным аккредитованным иностранным журналистом на территории от Урала до и Тихого океана. Моя цель — написать книгу о Сибири на грант финского фонда Коне.

Я горю желанием показать Сибирь своей семье. Дети тоже стремятся в эту поездку после того, как я пообещал им игровую консоль.

Почему никто не хочет добровольно поехать жить в Сибирь?

Я, вроде, знаю, на что мы идем. В свое время я год учился в Иркутске и полгода на Камчатке. Я объездил Сибирь вдоль и поперек и влюбился в нее.

В Сибири пока еще не исполнено указание заселить и застроить всю территорию. Там еще можно почувствовать свою незначительность перед природой. В Сибири часто светит солнце, в условиях континентального климата мало дождливых дней.

В Сибири и раньше жили финские авантюристы, вполне добровольно — руководители утопической рыболовецкой компании в Тихом океане. Финский исследователь Сибири Йоханнес Гранё (Johannes Gränö) вырос в Сибири, где его отец служил пастором (для эмигрантов и бывших заключенных из Финляндии и Ингерманландии, прим. пер.), поскольку хотел «узнать ее границы».

Ну, сибирские зимы, конечно, немного прохладные. Но холод проясняет мысли.

Согласно русской поговорке, сибиряк — не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается.

На самом деле, единственным недостатком Сибири является то, что здесь предлагают растворимый кофе.


Мы будем жить в Якутии, или Республике Саха, на востоке Сибири. Более сибирского места не сыскать. На территории размером с Индию живет меньше миллиона человек. В ее недрах можно найти любые богатства от бриллиантов до нефти. Якутия — самый холодный регион северного полушария. Мороз может доходить здесь до 60 градусов. Всю республику покрывает вечная мерзлота, таяние которой может быть судьбоносным для всего земного шара.

В июле я отправился организовывать переезд своей семьи в Якутию.

Я решил проехать по поверхности земной коры. Сначала я трясся 7000 километров по железной дороге. В поезде, идущем по Транссибирской магистрали, мне удалось встретить самых разных персонажей, например, директора завода по производству каменок, который без перебоя рассказывал страшилки.

В маленьком городке Усть-Куте я запрыгнул на судно на подводных крыльях и последние две тысячи километров проехал по реке Лене. С остановками путь по реке Лене длился пять дней. Я видел знаменитые Ленские столбы.

Когда я приехал в конечный пункт, Якутск купался в лучах солнца. Было совсем не холодно — 25 градусов тепла. Люди нежились на песчаной отмели.

В Якутске легко увидеть, насколько в России много Азии. Образ города формируют якуты с азиатскими корнями. В городе проходили Молодежные азиатские игры. Я смотрел на состязания, о которых раньше ничего не слышал. Кураш, как оказалось, — среднеазиатский вид борьбы. Пронзительно кричащий казах повалил высокорослого монгола.

Мы, однако, не собираемся жить в Якутске. Это было бы слишком просто. Мы стремимся в пригород.

В 40 километрах от города дорога спускается от смешанного леса к лугам у реки Лены. На остановке пасется несколько невысоких якутских лошадей.

Здесь расположена деревня с тысячей жителей, в которой я ищу нам дом.

Снять жилье оказалось непростым делом. Здесь наблюдается нехватка квартир, и молодые пары теснятся у родителей. Я брожу по деревне три дня, пока, наконец, не нахожу подходящий вариант.

В деревянном доме бабушки Августины сразу чувствуешь себя уютно. Дом старый, но чистый и в хорошем состоянии. В нем есть две спальни и большой зал. Из окон открывается вид на луга.

Во дворе — сауна.

Зимой дом обогревается газом, но туалета с водой в деревне нет. Туалет стоит далеко во дворе. Думаю, главная проблема нашей семьи, очередь в туалет, зимой будет решена.

На зиму Августина переезжает в город. Договор мы заключили рукопожатием.

Пока я пишу эту статью, мы ждем в Финляндии визы. Затем нас ждут семь часов полета из Санкт-Петербурга в Якутск. Наши вещи доедут до нас за три недели поездом.

Нашим детям обещаны места в школе и детском саду. Есть, правда, одна трудность. Деревня — якутская, и в младших классах все объясняют на якутском языке.

Правда, с другой стороны, наши дети не говорят и по-русски. Надо надеяться, что Сибирь всех научит.