Транссибирская магистраль является одним из самых впечатляющих инженерных проектов в современной истории. Эта магистраль, строительство которой началось в 1891 году и завершилось ровно 100 лет назад, является самым длинным рельсовым путем в мире. 9288 километров железной дороги соединяют Москву и тихоокеанский порт Владивосток.

Эта магистраль также стала причиной начала масштабной войны, обернувшейся одним из самых унизительных для России поражений — Русско-японской войны, начавшейся в 1904 году. Эта война стала первым в современной истории вооруженным конфликтом, в котором незападная держава одержала победу над западным государством и который способствовал возникновению соперничества между США и Японией, чьей кульминацией стало нападение на Перл-Харбор.

Эта малоизвестная война, имевшая такие серьезные и далеко идущие последствия, началась именно с Транссибирской магистрали.

«Этот военный конфликт стал первой значительной вспышкой вражды между Россией и Японией, возникшей в период строительства Транссибирской магистрали, — пишет в своей научной работе Ева-Мария Столберг (Eva-Maria Stolberg), доцент университета Дуйсбурга-Эссена, специализирующийся на русской истории. — Причины Русско-японской войны нельзя рассматривать вне сибирского контекста».

Как железная дорога спровоцировала войну

Транссибирская магистраль стала детищем Сергея Витте, влиятельного министра в российском правительстве. Витте считал, что политическая мощь проистекает из экономической мощи, и видел в Сибири недостаточно развитый и весьма многообещающий регион Российской империи. Он полагал, что железная дорога даст возможность заселить Сибирь, воспользоваться ее природными ресурсами и расширить торговлю с Восточной Азией.

Идеи Витте нашли отклик у царя Александра III, который считал рост населения Сибири одним из способов защитить восточные границы своего государства. Поэтому в 1891 году Россия начала строительство железной дороги, которая должна была связать центр огромной страны с ее самыми далекими окраинами.


Между тем, у японцев все это вызвало серьезную тревогу. До начала строительства Транссибирской магистрали Россия, казалось, была сконцентрирована в основном на европейских делах. Чем чаще Россия смотрела в сторону востока, тем больше беспокойства японские власти испытывали по поводу ее намерений.

«Пока центр тяжести России находился в западной, европейской части ее территорий, она не представляла собой никакой угрозы для территориальных амбиций Японии, — пишут ученые Феликс Патрикееф (Felix Patrikeeff) и Гарри Шукман (Harry Shukman). — Но когда Россия начала строительство Транссибирской магистрали, Япония заволновалась».

В 1896 году Витте еще больше усугубил ситуацию, когда он заключил с Китаем договор о продлении этой магистрали в район Маньчжурии. Этот участок дороги, называемый Китайско-Восточной железной дорогой, должен был сократить длину Транссибирской магистрали на 1300 километров. Он также облегчал процесс торговли России в Маньчжурии.

Япония интерпретировала это соглашение как свидетельство претензий России на Манчжурию, которую Япония сама хотела получить. Это подозрение переросло в абсолютную уверенность в 1900 году, когда Россия отправила 170 тысяч своих солдат в Манчжурию и оккупировала всю эту область (в ответ на Ихэтуаньское восстание в Китае).

Россия не смогла бы этого сделать без Транссибирской магистрали.

«До строительства Транссибирской магистрали сибирская инфраструктура для военного и экономического расширения к тихоокеанскому побережью была чрезвычайно слабой. Особенно в Восточной Сибири дороги были совершенно непроходимыми, поэтому их нельзя было использовать для переброски войск, — пишет Столберг. — Только после завершения строительства Транссибирской магистрали Россия смогла реализовывать свои геополитические интересы в Северо-Восточной Азии».

В сущности, это и стало предпосылкой Русско-японской войны. Японцы опасались, что Россия будет расширять зону своего влияния в Восточной Азии и доберется до Кореи. Русские, которые считали свое присутствие в Маньчжурии важнейшим фактором защиты против нападения Японии на Сибирь, отказывались отступать. В результате возник кризис, который, по мнению обеих сторон, неизбежно должен был кончиться войной.

«Поскольку России очень нужна была Маньчжурия, в период с 1901 по 1903 год обе страны жили в атмосфере надвигающейся беды, — пишет Дейл Коупленд (Dale Copeland), политолог из Виргинского университета. — Со временем становилось все яснее, что найти дипломатический выход из этой тупиковой ситуации будет крайне трудно».

В 1904 году началась война: Япония атаковала русские корабли в Порт-Артуре, в Маньчжурии. Эта война обернулась разрушительным поражением для русских — отчасти это объяснялось тем, что на тот момент строительство Транссибирской магистрали еще не было завершено. Плохое состояние железной дороги всерьез затрудняло процесс отправки русских солдат и оружия на восток, поэтому японцам удалось разбить русских.

«После катастрофического поражения России военный министр России Алексей Куропаткин признал, что техническое состояние Транссибирской магистрали стало одной из причин слабой обороны России в Северо-Восточной Азии», — объясняет Столберг.

Эта война, в которой погибло примерно 130-170 тысяч солдат, изменила геополитическую ситуацию в Восточной Азии. Россия уступила Японии значительные участки территорий, а ее тихоокеанский флот был уничтожен. Это привело к тому, что Япония превратилась в господствующую военную державу Восточной Азии, что позволило ей расширить площадь своих территорий и границы своих имперских амбиций.

Такое усиление Японии, разумеется, вызвало серьезную тревогу в США, которые считали японский империализм угрозой своим собственным устремлениям.

Таким образом, Транссибирская магистраль, которую Сергей Витте считал проводником в новую эпоху величия России, способствовала подъему совершенно иной империи.