«Когда мне было шесть лет, то я сказал бабушке, что буду чемпионом мира. И я в этом никогда не сомневался», — заявил в интервью изданию El Mundo Сергей Карякин. Он родился в 1990 году в столице Крыма Симферополе. Шахматами юный вундеркинд заинтересовался в шесть лет и уже через год выполнил норму первого разряда. В возрасте 12 лет и семь месяцев стал самым молодым гроссмейстером в шахматной истории (Боби Фишер завоевал этот титул в возрасте 15 лет).

В 2010 году при содействии Владимира Путина молодой и перспективный гроссмейстер получил российское гражданство и переехал в Москву. Сергей Карякин 11 ноября попробует осуществить свою детскую мечту — стать чемпионом мира. Матч пройдет в столице мирового капитализма — Нью-Йорке, где он сразится с норвежцем Магнусом Карлсеном.

Франциско Кабесас: Как бы вы охарактеризовали Карлсена? Вы с ним друзья?

Сергей Карякин: Я бы сказал, что Магнус является универсальной машиной для убийства (смеется). Он играет высоко мотивированные партии. Способен быстро собраться, вспыльчив. Старается добиться победы всеми доступными средствами. Рассказывают, что своим поведением он очень похож на Гарри Каспарова. У меня дружеские отношения с Магнусом, но после победы в турнире претендентов (март 2006 года) мы стали с ним меньше общаться, так как мы —  конкуренты. Но когда закончится чемпионат мира, все будет как обычно.


— Вы согласны с мнение, что Карлсен — лучший игрок в истории шахмат?


— (Комментарий El Mundo. Сергей Карякин предпочитает не отвечать на этот вопрос. Его лицо застыло в нервном напряжении, заметно, что у него происходит внутренняя психологическая борьба. Наконец? он начинает говорить). «Я проделал со своими тренерами громадную работу. Это было бы невозможно без поддержки Федерации шахмат России, моего врача. Без всех этих людей было бы очень трудно подготовиться к чемпионату мира. Я проанализировал все мои предыдущие игры, учел… ошибки, я изучил партии, сыгранные Магнусом. Я потерял пять килограммов, и я не остановлюсь ни перед чем».


— Чего вы больше всего боитесь: Карлсена или компьютера?

— Сегодня у нас почти нет никаких шансов выиграть у суперкомпьютера. Карлсен — человек, поэтому мне намного интереснее сыграть с ним, ведь он — великий шахматист. Каждый из выдающихся шахматистов имеет свою стратегию, свой образ мышления, свои приемы. (Комментарий El Mundo. 16-й чемпион мира по шахматам, первый в истории шахмат абсолютный чемпион мира с 2013 года норвежец Магнус Карлсен имеет в своем активе 2853 очка. Россиянин Сергей Карякин имеет в своем активе 2772 очка. За последние десять лет россиянину лишь однажды удалось победить Карлсена, за которым по праву закрепилась слава непобедимого шахматиста).


— Как вы считаете, насколько может помочь шахматисту хороший компьютер и программное обеспечение?

— Процесс подготовки шахматиста к матчу сейчас не обходится без использования сверхмощных компьютеров и сложнейших программ. Все шахматисты используют очень мощные компьютеры. Это не обычные ноутбуки, а специально настроенные. Средняя стоимость такого компьютера более одного миллиона рублей. И таких компьютеров я должен купить не только себе, но и своим тренерам, чтобы команда была укомплектована на высшем уровне.

— Шахматист — это спортсмен или гений?

— Я бы так сказал, на 20% он шахматный гений, 60% я бы отдал тяжелым тренировкам и 20% —спортивной психологии. (Комментарий El Mundo. «Гениальность Карякина проявилась рано. В 12-летнем возрасте он входил в тренерский штаб Руслана Пономарева и помог ему стать чемпионом мира в 2002 году»).

— Когда вы впервые познакомились с шахматами?

— Это история из раннего детства. Мы сидели с отцом за обеденным столом и смотрели телевизор. Там показывали рекламу какого-то банка и было сказано: «И пешка может стать ферзем». Я спросил у отца, что такое пешка и что такое ферзь. Он достал шахматы, и мы начали играть. Отец на меня оказал большое влияние. Он мне помогал лет до девяти-десяти. Он взял на себя все заботы о моих тренировках и вложил в меня всю свою душу. Он даже договорился в моей школе, чтобы для меня сделали индивидуальное расписание занятий.

— Сколько часов в день вы посвящали шахматам? Оставалось ли время на что-то еще?

— Когда начинал — было трудновато. В шести — семилетнем возрасте мог играть по два-три часа. В восемь лет уже тренировался по шесть-семь часов. Потом наступила пора продолжительных тренировок, и я сейчас не уверен, смогу ли я это повторить заново. Но тогда я испытывал удовольствие от занятий шахматами. Нельзя стать гроссмейстером вдруг. Это вопрос времени, которое я стремился опередить. Добиться звания гроссмейстера — было важным пунктом на моем пути к мировой шахматной элите, к реализации желания стать чемпионом мира.

— А приходилось ли вам плакать из-за шахмат?

— Только когда был ребенком. Начиная с 12 лет, я уже не плакал.

(Комментарий El Mundo. «Последний раз чемпионом мира по шахматам россиянин становился в 2006-м, тогда выиграл Владимир Крамник. Потом началось какое-то смешение реального и виртуального. Международную федерацию шахмат возглавляет непонятный тип — Кирсан Илюмжинов, рассказывающий всем, что он был однажды похищен инопланетянами. Он включен в санкционные списки США за его дружбу с президентом Сирии Башаром Асадом. Мировые чемпионаты по шахматам спонсирует компания, производящая химические удобрения „ФосАгро“, главный акционер которой Владимир Литвиненко. Он руководил предвыборной кампанией Владимира Путина в 2000 и 2004 годах. Литвиненко же был и человеком, назначенным, чтобы „приглядывать“ за тем, как развивается молодой шахматный талант».)

— Почему для России так важно вновь вернуть себе шахматную корону? Это уже выходит за рамки просто игры?

— Было бы преувеличением сказать, что возвращение шахматной короны в Россию — более важная задача, чем скажем завоевание золотой медали на мировом первенстве по другому виду спорта. Для страны важно все, и шахматы — часть этого «всего». Я очень благодарен правительству России и лично президенту Путину за то, что он стал все чаще посещать шахматные соревнования. Эта помощь бесценна. Я думаю, что сейчас в России наметилось что-то вроде шахматного бума. И мне нравится быть частью этого процесса.

— Не усматриваете ли вы каких-то аналогий между вашим поединком с Карлсеном и матчем Фишер — Спасский в 1972 году?

— До определенного момента — да. Та встреча была очень политизирована. Спасского тогда поддерживали на государственном уровне, и он был просто обязан выиграть у западного игрока. На меня же никто не давит. У нас получится поединок более дружественного характера. Хотя это и будет вопрос жизни и смерти для обоих.

(Финальный комментарий-представление El Mundo.«Магнус Карлсен — второй в списке самых молодых чемпионов мира. Только Каспаров добился этого звания, будучи более юным. Гроссмейстерского звания достиг, когда ему было 13 лет, 4 месяца и 27 дней. „Магнус — продукт эры кибернетики“, — сказал о нем Ананд, дважды уступивший норвежцу в матчах за высший шахматный титул»).