«Иногда у меня такое чувство, что меня просто нет. Что я всего лишь играю роль в фильме или живу под прикрытием», — опустив глаза, говорит Цзое, только что вышедшая замуж.

При условии, что ее настоящее имя не будет названо, и что на фотографиях не должно быть видно ее лицо, она согласилась встретиться с корреспондентом Aftenposten в одном из ресторанов Пекина, чтобы поведать ему свою тайну.

28-летняя девушка рано убедилась в том, что она лесбиянка, но в родной деревне в нескольких десятках километров к югу от Пекина, ей, единственному ребенку в семье, поговорить об этом было не с кем.

Меньше всего Цзое могла довериться своим родителям. Месяц назад она вышла замуж — в том числе, и ради них.

Договорились о гетеросексуальном фасаде

«Сама я одна, но у моего мужа-гомосексуалиста есть сожитель. Мы с мужем живем в разных концах Пекина. Мы не являемся близкими друзьями, мы вместе, только когда встречаемся с его или моими родителями», — рассказывает Цзое.

Женщина среднего роста, с коротко подстриженными волосами, в очках, практичной одежде — не мужской и не женской — и в добротной обуви говорит на немного неуверенном английском и переключается на мандарин всякий раз, когда ей трудно что-то сформулировать.

Она не исключает возможности того, что родители — во всяком случае, частично — догадались, почему она вышла замуж по расчету, без любви:

«Мама и папа замечают, что мой муж и я не влюблены друг в друга, и они знают, что мы не живем вместе. Мы оправдываем все тем, что работаем в разных концах города. Мы еще не знаем, что будем говорить позже о том, почему у нас нет детей. Но беременеть я не собираюсь», — решительно говорит Цзое.

Она создала приложение для фиктивных браков

По данным официальной статистики, в Китае 70 миллионов представителей ЛГБТ, т.е. лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов и трансвеститов — это примерно 5% населения, составляющего почти 1,4 миллиарда человек.

В новом исследовании, проведенном в стране среди представителей ЛГБТ-сообщества, до 70% отвечают, что скрывают свою ориентацию, и что причина, по которой они не могут в ней открыться — давление со стороны семьи, по данным The Shanghaiist, которая перепечатывает цифры от WorkForLGBT, организации в поддержку ЛГБТ.

Никто не знает, сколько человек заключают фиктивные браки, чтобы скрыть свою ориентацию.

Но совершенно очевидно, что Цзое и ее супруг далеко не одиноки.

32-летняя лесбиянка Сяобай (Xiaobai) из Северо-Восточного Китая рассказала в беседе с BBC о том, как ей пришла в голову идея создать iHomo, службу в соцсетях:


«После того, как я сама вышла замуж за гомосексуалиста, ко мне стали часто обращаться подруги, которые спрашивали совета о том, как они могли бы поступить так же. Я поняла, что масса людей отчаянно нуждается в помощи», — говорит предприниматель. Она отмечает, что спрос со стороны геев и лесбиянок, которые хотят вступить в брак, растет, и скоро все станет совсем просто, благодаря использованию нового приложения iHomo.

Гомосексуалист и гордый отец из провинции Аньхой рассказал в China Daily, как его жена-лесбиянка забеременела в результате искусственного оплодотворения. И теперь четверо ничего не подозревающих бабушек и дедушек не надышатся на своего крохотного внука, а мужчина сказал в беседе с корреспондентом газеты, что, думая о сыне, решил прожить, держа свои склонности в тайне.

Открытость только для привилегированного меньшинства

Хотя гомосексуальные сожительства в Китае по-прежнему официально запрещены, на самом деле их молчаливо признают все больше и больше. Газеты восторженно пишут о том, что рынок ЛГБТ в Китае стоит более 2500 миллиардов крон в год (так в оригинале статьи — прим.пер.).

Специальные приложения, компьютерные игры, тематические поездки — это продукты и услуги, представленные на недавней конференции «Розовая экономика» в Пекине.

Гей-парады в Шанхае и прочие очень откровенные акции приводят к тому, что число людей, которые относятся к ЛГБТ с пониманием и принимают его, растет, в частности, в больших городах.

Но то, что эта новая открытость появилась — это феномен, характерный для больших городов! Об этом мне открытым текстом говорят, когда я прихожу в пекинский Центр ЛГБТ, расположенный в просторной квартире на севере столицы.

По словам дамы, представившейся как «Ким» и являющейся руководителем центра, для подавляющего большинства представителей ЛГБТ, приехавших из более мелких населенных пунктов, социального давления, особенно со стороны собственных семей, достаточно для того, чтобы они предпочли скрывать свою ориентацию.

Ким и сама из деревни. Так же, как и Цзое, она вступила в брак с гомосексуалистом, чтобы скрыть от родителей, что лесбиянка. Она подтверждает, что многие из тех, кто ходит в этот частный центр, либо уже поступили так же, либо собираются это сделать.

Но далеко не все, утверждает группа приятелей, зашедших выпить чайку и поболтать:

«Да я на бабе никогда в жизни не женюсь!» — говорит «Кларк» (35 лет), и все мужчины за столом его горячо поддерживают.

Так же, как 65% женщин и 54% мужчин, по данным большого опроса, проведенного WorkForLGBT, они охотно заключили бы совершенно официальный брак с представителем своего собственного пола.

«Но все говорит о том, что подобные браки в Китае будут узаконены далеко не скоро», — смиренно констатирует Робин Хо, 40 лет.

Хорошего партнера найти трудно

После разговора в ресторане Цзое собирается уходить: одна, в холодный субботний зимний вечер, домой, в пустую квартиру.

«Мне так хотелось, чтобы у меня кто-то появился. Но нелегко найти партнера в ситуации, когда мне приходится скрывать, кто я. Среди моих друзей представителей ЛГБТ практически нет. Очень мало кто из моих друзей знают, что я лесбиянка. Да и на работе я не могу раскрыть свою тайну», — говорит Цзое, которая работает экономистом в частной компании.

28-летняя девушка, недавно вышедшая замуж, признается, что ей надоело врать и молчать, но она не чувствует себя виноватой в том, что не рассказывает родителям правду о своем браке:

«Мне просто хочется их пощадить. Дома, в нашей деревне, все люди очень консервативные, они сторонники традиций. Там иметь такую дочь, как я — табу».

Йорген Лоне (Jørgen Lohne) — корреспондент Aftenposten в Китае