Ежегодно в январе (к годовщине «воссоединения» Украины и России) российские СМИ напоминают: «Пьяный Хрущев отдал Крым Украине». А теперь они еще и добавляют, облегченно вздыхая: «Мы наконец-то исправили преступление глуповатого пьяницы».

…В воспоминаниях академика Бориса Чертока, заместителя прославленного главного конструктора Сергея Королева по вопросам управления ракетно-космическими комплексами, я прочитал несколько неожиданную вещь. Поскольку Черток на эту тему высказывается, сочетая свои выводы с конкретными фактами, то от написанного им невозможно отмахнуться. Речь идет о том, что без Хрущева и хрущевских реформ в экономике — без ее децентрализации, без создания региональных совнархозов, — СССР никогда не послал бы в космос ни первый искусственный спутник Земли, ни первого космонавта планеты. Хрущев, по мнению академика Чертока, при всей своей импульсивности умел принимать стратегические решения (хотя и не всегда правильные) и брать ответственность на себя, а совнархозы — территориальные органы управления экономикой определенных регионов ‒ действовали оперативно и эффективно, когда нужно было за короткое время создать новые образцы космической техники. Сергей Королев создал огромную горизонтальную сеть, которая работала на космонавтику.

Хрущева сменил Брежнев, избегающий радикальных изменений, он не способен был принимать стратегические решения и восстановил сталинскую министерскую вертикаль управления экономикой. Созданная Королевым система производственной кооперации распалась, развитие советской космонавтики существенно затормозилось, наступила пауза на несколько лет в пилотируемых полетах (в середине которой произошла трагическая гибель Комарова на «Союзе-1»), а лунная программа вообще полетела кувырком.

К чему это я? А к тому, что Никита Хрущев, которого принято изображать чуть ли не неграмотным, своевольным и вечно пьяным мужиком, во многих случаях оказывался наиболее трезвым среди советского руководства. Это его качество в полной мере проявилось и в конце 1953-го, после того, как в сентябре он стал первым секретарем ЦК КПСС (что при тогдашних политических раскладах, впрочем, означало лишь третье место во властной команде) и взялся за дело. В том числе и за крымские проблемы, к которыми он давно уже присматривался.

Сталин последние полтора десятка лет своей жизни почти никуда не выезжал из Москвы, кроме как для отдыха на Черноморское побережье Кавказа и на встречи «большой тройки» в Тегеран и Берлин. Побывал он в начале 1945-го и в Крыму, на Ялтинской конференции лидеров трех великих держав ‒ но мог видеть там в окошке бронированного лимузина лишь «потемкинские деревни» вдоль трассы. Зато Хрущев был человеком непоседливым, совсем не кабинетного типа, и все проблемы предпочитал решать на месте, при этом общаясь с «простолюдинами». Неудивительно, что вскоре после получения должности он отправился в Крым, откуда в ЦК поступали тревожные сигналы.

На полуострове первого секретаря встретили толпы русских переселенцев, которые кричали: «Нас пригнали на смерть!», «Нас обманули!», «Мы здесь все обречены!». Действительно, ситуация на полуострове была ужасной даже по советским меркам. Ко времени приезда Хрущева во всем Крыму было 18 магазинов мясопродуктов, 8 молочных, 2 магазина по продаже тканей, 9 — обуви, 5 — стройматериалов и 28 книжных магазинов. И это на ощутимо более чем полумиллионное население! Полностью прекратилась торговля овощами и картофелем в государственном секторе. И неудивительно: по сравнению с 1940 годом площадь посевов в Крыму сократилась на 70 тысяч гектаров. По урожайности всех основных сельскохозяйственных культур область в 1953 году не достигала довоенного уровня. А тот, в свою очередь, существенно уступал дореволюционному.

Судите сами. В 1913 году средний урожай зерна в Крыму составил 11,2 ц/га, в 1940-м — 10,7 ц/га, а в 1950-м ‒ 3,9 ц/га. Урожайность ведущей зерновой культуры — озимой пшеницы — соответственно составила 13,1 ц/га, 11,5 ц/га и 4,4 ц/га. То есть, если колхозно-совхозный строй (с его тракторами, комбайнами и государственным планированием) имел следствием деградацию сельского хозяйства (не только в Крыму, но и по всему СССР), но не слишком значительную, то депортация коренных крымских народов и потери крымчан на фронтах войны, в сочетании с заселением полуострова выходцами из центральной России, имели поистине катастрофические последствия. Вот еще одна группа цифр. В 1913 году крымские крестьяне получали в среднем 5 ц/га подсолнечника, в 1940-м — 5,8 ц/га (с этой культурой был хоть небольшой, но прогресс), а в 1950 году урожайность подсолнечника в Крыму упала до 1,7 ц/га. Комментарии излишни…

Знаменитые крымские виноградники, которые были основой виноделия полуострова, за редкими исключениями, закладывались еще до революции; после 1944-го за ними ухаживали крайне небрежно и неумело, поэтому их урожайность не превышала 10-12 ц/га. Между тем до войны даже на старых виноградниках урожайность достигала 50-60 ц/га. Животноводческие фермы в большинстве колхозов и совхозов Крыма вошли в зиму 1953/54 года только на 37% обеспеченными кормами. На весь Крым насчитывалось только 6 теплиц. Овощеводство и садоводство не достигало довоенных показателей и было неспособно удовлетворить потребности даже местного населения, не говоря уже о других регионах. Поэтому в 1953 году область не только полностью провалила все государственные планы, но и оказалась на грани массового голода.

Как же солнечный и плодородный Крым дошел до такой жизни? Напомню, что в мае-июне 1944 года Кремль произвел депортацию с полуострова около 200 тысяч крымских татар и 50 тысяч греков, армян и болгар. В их дома были переселены колхозники из центральных областей России и (в не слишком большом количестве ‒ немногим более 10 тысяч человек) с Украины. 25 июня 1946 года Верховный Совет России принял закон о преобразовании Крымской автономной республики в обычную область в составе России.

Но полуостров «обычной областью» не стал и не мог стать. Переселенцы из лесных и лесостепных зон России никак не могли привыкнуть к климату и специфике ведения хозяйства в Крыму. Это касалось не только сельской местности, но и городов. Ведь, скажем, заниматься прибрежной рыбной ловлей и строить сооружения из ракушечника приезжие не умели. Как следствие, за послевоенное десятилетие в Феодосии, где было разрушено 40% жилого фонда, удалось централизованно построить только один восьмиквартирный дом. А в Керчи построили аж два таких дома, один из которых отдали под городскую детскую больницу. Руководство же России после устроенного Сталиным в конце 1940-х погрома республиканских управленческих кадров лишь беспомощно наблюдало за ситуацией на полуострове…

Однако среди моря хаоса и упадка были и оазисы относительного успеха и хозяйственного благополучия. Например, в колхозе имени Калинина, где, по сообщению «Крымской правды», буквально за 2 года 86 семей, переселившихся с Черниговщины, подняли запущенное хозяйство буквально с нуля, и в других местах, где поселились упомянутые уже 10 тысяч украинцев. Не случайно после посещения полуострова Хрущев немедленно вылетел в Киев, чтобы организовать срочную помощь Крыму и переселение туда жителей УССР из степных районов ‒ тех, кто «любит сады, кукурузу»…

Руководитель республиканской парторганизации Алексей Кириченко сопротивлялся: он не хотел брать «под свое крыло» депрессивный регион. Тогда Хрущев взял его с собой в Москву; доклад первого секретаря о ситуации в Крыму, крымские впечатления, подкрепленные многочисленными документами и экспрессивным описанием катастрофы, имели следствием то, что кремлевское руководство пришло к мысли — другого варианта спасения, кроме немедленной передачи Крыма в состав УССР, нет (теоретически, впрочем, такой вариант существовал — вернуть на полуостров депортированных, но это было по понятным причинам абсолютным табу).

Иными словами, инициатива передачи Крыма в состав УССР действительно принадлежала Хрущеву, но соответствующее решение принадлежало не ему. Первым лицом в СССР тогда был председатель Совета министров Георгий Маленков, председательствовавший на заседании президиума ЦК КПСС, где принималось это решение. Далее в иерархии шел верный сталинец Вячеслав Молотов — первый заместитель председателя Совета министров. Хрущев, как уже говорилось, был в Кремле только третьим. Оформлено же решение это было с соблюдением всех норм советской бюрократической машины: сначала в виде постановления Президиума Верховного Совета СССР за подписью Климента Ворошилова, а затем — соответствующего закона СССР от 26 апреля 1954 года:

«Верховный Совет СССР постановляет:

1. Утвердить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

2. Внести соответствующие изменения в статьи 22 и 23 Конституции СССР».

Положительные результаты не заставили себя ждать. Приведу один лишь факт: уже в 1958 году объемы жилищного фонда на полуострове, почти полностью разрушенном войной и депортацией коренных народов, превысили довоенные.. Поэтому передача Крыма Украине относится к одной из самых трезвых и рациональных инициатив Никиты Хрущева, если оценивать тогдашние события с точки зрения жизненных интересов рядовых крымчан. Интересно, что на какое-то время большинством населения полуострова стали украинцы, поэтому начали выходить газеты на украинском языке и открываться украинские школы, но Кремль спохватился и начал заселение благодатной земли отставниками (военными, гебистами, партноменклатурщиками) и их семьями… А в придачу Хрущеву кто-то из тогдашних идеологов (соответствующие документы до сих пор засекречены, поэтому неизвестно, кто именно) подбросил идею «развернутого строительства коммунизма», одной из составляющих которого является «достижение полного единства наций», при этом русский язык станет «общим языком межнационального общения и сотрудничества всех народов СССР». Что же, Хрущев искренне хотел улучшить жизнь простых людей, но на этот раз выбрал для достижения своей цели негодные методы.

Согласно воспоминаниям академика Чертока, именно Хрущев, уже став первым лицом в СССР, санкционировал в 1959 году строительство под Евпаторией Центра управления космическими объектами. Поэтому благодаря «пьяному Никите» Крым занял достойное место в истории космонавтики…