Высокие каблуки вместо спортивной обуви. Никаких белых носков, вместо них — голубые нейлоновые чулки. Черные деловые брюки, а вместо платья для тенниса блузка в тонкую полоску — видно, что сегодня утром в Кельне Мария Шарапова выходит не на центральный корт, а на поле бизнеса. Это второй день работы крупнейшей в мире международной ярмарки снеков и сладостей ISM.

И Шарапова, одна из самых известных теннисисток мира, представляет на своем собственном стенде — между оптовой торговлей лесными орехами и польским торговцем конфетами — свою бизнес-идею: безумно дорогие сладости в шикарной упаковке.

«Sugarpova» — так называется основанное ей в 2012 году предприятие по выпуску фруктового жевательного мармелада, а с недавних пор и шоколада. Пока похоже, что дела идут вполне хорошо: в 2015 году эта фирма, по данным американского издания Forbes, продала пять миллионов упаковок. Новостное агентство Bloomberg пишет, что Шарапова на каждой пачке зарабатывает 1,10 доллара. Само предприятие хранит деловые данные в тайне — даже по запросам.

 

Продукция продается в более чем 25 странах мира, однако в Германии только по каталогу. В теннисном интернет-магазине можно найти и цену: одна упаковка фруктового жевательного мармелада стоит 4,90 евро, а вкусовой диапазон колеблется от сладкого до кислого. С июля сладости марки «Sugarpova» можно будет купить и в немецких магазинах.

 

В прошлом году 29-летняя россиянка смогла полностью сосредоточиться на бизнесе. Из-за обвинений в применении допинга она с января 2016 года была отстранена от спорта и сможет вновь участвовать в теннисных турнирах в апреле этого года. Чтобы взять интервью у Шараповой на ISM в Кельне, колонка WiWo Gründer должна была выполнить одно условие: разговор должен идти только о фирме «Sugarpova», написала перед встречей ее пресс-секретарь, и ни в коем случае не на такие темы, как «допинг, ее интимная жизнь или Серена Уильямс» (главная конкурентка Шараповой — прим. ред.).

 

Ну ладно, поговорим о бизнесе!


WiWo Gründer: Госпожа Шарапова, Вы теннисистка или деловая женщина?

 

Мария Шарапова: Конечно, самая большая моя страсть — это теннис. Но я люблю и бизнес, с тех пор, как мне исполнилось 17 лет. Тогда я выиграла Уимблдонский турнир и заключила много договоров о рекламе с международными торговыми марками…

 

 … которые приносят Вам целое состояние: по данным «Forbes», Вы заработали до сих пор около 285 миллионов долларов. Большую часть из них составляют деньги спонсоров. Что побудило Вас наряду с Вашей карьерой создать собственное дело?

 

— Много лет назад у меня было сильное повреждение плеча, и я знала, что не смогу всю жизнь играть в теннис и этим зарабатывать деньги. Поэтому я подумала о том, как мне подготовиться к жизни поле ухода из тенниса. Кроме того, я не хотела быть только рекламой для крупных предприятий, а хотела иметь собственную фирму, где бы я отвечала за все на 100%.

 

— Поэтому в 2012 году Вы инвестировали в «Sugarpova» полмиллиона долларов. Почему Вы создали именно кондитерское предприятие?

 

— Я всегда была лакомкой и обожала сладости. И во время моих поездок по всему миру я обнаружила в кондитерских отделах, что большинство упаковок с фруктовым жевательным мармеладом и шоколадом выглядят так, что их быстро забываешь. Я хотела изменить это и создать игровой дизайн. Поэтому эти упаковки минимально оформлены, но с логотипом в виде поцелуя.

 

— Скажите честно: как часто Вы едите сладости?

 

— Раз в неделю. А иногда и в промежутке немного темного шоколада.

 

— Большинство спортсменов рекламируют продукты питания, которые считаются особенно полезными для здоровья. Соответствуют ли сладости вообще Вашему образу профессиональной спортсменки?

 

— Продавать сладости было радикальной идеей. Но знаете, и спортсменка может иногда позволить себе отдохнуть от всей этой дисциплины и побаловать себя. Я хотела бы, чтобы моя продукция вызывала такие чувства.

 

— Цена за такое чувство довольно высока. Ваша плитка шоколада будет стоить на немецком рынке свыше трех евро. В каких магазинах Вы хотите это продавать?

 

— Мы сейчас как раз занимаемся заключением договоров с торговцами. Первые продажи начнутся в конце апреля, когда я буду праздновать свое возвращение на теннисном турнире в Штутгарте.

 

— В 2016 году Вы не имели права выступать в профессиональном теннисе и смогли полностью сосредоточиться на Вашем бизнесе. Что Вы смогли за это время сделать для фирмы?

 

— В прошлом году я прежде всего работала над созданием и рекламой новых продуктов. Я посетила много фабрик и наконец подписала договор с Baron Chocolatier, семейным предприятием из города Познань. Там производится наш шоколад, а какао поставляет Берег Слоновой Кости.


— Но главой «Sugarpova» являетесь не Вы, а Ваш многолетний менеджер Макс Айзенбад (Max Eisenbud). Кто же принимает решения на Вашей фирме?

 

— Очень просто: поскольку я оплачиваю счета, я сама принимаю каждое решение.