Массовые беспорядки, горящие автомобили, насилие и разграбление магазинов начались в районе Ринкебю (окраина Стокгольма — прим. ред.) после того, как полиция арестовала человека. Это ужасно — но, к сожалению, не в первый раз. За несколько часов до начала беспорядков хозяева стали закрывать свои магазины в центре Ринкебю. Ранее предприниматели Тенсты и Хусбю забили тревогу, сообщая, что больше не могут держать магазины открытыми. Грабительские налеты, разрушения, кражи, угрозы и шантаж: устрашающая картина выглядит уже даже слишком конкретно.


Но до сих пор никто не прислушивался к этим тревожным сигналам. Неоднократно перестрелки уносили чьи-то жизни. А на прошлой неделе жители района Йерва узнали, что стационарный полицейский участок в Ринкебю появится в лучшем случае не раньше 2019 года, хотя его обещали построить к 2017 году. Работу уже несколько раз откладывали.


Мы не можем просто смотреть, как зрелые представители организованной преступности вербуют молодых людей, чтобы сделать «мулами», перевозящими наркотики, или исполнителями других преступлений в обмен на «защиту» или иные премущества. И мы не можем просто так смотреть на то, как поджигают машины в Ринкебю. Если сейчас все заходит настолько далеко, что предпринимателей выжывают из района, — значит, общество уступило землю преступности, которая намерена держать местных жителей в заложниках, беспрепятственно ведя свою криминальную деятельность.


Когда «красно-зелено-розовое» большинство разрабатывало план местного развития, они даже не додумались сделать главным приоритетом вопрос безопасности в Ринкебю. Вместо этого они решили заняться какими-то абстрактными целями вроде «повышения социального капитала» и «активизации участия района в жизни города».


А когда ведущему политику Стокгольма Карин Ваннгорд (Karin Wanngård, Социал-демократическая партия) следовало собрать представителей властей, предпринимателей, полицию, владельцев недвижимости и прочих заинтересованных лиц, чтобы всем вместе создать план, как все это исправить, ее просто не было на месте. Политик, несущий наибольшую ответственность за развитие Стокгольма, не должен избегать столкновения с проблемами преступности.


Я постоянно слышу рассказы левых о том, что бедность становится причиной беспорядков. Многие люди на окраинах испытывают большие экономические и социальные проблемы. Теснота и бедность — реальность для многих, и эти вопросы именно мы, политики, должны решать. Но бедность — это не оправдание для того, чтобы нападать с оружием на своих ближних. Она не дает права бить витрину и грабить чужой магазин. Наше снисходительное отношение к преступлениям не поможет молодому человеку, который решает, не присоединиться ли к параллельному криминальному социуму.


Я хочу обратиться к Карин Ваннгорд: начните диалог с предпринимателями, владельцами недвижимости и полицейскими в Йерве. Создайте общий план по нейтрализации преступности. Временные полицейские участки тоже нужно создать в Йерве как можно скорее — даже если придется использовать оборудование из резервов Стокгольма и любые подходящие помещения. Если государство не справляется со своей ответственностью по найму достаточного количества полицейских, вы должны выдвинуть правительству предложение по дополнительному финансированию подобных служб. И те миллионы, которые в «красно-зелено-розовом» бюджете выделены на «меры по укреплению демократии», могут и должны быть использованы для укрепления защитного периметра и ликвидации дорожных развязок и пешеходных мостов, с которых бросают камни при беспорядках.


Не использовать свою власть для борьбы против криминала — значит предать тех, кто видит, как их свободу крадут преступники. Ни одна женщина и ни один мужчина не должны жить в страхе в собственном районе, и никто не должен быть вынужден закрывать свой магазин из-за угроз, грабежей и других преступлений.


Речь идет о праве каждого человека на свободу и безопасность. И речь идет о том, чтобы не давать спуску преступникам, которые считают Стокгольм своим личным задним двором.

 

Лотта Эдхольм (Либералы) — заместитель мэра от оппозиции в Стокгольме.