После нескольких лет работы в тени российские активисты-борцы за права женщин выступают против «традиционных ценностей» и властей, которые недавно декриминализовали некоторые формы домашнего насилия.

 

На прошлой неделе в Международный женский день сотни активистов прошли маршем по улицам города, требуя равенства, и более тысячи человек приняли участие в проходившем в Москве фестивале Fem Fest — первом в России феминистском фестивале такого рода.

 

Феминизм, который многие считают западной концепцией, никогда не имел широкой поддержки в патриархальном обществе России — несмотря на то, что Советы были одними из первых, кто дал женщинам право голоса и легализовал аборты. Сегодня феминисток шельмуют в социальных сетях и в российских государственных СМИ.

Политики открыто обвиняют активистов в том, что они преувеличивают существующие проблемы, преследуя «непонятные, цели», а СМИ объявили феминизм агрессивным движением, навязывающим женщинам весьма странный образ жизни.

 

В результате, говорит куратор фестиваля Ирина Изотова, «большинство женщин в России дистанцируются от феминизма. Для них феминистки — это те, кто стоит на улице с плакатами и протестует».

 

Pussy Riot и украинская группа Femen с их протестной тактикой, вызывающей широкий резонанс, теперь действуют, главным образом, в других местах (участницы Pussy Riot переключились на борьбу за права политических заключенных, а группа Femen ведет свою деятельность, в основном, в Европе), а те, кто выступал на фестивале, говорили преимущественно о повседневных проблемах российских женщин.

 

В выступлениях затрагивались актуальные проблемы бытового насилия, за которое теперь предусмотрено более легкое наказание. И это несмотря на то, что в 2015 году было зарегистрировано 35,899 случаев побоев в семье; что жертв изнасилования, количество которых, как показывает тревожная тенденция, растет, обвиняют в том, что они сами спровоцировали своих насильников; и что четыре из пяти заявлений об изнасиловании полиция отказывается принимать.

 

На фестивале состоялась лекция о гендерном неравенстве в оплате труда, которое признают даже государственные чиновники, указывая, что разница в зарплате составляет 27%. Другие говорили об истории феминизма в России и о том, что сексуально активных женщин общество воспринимает как женщин легкого поведения.

Продажа книг на Fem Fest 2017

Но по мере приближения фестиваля в рядах активистов усилились разногласия, и некоторые феминистки бойкотировали это мероприятие. В открытом письме к организаторам радикальные феминистские группы и активисты обвинили Fem Fest в «деполитизации» феминизма, «гламуризации феминистской повестки» и ее смягчении.

 

«… В программе фестиваля оказывается не то женское письмо, что обращается к наиболее болезненным сюжетам современной российской жизни,… а письмо намеренно бесконфликтное,… для которого феминизм оказывается лишь модным украшением», написано в открытом письме, опубликованном в российском интернет-издании Colta.ru, освещающем современное искусство и культуру.

 

Авторы письма также раскритиковали организаторов Fem Fest за то, что те игнорируют такие болезненные с политической точки зрения вопросы, как принудительные браки и убийства по причинам оскорбленной чести, практикуемые на Северном Кавказе.

 

Трюк с фотошопом в Международный женский день также вызвал дебаты после того, как выяснилось, что плакат на башне Кремля с надписью «Феминизм — национальная идея» не был настоящим. Некоторые феминистки обвиняют тех, кто участвует в подрыве общих усилий, направленных на то, чтобы заставить общество воспринимать феминисток всерьез.

 

«Все, что ни делают феминистки [в России], всегда расценивается как вредный феминизм», — сказала одна из организаторов акции у Кремля Леда Гарина, добавив, что их целью было привлечь больше внимания к этой проблеме.

Но некоторые считают эти разногласия своего рода стимулом. «Участвуя в этих дискуссиях, общество переоценивает роль женщины и начинает признавать эти проблемы», — утверждает Алена Попова, активистка, выступающая за права женщин.

 

Кирилл Мартынов, преподаватель философии московской Высшей школы экономики, согласен с ее мнением. Выступая на фестивале, он заявил: «Феминизм занимает в России главное место в повестке дня. Наконец-то он проник в общество», назвав конфликты «болезнью роста».

 

Другие же предупреждают, что распри могут отодвинуть на задний план реальную борьбу за введение законов и создание служб, которые защищают женщин.

 

«У нас до сих пор нет соответствующего законодательства о бытовом насилии. У нас нет антидискриминационных законов, которые могли бы помочь в борьбе с дискриминацией в отношении женщин в судах, а не только на бумаге, — говорит Юлия Антонова, старший юрист НКО „Правовая инициатива", занимающаяся вопросами защиты прав женщин. — У нас слишком мало кризисных центров для женщин, попавших в беду».

 

Сегодня в России одной из наиболее актуальных феминистских проблем является недостаток информации, добавляет Антонова, и женщины должны знать, как они могут себя защитить.

 

Похоже, правительство тоже признает эту проблему — по крайней мере, на словах. В Международный женский день премьер-министр России Дмитрий Медведев наметил амбициозные планы, согласно котором будет снижена разница в зарплатах между мужчинами и женщинами, будет проводиться профилактика насилия в отношении женщин, а также будут приняты меры по оказанию надлежащей медицинской помощи женщинам.

 

Но Попова предупредила, что все это, возможно, просто стратегия, направленная на привлечение голосов женщин в преддверии президентских выборов. После 2018 года «они вполне могут сказать, что проанализировали ситуацию, и что она — не такая уж плохая, так что необходимости в принятии каких-то дополнительных мер нет», сказала она и добавила, что сейчас не то время, когда борцы за права женщин могли бы отвлечься и ослабить внимание к этой проблеме.