В Санкт-Петербурге сейчас метро функционирует в совершенно обычном режиме, а власти усиленно работают над тем, чтобы восстановить ощущение нормальности. Но когда журналисты Hufvudstadsbladet посетили подземку в час пик, она была полупустой. Те пассажиры, которые по-прежнему пользуются метро, говорят, что отказываются бояться.


«Уважаемые пассажиры! Все линии метро работают в обычном режиме!»


Уверенный голос в громкоговорителе повторяет послание каждые пять минут. Метро в Санкт-Петербурге открывается рано утром, все линии работают, включая синюю, на которой между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт» взорвалась бомба.


Повсюду в метро видны полицейские, особенно на входах. Пассажиров, напротив, необычайно мало — вагоны полупустые, несмотря на то, что на часах восемь утра, и в Санкт-Петербурге час пик.


«Ясное дело, что в метро меньше людей, чем обычно. Но мы это переживем. Питер — город-герой, который пережил войну и осаду. Я думаю, мы с честью переживем и это», — говорит Дмитрий Михайлов.


Как и многие другие петербуржцы, он называет город ласковым прозвищем — Питер. Михайлова мы встретили внизу, на станции «Технологический институт». Он остановился и фотографирует скамейку, куда люди кладут цветы, чтобы почтить раненых и погибших, которых сюда перетащили после взрыва бомбы. По словам российских властей, машинист, вероятно, спас много жизней тем, что после взрыва продолжил движение поезда, не останавливаясь.


Hufvudstadsbladet: Вы не боитесь?


Дмитрий Михайлов:
Я надеюсь, что усиленные меры безопасности сработают. Что сейчас мы под защитой. Я заметил, насколько больше сейчас стало полицейских и сотрудников метро, это, по крайней мере, дает надежду на укрепление безопасности. Но я бы, конечно, предпочел, чтобы наша служба безопасности предотвращала теракты заранее.


На «Сенной площади», одной станцией севернее, где террорист вошел в поезд, сидят Роман Абрусимов и Лариса Рашуткина. Они — инженеры-строители и часто устраивают рабочие встречи на этой станции, так как их маршруты пересекаются именно здесь. То, что рядом произошел теракт, их не беспокоит.


«Мы уже договорились об этом и решили ничего не менять. Это удобное место для нас обоих», — говорит Роман Абрусимов.


Hufvudstadsbladet: Остальные такие же бесстрашные, как вы?


Лариса Рашуткина:
Вчера на работе мы все обсудили с моими коллегами. Мы все считаем, что сейчас важно поддерживать и подбадривать друг друга, не прекращать пользоваться метро. Наоборот, сейчас мы все в одной лодке. Я готова помочь любому иностранцу, морально поддержать незнакомых мне людей. Мы совершенно не боимся. Наоборот, это сплотило нас.


— Как случившееся повлияет на Санкт-Петербург?


Роман Абрусимов:
На нас это не повлияет. Это могло случиться где угодно. Таково положение больших городов, вроде Москвы и Санкт-Петербурга, мы в большей опасности, чем другие города, и с этим надо жить.


Наверху, у входа в станцию «Сенная площадь», мы разговариваем с Еленой Зайцевой. Точно так же, как все остальные, с кем мы встречались, она ездит на метро каждый день и не собирается прекращать.


«Конечно, тяжело видеть, насколько меньше пассажиров стало с утра. Метро обычно битком набито в это время суток», — говорит она.


— Но вы-то в метро спустились?


Елена Зайцева: Я сделала это сегодня и сделаю завтра. Это самый удобный вид транспорта. Кроме того, важно показать, что жизнь продолжается. По утрам всем нужно на работу, мы не можем перестать жить из-за этого всего. Людей не удастся запугать.


Я спрашиваю Елену Зайцеву, считает ли она, что теракт связан с Сирией. Она пожимает плечами.


«Я не знаю. Об этом сейчас так много спекулируют. Не знаю, повлияет ли это как-то на общественное мнение по поводу войны в Сирии».


Артур Ходырев, сотрудник местного государственного телеканала «Санкт-Петербург», констатирует, что у теракта именно тут, в родном городе Путина, есть много аспектов.


«Это первый теракт в Санкт-Петербурге. До этого у нас взрывалась бомба в поезде на пути между Москвой и Санкт-Петербургом, у нас падал самолет в Синайскую пустыню, и большинство жертв там были из Петербурга. Но внутри города терактов никогда раньше не случалось. У нас всегда было ощущение, что мы хорошо защищены и что наша служба безопасности работает. Сейчас, помимо шока и горя, мы чувствуем некоторое изумление. Мы удивлены, что спецслужбы не смогли остановить террористов. Раньше им всегда это удавалось».