Посетители музея на атомном ледоколе «Ленин» топчутся в каше из тающего снега и талой воды на пристани в Мурманске.


Чуть дальше от него у новенького терминала, введенного в эксплуатацию в конце марта, стоят два судна, которые должны ходить без ледокольного сопровождения между Мурманском и Норильском, арктическим городом шахтеров, который находится более чем в двух тысячах километров к востоку от Мурманска.


И то и другое — признак климатических изменений, которые должны резко изменить жизнь в Арктике.


Сугробы здесь, в 300 километрах к северу от Полярного круга, высотой в человеческий рост, но температура в Мурманске в это время года обычно ниже на 5-10 градусов.


Капризная погода создает не только проблемы для туристов, желающих осмотреть музей-атомоход «Ленин», но и открывает новые коммерческие и стратегические возможности — на это надеются в городе, который гордо называет себя «российским форпостом в Арктике».


В Мурманске и других частях русской Арктики ожидают дивидендов от глобального потепления, что не в последнюю очередь относится к судоходству и добыче нефти. В конце марта на большой российской конференции, посвященной Арктике, президент Владимир Путин рассказал в своем выступлении о положительном отношении России к последствиям глобального потепления.


Он заявил, что климатические изменения являются фактором, которые в большой степени вызывают оптимизм в стране.


Он, в частности, указал на то, что более теплый климат облегчит России добычу нефти в Арктике и сделает ее дешевле.


Нефть и газ сегодня играют большую роль в русской Арктике, где живет 2,3 миллиона человек, то есть менее 2% населения страны, что плохо при огромном экономическом весе региона.


Президент Путин подчеркнул, что уже сегодня 10% российской экономики являются результатом работы предприятий, находящихся в этом регионе, и их доля растет постоянно.


Воодушевление


В мурманском порту особенно большой интерес вызывают возможности роста грузоперевозок в порту, который благодаря Гольфстриму уже сегодня свободен ото льда.


«Мы надеемся, что более теплая погода будет способствовать росту судоходства. В последние годы оно было своей собственной тенью», — говорит бывший моряк, ныне пенсионер Виталий Никифоров, прогуливающийся со своим внуком около ледокола «Ленин».


Он указывает на другое новое сооружение — благодаря ему теперь здесь могут швартоваться круизные суда.


На официальном уровне с большим воодушевлением говорят о новых возможностях плавания по Северному морскому пути вдоль северного побережья Сибири. Если тенденция потепления продолжится, Северный морской путь через несколько лет будет открыт для судоходства — во всяком случае в течение восьми месяцев в году.


«В 2022 году мы сможем перевозить по этому пути до 40 миллионов тонн груза, почти в 10 раз больше, чем в 2014 году», — сказал на конференции в конце марта Дмитрий Рогозин, заместитель премьер-министра, ответственный за арктический регион.


Наблюдатели указывают, что ожидания, связанные с судоходством по Северному морскому пути, до настоящего времени реализовать не удавалось. Наилучшие показатели были достигнуты в 2013 году, за год до начала экономического кризиса в России, тогда здесь прошло 70 судов, сейчас же это число составляет менее 20.


Для изменения динамики Россия должна инвестировать значительные суммы, чтобы сделать маршрут привлекательным для западных и азиатских фирм.


«Нужны хорошие навигационные системы, лоцманские услуги и современные ледоколы. На побережье должны быть созданы глубоководные порты и подведены железнодорожные пути, по которым можно доставлять те товары предприятий Урала и Сибири, которые сегодня идет другими путями», — сказал Дмитрий Рогозин.


Рост судоходства по этому маршруту даст Мурманску и другим районам русской Арктики витаминные инъекции в форме выросшей прибыли от судоходных фирм, а также и от сопутствующих предприятий и различных служб, связанных с судоходством.


«Русские задумываются о росте судоходства в Арктике, хотя он пока еще не происходит, а этот рост требует модернизации и расширения службы спасения и антитеррористической деятельности», — говорит Кристиан Сёбю Кристенсен (Kristian Søby Kristensen), старший научный сотрудник Центра военных исследований Университета Копенгагена.


Отток населения и загрязнение


Мурманск, самый большой город в мире за Полярным кругом, разделяет надежды и проблемы с другими районами обширного арктического региона России. Одним из очень больших вызовов является отток населения из колоссального арктического региона, занимающего пятую часть поверхности России.


В начале 90-х годов население Мурманска составляло почти полмиллиона жителей, но затем оно упало до 300 тысяч. И оно еще будет уменьшаться. Десятки тысяч человек постоянно ищут возможность обменять свою квартиру в городе на жилье в других частях России.


«Тяжело здесь жить, когда полярная ночь продолжается более двух месяцев. Многие пенсионеры переезжают в Центральную Россию, и молодые тоже хотят уехать», — говорит Виталий Никифоров.


Большая часть инфраструктуры и жилого массива города изношена. Строить здесь дороже, чем в других местах России, потому что приходится завозить все стройматериалы из других мест, которые находятся далеко отсюда.


Российский бюджет сильно загружен военными заказами и потребностями инфраструктуры, в частности, в Крыму, поэтому не так много остается для районов к северу от Полярного круга.


«Для того, чтобы сделать Арктику местом, привлекательным для человеческого капитала со всей России, нужны миллиарды, которых в настоящее время в казне нет», — указывает Gazeta.ru.


Кроме того, необходимо учитывать хрупкий экологический баланс арктической природы при планировании затрат на большие проекты.


«Мы имеем дело с природой, испытывающую большую нагрузку, выросшую за советское время, например, в виде радиоактивных отходов, оставленных военными», — говорит Ильдар Неверов, эколог общественной организации «Деловая Россия».


Таким образом, у экспертов нет абсолютного единства в мнении о том, будут ли климатические изменения, в конечно счете, полезны для России или навредят ее развитию.


«Климатические изменения являются благоприятным фактором для русских в Арктике, это открывает массу возможностей, особенно в связи с Северным морским путем, — говорит Йон Рабек-Клемменсен (Jon Rahbek-Clemmensen), специалист по Арктике Университета Южной Дании. — Но они являются недостатком для неарктических районов России, и этот недостаток предположительно больше, чем преимущества в Арктике».