Российский хакер Роман Селезнев, сын депутата Госдумы России, пытался смягчить себе приговор с помощью письма, в котором рассказывает о том, как рос с матерью-алкоголичкой, о трудных буднях кибермошенника и своем чудесном исцелении после тяжелейшего ранения. Федеральный суд в Сиэтле письму не поверил и приговорил Селезнева к 27 годам лишения свободы.


Однако прежде чем перейти к письму, копия которого оказалась в распоряжении Русской службы Би-би-си, вернемся к событиям, предшествовавшим вынесению вердикта.


В середине апреля прокуратура Западного округа штата Вашингтон обратилась к судье Ричарду Джонсу с 35-страничным ходатайством, изглагавшим причины, по которым она требовала приговорить Романа Селезнева к 30 годам лишения свободы.


Это неслыханно большой срок, к которому в США не приговаривались даже такие крупные хакеры, как украинец Роман Вега, получивший 18 лет, или американцы Дэвид Кеймез (сел на 20 лет) и Альберто Гонзалес, укравший с сообщниками реквизиты примерно 45 млн кредиток (получил тоже 20 лет).


Прокуратура отметила, что по идее Селезневу полагается даже пожизненное заключение за 38 преступлений, в которых присяжные Сиэтла признали его виновным.


Суд над ним состоялся в августе прошлого года и занял 8 рабочих дней.


Как писала судье прокуратура, «сидя за клавиатурой во Владивостоке и на Бали в Индонезии, Селезнев и его сообщники взломали тысячи компьютеров по всему миру, в том числе системы многочисленных малых бизнесов в Западном округе Вашингтона. Селезнев похитил из этих компьютеров миллионы номеров кредитных карт, которые затем продал другим преступникам для использования в мощеннических транзакциях».


«Но Роман Селезнев не только похищал и продавал данные кредиток, — говорится дальше. — Он был криминальным предпринимателем, чьи новации преобразили индустрию кардинга», то есть махинаций с кредитными картами.


Россиянин создал два автоматизированных пункта продажи реквизитов кредиток, которые позволили преступникам легко находить и покупать похищенные данные. По выражению обвинителей, благодаря этим «магазинам» заниматься кардингом стало так же легко, как приобрести книгу на сайте Amazon.com.


Посадить на много-много лет


После этого Селезнев создал под псевдонимом 2Pac «онлайновый рынок, на котором десятки скандально известных хакеров продавали украденные ими данные кредитных карт».


Обеспечивая предложение краденой информации, Селезнев в то же время стимулировал спрос на нее, организовав сайт POS Dumps, на котором тысячи новых преступников знакомились с азами использования этих данных в мошеннических целях.


По словам прокуроров, «Селезнев обогащался на этой деятельности и жил на широкую ногу за счет законопослушных налогоплательщиков, чьи бизнесы терпели убытки или гибли в результате селезневских атак».


«Селезнев также принес колоссальные убытки финансовым учреждениям, — продолжают ппрокуроры. — Только известные убытки, связанные с преступлениями Селезнева, приблизительно равны 170 млн долларов. В числе его жертв — 3700 различных финансовых учреждений, более 500 компаний по всему миру и миллионы владельцев кредиток».


Прокуратура не исключает, что общая сумма причиненного Селезневым и его сообщниками материального ушерба может превышать миллиард долларов.


Судебные приговоры в США расчитываются по специальной таблице, в которой максимум 43 уровня. Прокуратура подчеркивает, что преступления, за которые был осужден Селезнев, в совокупности тянут на 59 уровней, и замечает, что «Роман Селезнев, видимо, нанес вред большему числу потерпевших и причинил больше убытков, чем любой другой обвиняемый, когда-либо представавший перед данным судом».


Призывая судью Джонса вынести россиянину беспрецедентно строгий приговор, прокуроры отметили, что Селезнев является «человеком, необычайно одаренным по компьютерной части и обладающим незаурядной хваткой по части бизнеса, но он раз за разом предпочитал браться за киберпреступления, притом каждый раз расширял масштабы своих криминальных предприятий и размах причиненного им вреда».


Обвинители предупреждали, что «после освобождения Селезнев вернется в Россию, где он снова сделается недосягаем для американских правоохранителей. Приговор должен исходить из того, чтобы у Селезнева много-много лет не было возможности совершать свои кибератаки».


Четыре ноутбука из России


Нынешний адвокат россиянина Игорь Литвак оспаривал прокурорские оценки ущерба, заявляя, что его подзащитный чистосердечно раскаивается в содеянном, и заверял, что тот никогда уже не возьмется за старое, поскольку овладевает в тюрьме другими профессиями.


Доказывая, что Селезнев намерен выйти на свободу с чистой совестью, Литвак напоминал судье, что «на своем последнем допросе Селезнев не только честно ответил на все вопросы прокуратуры, но активно и правдиво предоставил всю имеющуюся у него информацию».


Как заметил адвокат, «в ходе допросов казалось, что прокуратура проявляет большой интерес к этой информации. Не было впечатления, что она сомневается в правдивости Селезнева».


В свете вышесказанного, писал Литвак судье перед вынесением приговора, его весьма покоробило, что прокуратура сейчас утверждает, будто «Селезнев делал заявления, которые очевидно ложны, и таким образом еще более обесценил предоставленную им информацию».


По словам адвоката, такой вывод прокуроров не подтверждается тем, что происходило на этих допросах, «особенно в свете того факта, что Селезнев был инициатором сношений с прокуратурой и за последние месяцы предоставил ей четыре своих ноутбука и шесть накопителей, которые были привезены в США про содействии его защитника».


«Обвиняемый решил не сотрудничать»


Прокуратура обычно не афиширует свои встречи с арестантами, зная, как к этим встречам относятся другие заключенные. Но в данном случае адвокат Селезнева не держал их в секрете, и прокуратура посчитала, что она вправе ему ответить, даже хотя ее ответ ляжет в открытую базу данных.


Из ее ответа выясняется, что Селезнев впервые встретился с прокурорами в декабре 2014 года, то есть через 5 месяцев после того, как его арестовали на Мальдивских островах и передали американцам. Идея была в том, что он предоставит следствию информацию и этим облегчит свою участь. Так, во всяком случае, думали прокуроры.


Как писали они на днях судье, в тот момент Селезнев еще располагал свежей информацией, которая могла бы пригодиться в других расследованиях. В преддверии встречи с Селезневым прокуратура неоднократно говорила его тогдашним защитникам, что ценность его показаний — и, соответственно, размер послаблений, на которые он может расчитывать, — зависит от того, насколько актуальна его информация. В быстротечном мире хакеров она устаревает очень быстро.


Прокуроры предупреждали, что если Селезнев отложит встречу с ними на после процесса, который тогда был назначен на 4 мая 2015 года, то ценность его сотрудничества со следствием сильно уменьшится, а то и вообще сойдет на нет.


«Обвиняемый, тем не менее, решил не сотрудничать», — писали прокуроры. Он вел себя агрессивно и неоднократно отказывался назвать сообщников. Селезнев объяснил, что придерживает эту информацию, поскольку это его козырь на переговорах с прокурорами. Последним нужны были не переговоры, а компромат, которого Селезнев тогда так и не предоставил.


Перезрелые сведения


Если верить прокуратуре, в последующие месяцы она неоднократно обсуждала с защитниками россияина переспективы его сотрудничества со следствием и снова предупреждала их, что имеющаяся у него информация неуклонно устаревает.


На протяжении 20 месяцев Селезнев ничего ей не сообщил, но после того, как его осудили, снова выразил желание встретиться с прокурорами и предоставить им информацию. Эти встречи имели место 28 и 29 марта этого года, то есть уже незадолго до приговора, который Селезнев надеялся таким образом сократить.


«К сожалению, — разводят руками прокуроры, — у него не было никакой особенно ценной информации». Селезнев признал, что он виновен, и указал на лиц, с которыми он промышлял на форумах для кардеров. Он также назвал некоторых сообщников, с которыми они обделывали дела с 2006 года до момента его ареста в 2014 году.


«Однако, — отмечают прокуроры, — большая часть предоставленной им информации была уже хорошо известна Секретной службе». Данные, которыми с ними поделился Селезнев, имели исторический интерес, но уже не могли помочь правоохранителям в их текущей работе. Иными словами, хороша ложка к обеду.


Письмо из застенков


Как явствует из записей телефонных разговоров россиянина с его отцом, депутатом Госдумы от ЛДПР Валерием Селезневым, и подругой Анной Отиско, было время, когда они возлагали надежды на избрание Дональда Трампа президентом США.


Но Трамп этих надежд не оправдал. Прокуратура не видела причин просить судью сократить Селезневу-младшему срок за запоздалое сотрудничество, и тогда он обратился к судье со слезным письмом.


Он рассказывает в нем на ломаном английском о своем тяжелом детстве во Владивостоке, где его родители разошлись, когда мальчику было 2 года, и он рос с матерью-алкоголичкой. Однажды он нашел ее утонувшей в ванной.


У Романа рано возник интерес к вычислительной технике и талант по этой части. Он вступил на стезю компьютерного криминала и начал преуспевать. Однажды к нему ворвались бандиты, которые пытали его всю ночь и заставили отдать все деньги и пароли. Так он решил обзавестить недвижимостью на Бали.


Будучи на отдыхе в Марокко, он сделался жертвой взорвавшегося рядом шахида, лишился изрядной части черепа, которую сейчас заменяет титановая пластина, и провел несколько месяцев в московской больнице.


«Сегодня правосудия не было»


Его снова затянул компьютерный криминал, но арест спас его от дальнейшего скатывания по наклонной плоскости.


11-страничное письмо кончается так: «Сегодня я жив и благодарю Господа и правительство Соединенных Штатов Америки. До ареста я катился вниз по очень опасной дороге. Thank you very much. R. S.».


Прокуратура не нашла письмо убедительным и, похоже, была права. После того, как судья Джонс приговорил Селезнева к 27 годам, адвокат Литвак огласил его письменное заявление, в котором благодарностей в адрес США уже нет. А есть вот что:


«Я был похищен США, и они знают, что это правда, — пишет приговоренный. — Я уважаю и понимаю необходимость правосудия, но сегодня правосудия не было».


Против него возбуждены уголовные дела еше в двух штатах. Сейчас тамошние федеральные прокуроры решают, судить ли Селезнева.