Милые котята, Nutella и кроссовки. Это все важные компоненты в программе вербовки западной молодежи в ряды сторонников ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.), свидетельствует новый доклад шведского Института тотальной обороны, FOI.


Доклад показывает, что многие из молодых сторонников ИГИЛ идентифицируют себя с новым видом субкультуры, которая называется Jihadi Cool.


Они слушают буйный джихади-рэп и смотрят качественно сделанные ролики про ИГИЛ на Youtube. Их стиль в одежде вырастает из так называемой униформы «Исламского государства», которая состоит из черных мешковатых штанов, черного свитера и кроссовок. Культура Jihadi Cool характеризуется тем, что предлагает образцы, к которым молодые сторонники ИГИЛ могут обращаться и с которыми хотят себя идентифицировать.


«Молодые сторонники ИГИЛ демонстрируют все признаки того, что у них есть собственная субкультура со своим стилем одежды, музыкой и другими культурными проявлениями», — говорит Лиса Каати (Lisa Kaati), исследователь в FOI и один из авторов доклада.


«То, что молодежь больше, чем другие, склонна воспринимать экстремистские идеологии, — не новость. Молодых людей легче привлечь, потому что они находятся в менее стабильной фазе жизни, и у них нет устоявшихся точек зрения. А потом здесь, возможно, играет роль тот же самый дух переселения, который заставлял шведов эмигрировать в США в XIX веке, — он же заставляет молодежь присоединяться к халифату. ИГИЛ может обещать дом и хорошую зарплату — то, что родные пригороды, где царят преступность и дискриминация, видимо, предложить не могут», — добавляет исследователь.


Доклад показывает, что торговые марки и узнавание — важные факторы для вербовки сочувствующих ИГИЛ. Например, ИГИЛ распространяет фотографии шоколадной пасты Nutella и конфет Skittles, чтобы показать, что в халифате есть все то же, что и в западных странах. ИГИЛ также освоил интернет-прием и выкладывает фотографии милых котиков, с которыми возятся сторонники ИГИЛ, гладят их и спят с ними.


Может показаться противоречивым, что ИГИЛ использует те же самые культурные символы, что и общество, которое оно стремится разрушить, но, согласно докладу, причина может быть в том, что стиль жизни должен стоять выше идеологии, если они хотят привлечь к себе молодых людей с запада.


«Для пропаганды ИГИЛ характерны качественные, вызывающие отклик фотографии и послания. Пропаганда взывает к чувствам человека так же, как и успешная реклама», — говорит Лиса Каати.


Пропаганда, рассчитанная на арабский мир, отличается от той, что распространяется в западных странах.


«Та, что направлена на арабскоговорящие страны, — более воинственная, тогда как западная характеризуется скорее желанием привлечь молодежь в халифат».


По оценке полиции безопасности, более 300 шведских граждан уехали в халифат, чтобы присоединиться к ИГИЛ.


ИГИЛ уже в течение нескольких лет публикует качественные видео, фотографии и тексты на собственных официальных каналах.


«Есть информация, что многие талантливые люди, которые работали, например, в пиар-агентствах США, уехали в халифат, а затем обучили других. Если им удается привлечь на свою сторону способного пиарщика или рэпера, те могут получить важную роль в организации и превратиться в мощную рекламную силу», — говорит Лиса Каати.


В кровавой террористической атаке, которую провели в Лондоне в субботу, нет ничего неожиданного. В последних номерах газет террористической секты было опубликовано несколько статей о том, как транспортные средства и ножи можно использовать для теракта.


«Это простой способ устроить теракт, если у человека не слишком много других средств. Возьми грузовик да езжай в толпу людей, а нет грузовика — так возьми нож, он есть почти у каждого».


FOI выполняет задание от правительства по поводу анализа экстремистской пропаганды насилия в социальных сетях, но в настоящий момент нет того, кто бы активно следил за всем, что пишется на интернет-форумах в Швеции.


«Мы работаем неоперативно, и у нас нет постоянного наблюдения за пропагандой, но мне кажется, было бы неплохо организовать его, особенно учитывая результат наших компьютерных анализов, которые показали, что все чаще говорится именно о ножах и транспортных средствах как оружии», — говорит Лиса Каати.


Было бы хорошо вести более активный анализ пропаганды, считает она.
«Мы как раз размышляем о возможностях, которые позволили бы FOI проводить более последовательный и непрерывный анализ пропаганды, чтобы суметь помочь правоохранительным органам. В рамках нашего правительственного задания мы анализируем лишь информацию из открытых источников и поэтому не охватываем, например, службу сообщений Telegram, который стал популярной площадкой распространения пропаганды ИГИЛ. Более последовательный анализ открытых источников стал бы хорошим дополнением к оперативной работе правоохранительных органов».