Ник Шифрин (Nick Schifrin): В России начался сезон недовольства. При президенте Владимире Путине сформировалось молчаливое соглашение, в соответствии с которым народ живет своей жизнью и не вмешивается в политику. Но сегодня многие россияне приходят к выводу о том, что эта сделка перестала быть выгодной для них.


Алексей Которев: До недавнего времени люди считали, что политика — это нечто очень далекое. Но теперь люди понимают, что политика может непосредственным образом затрагивать их жизнь.


Шифрин: 38-летний Алексей Которев и его соседи считали себя далекими от политики. Однако они организовали эту акцию протеста, когда городские власти Москвы решили выселить их из домов, которые планируется снести, и переселить их в высотки. Как всегда на этой акции было много полиции. Однако страх россиян перед властями, по всей видимости, слабеет, а их вера в свои силы постепенно укрепляется.


Шифрин: Как вы считаете, вы можете что-то изменить?


Которев: Мы можем изменить ситуацию, если будем держаться вместе. Нам нужно оставаться активными. Сейчас очень важно восстановить гражданское общество. За последние пять лет гражданское общество практически исчезло.


Шифрин: В 1960-х годах советские власти строили дома, подобные дому Которева, в качестве недорогого жилья…


Шифрин: Это ваш дом?


Которев: Это мой дом.


Шифрин:… чтобы у простых граждан была возможность получить отдельные квартиры. Внутри все довольно мило, а из окна этой квартиры видно реку Москва. Которев обвиняет местных чиновников в том, что они хотят захватить ценную землю для того, чтобы обогатиться.


Которев: Это очень важный момент. Люди начинают объединяться, чтобы донести свою точку зрения до правительства.


Шифрин: Человеком, сделавшим наибольший вклад в формирование этого единства, стал Алексей Навальный. Этот 41-летний юрист является самым влиятельным в России оппозиционным политиком и активным борцом с коррупцией. Он называет правящую партию «Единая Россия» «партией жуликов и воров». В марте на сайте YouTube он выложил часовой документальный фильм о поместьях, яхтах и землях, которые, как он утверждает, были нечестным образом приобретены премьер-министром России Дмитрием Медведевым.


Навальный: Медведев может воровать так много и так открыто, потому что и Путин делает то же самое, только в еще большем масштабе. Система прогнила настолько, что в ней уже вообще нет здоровых частей.


Шифрин: Навальный борется с Путиным уже шесть лет. В 2011 году он стал одним из организаторов массовых протестов против сфабрикованных результатов парламентских выборов.


Навальный:
Это очень просто: власть — народу.


Шифрин: Спустя два года он баллотировался на выборах мэра Москвы, выступая против ставленника Путина, но потерпел поражение. Сегодня при помощи YouTube Навальный успешно соперничает с государственными СМИ и имеет огромное количество подписчиков. Его фильм о Медведеве набрал 23 миллиона просмотров.


Навальный: Это наша страна, и эти жулики крадут наши деньги. Каждый должен бороться как может.


Шифрин: Десятки тысяч людей откликнулись на его призыв. 26 марта и 12 июня россияне вышли на масштабные несанкционированные акции протеста, крупнейшие за последние 25 лет. Такие акции прошли в 185 городах России. Практически все их участники были молодыми людьми, которые больше не хотят молчать о проблеме коррупции. «Путин — вор», — кричали они. «Полиция — с народом, — кричали они. — Не служи уродам!» Полиция не ответила на такой призыв и арестовала в общей сложности около 1,7 тысячи участников акций протеста, включая Навального. Его приговорили к 25 суткам тюрьмы за организацию несанкционированных акций протеста. В марте его тоже арестовывали и сажали в тюрьму. А в 2014 году его признали виновным в мошенничестве — в том, что он обманул клиентов компании его брата Олега. Олег сейчас отбывает тюремный срок. Алексей называет своего брата заложником, а все обвинения — сфабрикованными. Однако этот обвинительный приговор означает, что по закону он не может участвовать в выборах. Но это не помешало ему начать свою предвыборную кампанию в попытке принять участие в президентских выборах 2018 года.


Навальный: Мы ничего не должны правительству. Это правительство у нас в долгу. Они построили авторитарный режим, которым ничего нам не дает.


Шифрин: Организованные Навальным акции протеста — это необычное явление для страны, где о подобного рода кампаниях практически ничего не знают. Навальный говорит с молодыми людьми на их языке.


Навальный: Они думают, что мы не имеем права задавать вопросы, что мы должны молчать и слушать. Но нет, мы собрались здесь, чтобы сказать, что мы будем задавать эти вопросы, и мы получим ответы.


Кирилл Козловский: Его антикоррупционный посыл находит во мне отклик. Я считаю, что он — очень харизматичный политик.


Шифрин: 23-летний Кирилл Козловский — и многие другие участники акции протеста, которые захотели этого — сфотографировался с Навальным. Козловский сразу же разместил эту фотографию на своей странице в «ВКонтакте». Он признает, что Путин принес России относительное процветание, хотя он еще слишком молод для того, чтобы помнить, какому экономическому и политическому хаосу Путин положил конец, когда он пришел к власти в 1999 году.


Шифрин: Что вы ответите своим родителям и пожилому поколению, которые утверждают, что до прихода Путина к власти жизнь в России была гораздо более тяжелой?


Козловский: За те 18 лет, которые прошли с тех пор, он и его команда могли бы сделать гораздо больше, чтобы улучшить ситуацию в стране. Но он этого не сделал. И он несет за это ответственность.


Шифрин: В Чебоксарах, в 600 километрах к востоку от Москвы, местные власти сделали все возможное, чтобы сторонники Навального не смогли организовать акцию протеста в центре города. Поэтому его акции обычно проходят на окраинах городов. Семен Кочкин является координатором штаба Навального в Чебоксарах.


Кочкин: Нам отказали все арендодатели, все гостиницы, даже международные отели. Даже владельцы площадей под застройку отказали нам.


Шифрин: По словам Кочкина, он сам стал жертвой преследований. В прошлом году на своей странице в «ВКонтакте» он опубликовал отрывок комедийной программы Джона Оливера (John Oliver) Last Week Tonight.


Шифрин: В этом отрывке демонстрировались символы ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.), и Кочкина арестовали за экстремизм. Он сделал селфи, сидя в полицейской машине. Он обвиняет правительство в том, что оно использует антитеррористические законы, чтобы заставить сторонников Навального замолчать.


Кочкин: Мы постоянно боремся с властями, и эта борьба всегда ассиметрична. Потому что, когда подходит сезон выборов, они лишают нас возможности бороться.


Шифрин: Местная полиция также арестовала 35-летнего Андрея Осипова, который является первой скрипкой местного оркестра. 26 марта он принял участие в акции протеста Навального. Спустя неделю полиция пришла на репетицию оркестра и отвезла его в тюрьму. Я спросил его, могли бы его арестовать, если бы президентом страны был Навальный.


Осипов: Я совершенно уверен, что этого не случилось бы, потому что при Алексее Навальном страна была бы более открытой. Алексей выступает за прозрачность, и только посредством прозрачности мы можем победить коррупцию.


Шифрин: Аресты — это только один из инструментов российского истеблишмента. Государственное телевидение изображает акции протеста Навального как экзистенциальную угрозу стабильности России. Послушайте, что сказал самый популярный ведущий в июне:


Дмитрий Киселев: Силами провокаторов пустить все под откос, добившись хаоса. Для начала на одной площади, в одном городе, а потом и всю страну погрузить в нищету и, страшно сказать, в гражданскую войну.


Шифрин: В старших классах государственных школ подростков заставляют смотреть видео, где Навальный сравнивается с Гитлером, где его обвиняют в фашизме и попытках разрушить государство. Но впервые за очень долгое время молодые люди отвергают точку зрения правительства. Студенты из далекого города, расположенного в 3 тысячах километров от Москвы, сняли на видео спор с преподавателем государственного учебного заведения, который оскорбил сторонников Навального и пытался защищать коррумпированную систему.


Преподаватель: Если в государстве нет коррупции, значит это государство никому не нужно.


Студент: То есть вам нравится, когда у вас воруют?


Преподаватель: Так вот, воруют везде.


Студент: Но это ненормально.


Преподаватель: Каждый студент должен заниматься своим делом.


Студент: И преподаватель тоже должен заниматься своим делом
.


Шифрин: Давление на самого Навального иногда оказывается в прямом смысле физическим. В прошлом году проправительственная группа казаков облила Навального молоком и избила его сторонников. В апреле государственный телеканал показал нападавшего, который облил Навального зеленкой. Теперь Навальному нужна операция на глаза. В организации этого нападения он обвинил Кремль.


Навальный: Даже если я теперь выгляжу так, разве это значит, что мы смиримся с тем, что украденные деньги продолжают использоваться на покупку яхт? Я так не думаю.


Шифрин: Рейтинг Навального остается низким, но ему удается менять общественное мнение. Теперь две трети россиян называют коррупцию проблемой номер один в России. Президент Путин уклоняется от того, чтобы отвечать Навальному по существу. Однако эффект Навального становится все более заметным: на прямой линии с Путиным, где все вопросы готовятся заранее, один молодой человек посмел спросить президента о коррумпированных чиновниках, которые подрывают веру общественности в правительство.


Данила Прилепа: Как на заданный момент вы решаете эту проблему?


Шифрин: На это Путин ответил ему следующее:


Владимир Путин: Данила, ты читал вопрос, ты его заранее подготовил или тебе его кто-то рекомендовал?


Прилепа: Для этого вопроса меня жизнь подготовила.


Шифрин: Хотя Навальному удалось вдохновить молодое поколение, некоторые оппоненты Путина все же критикуют оппозиционера за его националистические взгляды. Шесть лет назад Навальный опубликовал видео, в котором он сравнил иммигрантов, работающих в России, с тараканами. Навальный до сих пор утверждает, что он хочет достучаться до националистов. Именно поэтому он редко критикует жесткую внешнюю политику России на Украине и в Сирии. Навальный отказывается давать интервью — в том числе нашему изданию — и старается фокусироваться на борьбе с коррупцией.


Шифрин: Решительнее всего вы критикуете президента за его внутреннюю, а не внешнюю политику. Вы почти никогда не говорите о его внешней политике. Так происходит, потому что вы по большей части с ней согласны?


Навальный: Я мало говорю о внешней политике, потому что людей интересуют зарплаты, доход и плохие дороги.


Шифрин:
Он пытается внушить популистские лозунги людям, которым нечего есть. Он указывает на коррумпированность правительства людям, которым нечего терять. И он пытается убедить целое поколение — возможно, даже целую страну — в том, что политика требует их участия в ней.