Каковы отношения между норвежцами и русскими, живущими на севере? В серии «Что мы любим» VG решила повнимательнее взглянуть на все то, на что жалуются норвежцы — чтобы показать, что где-то дела обстоят лучше, чем мы думаем.


VG отправилась в Киркенес, чтобы измерить температуру добрососедства на приграничной территории.


1. Мэр


Баренц-регион:


*Тринадцать губерний и региональных образований в Норвегии, Швеции, Финляндии и России.


*Население составляет почти 6 миллионов человек.


*1,75 миллионов квадратных километров (почти в пять раз больше, чем материковая Норвегия).


Первая остановка — в ратуше, где представитель Норвежской рабочей партии мэр Рюне Рафаэльсен (Rune Rafaelsen, AP) угощает нас кофе и местной историей.


«Киркенес на протяжении столетий был многонациональным, но на границе никогда особой напряженности не было. Пер и Кари хотели сотрудничать с Ольгой и Владимиром. Самые главные борцы за мир в Норвегии — такие люди, как Вилли Бангсунн (Willy Bangsund), они больше тысячи раз ездили с детьми и молодежью на ту сторону границы».


Сотрудничество в регионе Баренцева моря:


*Определяет политические рамки норвежского сотрудничества с Россией.


*Начато после заключения Киркенесской декларации в 1993 году.


*Новая Киркенесская декларация была принята в 2013 году.


Мэр называет сотрудничество в регионе Баренцева моря «важнейшей норвежской внешнеполитической инициативой помимо НАТО».


«Мы — единственные в Европе, у кого есть удостоверение жителя пограничных районов. Сегодня в большинстве магазинов вы встретите сотрудников из России, перед торговыми центрами припаркованы российские автомобили, а названия улиц на табличках написаны и по-русски. Киркенес — практически русский город в Норвегии».


— А что бы вы сказали тем, кто боится русского вторжения?


— Мне просто смешно. Угрозы того, что Россия захватит Финнмарк, нет. Они хотят стабильности.


2. Борцы


Следующая остановка — Фьелльхаллен (Fjellhallen), где норвежец Вилли Бангсунн и россиянин Сергей Кожухов пьют в офисе кофе. Эти двое — борцы, они знакомы друг с другом почти 40 лет.


«Мы познакомились еще во времена холодной войны — благодаря борьбе. Когда я вышел на пенсию и стал меньше работать в клубе Kirkenes Atletklubb, Сергей переехал сюда и начал работать тренером», — рассказывает Вилли.


Сергей считает, что простые люди могут дружить независимо от большой политики.


«В СМИ только и слышишь: „санкции, санкции, санкции", но в Киркенесе и Мурманске проблем нет», — говорит русский по-норвежски.


«Мне смешно, что в Осло боятся Россию», — вступает в разговор Вилли, который недавно ездил в родной город Сергея Мурманск по своей мульти-визе.


«Это все устроили СМИ и политики! Здесь на севере мы живем совсем в другом мире».


Никто из них не считал, сколько же молодежи они свозили в Россию на соревнования по борьбе.


«Борьба приучает молодежь к дисциплине, вежливости и уважению. На ковре все действительно жестко, но потом они жмут друг другу руки, вместе идут обедать, потом в баню и становятся друзьями», — говорит Вилли.


3. Хор


Хор «Крещендо», который тесно сотрудничает и с Россией, и с Финляндией, мокнет под дождем у подножия «Памятника русским», воздвигнутого в честь советских солдат, освободивших Финнмарк в 1944 году, но прогоняет холод русской песней. Тем не менее, мы все равно возвращаемся в ратушу в поисках убежища, собираем участников хора в вестибюле и спрашиваем:


— Какие неверные представления о русских есть у норвежцев, живущих на юге Норвегии?


«Россия совсем не страшная!»


«Правители и люди — разные вещи!»


«В России культура на очень высоком уровне!»


«Они — вовсе не какие-то преступники!»


Одна из участников хора — русская, Екатерина Костоглодова. Из Мурманска в Киркенес она приезжает почти каждый понедельник.

«У меня выходит часов пять на автобусе. Когда метель, то семь», — говорит она.


«Мы можем говорить на разных языках, у нас может быть разная культура, мы можем быть застенчивыми, но когда мы поем, мы — норвежцы и русские — единое целое. Мы — один народ в коллективе, который не знает границ».


4. Клуб карате


Перед КПП в Стурскуге мы встречаем четверых членов клуба карате из Сёр-Варангера. Тут по обеим сторонам границы практикуют полноконтактное карате.


«Мы часто ездим в Мурманск, и к нам сюда тоже часто приезжают. Все хотим выяснить, почему они — среди лучших в мире», — говорит Элин Госланд (Elin Gåsland), стоявшая у истоков появления клуба в 2002 году.


Ее дочь Юлианне (Julianne) занимается карате с пяти лет, у нее сложились прекрасные отношения с российскими сверстниками.


«Некоторые из них достаточно владеют английским, чтобы спросить, не хочу ли я с ними поиграть», — рассказывает она.


Фруде Столсетт (Frode Stålsett), имеющий давний опыт делового сотрудничества между Норвегией и Россией, считает, что по-настоящему можно познакомиться с людьми только благодаря спорту и культуре.


«Работа — это только трансакции, а вот благодаря карате я приобрел друзей на всю жизнь. Русские — чрезвычайно приятные и сердечные люди. Если есть разногласия, то ответ всегда один: больше контактов».


5. Гид


Мы встретили Курта Викана (Kurt Wikan), когда он решил немного отдохнуть на заправке ESSO в Хессенге (Hesseng) недалеко от Киркенеса. Он не первый год занимается туризмом, возит туристов и военных в Россию.


«Было много интересного, было весело. Русские еще более гостеприимные, чем мы в Финнмарке».


— А что больше всего поразило норвежцев?


«Торговый центр и рестораны. В Мурманске можно заниматься шопингом и отведать потрясающий шашлык».


6. Художник


Россиянка Люба Кузовникова, художественный руководитель коллектива «Девушки на мосту», проводит нас в только что отремонтированную галерею на пешеходной улице Киркенеса. Она увлеченно рассказывает о культурных проектах коллектива, пересекающих границы.


«В проекте „Границы" (Borderlines) художник Мортен Тровик (Morten Traavik) перенес 21 пару норвежских и российских пограничных столбов в Киркенес и дальше в направлении Осло. Идея проста: линия границы подвижна», — говорит Кузовникова.


Беседа продолжается за тарелкой местного супа из камчатского краба.


«После 2014 года на Западе возникла своего рода русофобия, но только не здесь, не в Киркенесе. Важно помнить, что в России проживает больше 140 миллионов человек».


Она ведет нас дальше, к Пограничному комиссариату, где бок о бок стоят норвежский и российский пограничные столбы.


«Выдам вам небольшую тайну. Когда кто-то распилил российский столб, Тровик предложил заменить его столбом из проекта. Но он полый», — говорит она и стучит по столбу.


7. Ученый


Исследователь Якуб Годзимирский (Jakub Godzimirski) уже более 20 лет изучает в Норвежском институте внешней политики (NUPI) политику безопасности и внешнюю политику России.


— Что делает отношения между Норвегией и Россией особенными?


«У Норвегии и России есть общая граница на суше. Норвегия контролирует морские территории, стратегически важные для России. Недалеко от Норвегии Россия сосредоточила две трети своих стратегических сил сдерживания морского базирования. И Норвегия — член НАТО».


— Следует ли Норвегии опасаться Россию?


«Норвегия должна надеяться на лучшее и готовиться к худшему. На севере могут быть прекрасные отношения и региональная общность, но важнейшие решения принимаются в Осло и Москве. В Осло видят соседа с превосходящими военными возможностями и способностью и желанием использовать их для достижения политических целей. В Москве видят страну-члена НАТО, которая может угрожать важным военным базам».


— Преувеличивают ли СМИ уровень конфликта?


«СМИ интересует то, что является отклонением от нормы. Сочетание погони СМИ за сенсациями, изменившейся после 2014 года точки зрения на Россию и исторических представлений о России как о том, кто бросает вызов Западу, привели к тому, что много внимания уделяется конфликту. Но в Норвегии, где существует плюрализм, люди выражают самый широкий спектр мнений».

Запрещенные в России организации