Масштабное наступление, начатое 8-й немецкой армией под командованием Пауля фон Гинденбурга (Paul von Hindenburg) и Эриха Людендорфа (Erich von Ludendorff) на Мазурских озерах 6 сентября 1914 года, было попыткой разбить 1-ю русскую (Неманскую) армию под руководством генерала балтийского происхождения Павла фон Ренненкампфа и тем самым вынудить ее отступить из Восточной Пруссии. Несмотря на численное превосходство, операция удалась только частично.


В то время как на западном фронте выстроились семь немецких армий в соответствии с планом Шлиффена, чтобы в течение восьми недель одержать победу над Францией и Англией, только одна армия (8-ая) прикрывала Восточную Пруссию. Вопреки всем ожиданиям, две русские армии уже через две недели после начала войны были в боевой готовности и вошли в Восточную Пруссию.


После того как 8-я армия у Гумбиннена потерпела тактическое поражение против 1-й русской (Наревской) армии, она отступила в сторону Вислы. Около трети территории Восточной Пруссии оказалось под контролем русских войск. Хотя отступление не противоречило плану Шлиффена, главнокомандующий армией Максимилиан фон Притвиц и Гаффрон (Maximilian von Prittwitz und Gaffron) из-за бесконечного потока беженцев, а также по настоянию местных землевладельцев был отстранен от командования и заменен Гинденбургом и Людендорфом. Два армейских соединения, а также кавалерия были переброшены с запада на восток, что значительно ослабило силы на западе. До прибытия подкрепления перегруппированной 8-й армии удалось окружить 2-ю русскую (Наревскую) армию генерала Александра Самсонова у Алленштайна и разбить ее.


После этой так называемой битвы под Танненбергом Гинденбург и Людендорф пошли в наступление против 1-й армии, которая по-прежнему стояла фронтом на запад перед крепостью Кенигсберг и не поддерживала 2-ю армию. Поскольку он подозревал о нанесении ответного удара со стороны Кенигсберга, левое южное крыло Ренненкампфа буквально висело в воздухе. На него с 6 сентября наступали немцы со значительно превосходящими силами (три дивизии).


В течение нескольких часов 30 тысяч солдат были захвачены в плен, большая часть артиллерии русских была взята в трофеи. Однако затем у немецких войск начались проблемы, которые стали роковыми еще для русской Наревской армии у Алленштайна. Между Мазурской озерной равниной, густыми лесами и болотами полки утратили свою сплоченность. Подкрепление развалилось. Кавалерии пришлось лишний раз осознать, что отважные пехотинцы могли держать их на дистанции.


В отличие от Самсонова, который постоянно вел свою Наревскую армию вперед, Ренненкампф организованно отводил войска, причем сложная местность стала для него преимуществом. Даже фронтальное наступление немецкого центра к северу от озерной равнины не прошло, а только увеличило потери 8-й армии. Ренненкампфу даже удалось перебросить подкрепления своего правого фланга на юг.


Так царские войска до 14 сентября сумели относительно невредимыми отступить через русскую границу. Хотя немецкая пропаганда говорила о битве на Мазурских озерах как о большом триумфе, но успех, несмотря на небольшие потери — 40 тысяч против 100 тысяч убитых и раненых — был только тактическим и непродолжительным.


Неожиданно быстро русскому верховному командованию удалось отправить вместе с 10-й армией большое соединение против Восточной Пруссии. Вместе с дивизиями Ренненкампфа они вновь заняли полосу территории Восточной Пруссии. Только в ходе так называемой Зимней битвы на Мазурах немецкие войска сумели окончательно вытеснить обе русские армии из Восточной Пруссии. Однако геройский миф Гинденбурга и Людендорфа получил распространение еще до этого.